fbpx
6+

Женщины в Библии: Фамарь

Программа Марины Лобановой

«Встреча»

Цикл бесед с библеистом Светланой Викторовной Бабкиной, к.и.н., доцентом Центра изучения религий Российского государственного гуманитарного университета

«Женщины в Библии»

Передача четвертая. Фамарь

Эфир: 25 сентября 2021 г.

АУДИО

 

Светлана Бабкина:

Я подумала, что будет очень хорошо и важно поговорить о женщине, которую звали Фамарь, на иврите ее зовут Тамар, мы знаем, имя Тамара отсюда. … Я даже думаю, что в отличие от женщин предыдущих, сейчас надо будет напомнить сюжет в двух словах. Есть женщина, которая выходит замуж (имя мужа Ир, это старший сын Иуды, сына Иакова от Лии), у нее умирает первый муж, она бездетна, и есть в иудаизме такая практика, которая действует в религиозной среде по сей день, это так называемый левиратный брак. То есть постольку поскольку главная цель создания семьи – это исполнение заповеди «плодитесь и размножайтесь», с точки зрения религиозной традиции, поэтому обязательно нужно, чтобы у женщины родился ребенок, это важно и с точки зрения социального статуса, и с точки зрения реализации как женщины, и с точки зрения исполнения заповеди. И вот она через брак уже входит в семью, через нее эта семья должна продолжиться, поэтому левиратный брак говорит, что если умирает мужчина, не оставив потомков, наследников, то на его вдове должен жениться его брат и, таким образом, первый ребенок, который рождается в этом браке, левиратном браке, этот ребенок считается продолжением рода вот этого старшего, но и необязательно старшего, умершего брата, то есть таким образом восполняется именно через эту женщину, которую он выбрал, восполняется, восстанавливается его семя. И Фамарь берет в жены второй сын Иуды, Онан, и он умирает тоже, там такая некрасивая немножко история, он не хотел на ней жениться, он сливал семя, то есть он не давал ей семя для того, чтобы не восстановить семя брата, и чтобы ей было неприятно тоже. И он тоже умирает. И, опять же, по закону Фамарь должны отдать третьему сыну, еще одному брату, но он оказывается по возрасту еще маловат немного для брака, и Иуда, свекор Фамари, отправляет ее к отцу, чтобы она подождала, пока Шела подрастет. На самом деле из текста ясно, что он не очень хочет этого брака для единственного оставшегося своего сына, он уже боится, потому что у него умер один сын в браке с этой женщиной, умер второй сын в браке с этой женщиной… и вот он должен отдать ей третьего? Он, естественно, боится. И вот он отсылает ее, думая, что, может быть, как-то обойдется. Фамарь живет у своего отца… и в какой-то момент она узнает, что Шела, третий сын, уже вырос, и он мог бы быть ей мужем. Закон должен быть исполнен, но Иуда не торопится с этим. И тогда она, зная, что Иуда отправляется по делам в некий город, переодевается блудницей, садится на дороге, по которой будет проезжать, проходить Иуда. Видя ее в образе блудницы, он ее не узнает, он вступает с ней в сексуальную связь, ему нечем заплатить, он обещает потом прислать козленка, а пока в залог оставляет посох, перевязь и печать. … Фамарь забеременела сразу же от этой связи, через какое-то время эта беременность стала очевидна, и ее родичи приводят ее к Иуде для суда, потому что она считается членом семьи Иуды. Он глава рода, он отвечает за нее, и они сокрыть ее, конечно, не могут. И Иуда по закону приговаривает ее к сожжению. Фамарь говорит: я беременна от того, чьи эти вещи, посмотри, разгляди. Иуда узнал свои посох, перевязь и кольцо, печать, и сказал – она права. Я должен был отдать ей Шелу, но я этого не сделал. Он не женится на ней, но у Фамари рождаются от этой связи вскоре два мальчика, Фарес и Зара, и они становятся продолжением рода Иуды и Фамари. И более того, через мальчика, которого звали Фарес, Перец, «разверзающий», потому что первенец, мы с вами говорили об этом, первенец – он получает всё, через него идет обетование… и вот через него впоследствии рождается царь Давид и, соответственно, потом, много-много веков спустя, рождается Иисус из этой семьи. Вот поэтому эта история очень важна. История Фамари – странная, неправильная, но при всем при этом вот эта вот женщина, Фамарь, она становится «прапрапрабабкой» Иисуса.

 

Марина Лобанова:

Да. Это действительно странная история. Но тем более странно, что вот когда мы открываем Новый Завет и читаем: первая глава Евангелия от Матфея, и вот здесь знаменитое «Родословие Иисуса Христа»:

 

Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова.

Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его;

Иуда родил Фареса и Зару от Фамари…

 

Вот это – вдруг – первое женское имя в родословии Иисуса…

 

Светлана Бабкина:

Да, важно то, что это слишком необычно, слишком неправильно, даже я бы сказала, и вот автор генеалогии Иисуса Христа подчеркивает, что в ней есть что-то, в этой истории, что сделало Фамарь достойной быть прародительницей Мессии. И вот об этом как раз, мне кажется, интересно рассуждать  и говорить.

 

Марина Лобанова:

В прошлых программах меня каждый раз поражал акцент на тех моментах библейской истории, где женщина, именно женщина, жена – ставит Завет выше всего в жизни. Но ранее мы видели, что часто и даже закономерно – совпадает Завет и любовь, любовь между мужчиной и женщиной, и мы во всех этих историях, женских судьбах, о которых говорили в прошлых передачах, говорили об очень большой любви, супружеской, между мужем и женой. И вот мы встречаем историю, где есть важность Завета, а любовь? Есть выбор женщины, который меняет и планы мужчин, и планы Бога. Хочется увидеть эту женщину как личность. Но как же она без любви в своей жизни будет совершенно? Только закон и Завет, все. И мы видим только какое-то несчастье для нее. А как увидеть свет в ее жизни и в этой истории?

 

 

Светлана Бабкина:

Да. Я думаю, эта история не про любовь. Это история про другое. Это история про чудо. Вот 100% – это история про чудо, которое делает Бог. Кстати, в этой истории не упоминается Бог вообще, и там нет ни знамений, ни откровений, ни знаков свыше, ничего там нет такого. Здесь именно действие воли человеческой. Но, тем не менее, эта история, с моей точки зрения, именно про божественное чудо. Сейчас объясню, почему. И, с другой стороны, про деликатность. И про изменение характера, опять же. То есть в этой истории Фамарь – изначально самая слабая, она не защищена, смотрите, она как предмет… Да, вот это яркий пример того, как Бог встает на сторону слабого. И защищает, и вмешивается…

Нам трудно представить, насколько тяжелым было положение Фамари – она вдова двух мужей, двух братьев, и таких женщин всегда очень боялись… а эта история – она очень древняя… и она – молодая женщина, отосланная из дома своим свекром обратно к отцу, и она не может выйти замуж, потому что она – по закону нареченная невеста. Ее статус  непонятен, это значит, что она не нужна ни семье своего свекра, ни своей семье, потому что она по закону уже часть другого рода, и они не смогут ее выдать снова никогда. Ее боятся, что на ней некое проклятье, и вот она живет никому ненужная, она всеми отвергнута. И вот тогда-то она начинает действовать.

Она меняет людей, которые вокруг нее, но через божественное чудо, потому что – что происходит? Она зачинает сразу, причем двоих. У нее рождаются мальчики-близнецы. Дети появляются, потому что Бог сказал так. Когда эту женщину не может защитить никто – ни отец, ни брат, ни Иуда, потому что она никому не нужна – вот тогда на ее сторону встает Бог. Это история вот об этом.

Она нарушает, вроде как, закон, да, то есть здесь прелюбодеяние, очевидно, и за прелюбодеяние полагается кара, что Иуда и делает, потому что она невеста, не просто вдова, это раз, и она вступает в сексуальную связь со свекром, что тоже нельзя, она дважды нарушает закон. И оказывается в этой истории, что, говоря о законе, восстановление семени бездетной оказывается выше, чем законы об инцесте, по крайней мере, с точки зрения божественного промысла.

 

Бог переступает через свои же законы, чтобы вступиться за неправедно униженную Фамарь.

 

Другая сторона в этой истории – Иуда. И это тоже очень важный персонаж. Почему он оставляет ей, блуднице, в залог такие вещи – печать, посох, перевязь? Нелепо оставлять это блуднице. Но он уверен в себе, он легко оставляет ей, как бы мы сейчас сказали, паспорт, водительские права и ключи от машины… потому что он в себе уверен. Он уверен в том, что она дождется его оплаты и все вернет, потому что он не скуп, он пообещал ей целого козленка – это очень щедрая плата. Иуда, по меркам того времени, довольно могущественный человек, и он абсолютно в этом уверен.

И вот здесь такая вот ирония – он видит себя тем, кем он на самом деле не является, он видит себя праведным патриархом. Но он – не праведный патриарх. Мы видим: он нарушает свое слово, он не исполняет закон, он идет к блуднице. Так праведный патриарх не поступает.

И он видит Фамарь тем, чем она не является: блудницей и убийцей. И все так видят. И он приговаривает ее к смерти… и все так видят: он прав.

Но Фамарь – она проявляет такую деликатность здесь… она не говорит ему, что вот это ты виноват, и вот у меня есть доказательства. Нет, она ему отправляет эти вещи, говоря – сам посмотри, сам распознай… И вот это удивительно важный момент, потому что Фамарь делает так, что Иуда становится другим человеком, она дает ему возможность увидеть себя в этой истории иначе. И это еще одно качество Фамари, которое ценит Писание. Она дает Иуде возможность взять на себя ответственность. И честь Иуды – что он эту ответственность на себя берет.

 

Встав на сторону слабого, на сторону Фамари, Иуда встал на сторону Бога.

 

Она дает опять ему возможность принять решение самому. Она очень рисковала, не обвиняя его публично! Она идет на этот риск. И важно, что Иуда берет на себя ответственность, а не отказывается от нее, хотя он мог это сделать, стремясь сохранить свой авторитет и свое положение, и честь Иуды – признать правоту Фамари и свою неправоту – оказывается важнее для него, чем страх оказаться в такой публичной некрасивой ситуации. Он принимает ответственность, он признает свой поступок, он признает детей Фамари.

Мы привыкли к такой ситуации, когда попирается слабый. Но это история – как раз про то, что человек побеждает самого себя, и это очень важно в контексте истории библейской в целом. Да, мы видим, как он говорит: она права. И: она правее меня. И он встает рядом с ней, он уравнивает себя с ней через этот шаг. И он ее реабилитирует этим. Именно поэтому я думаю, что это история про вмешательство Бога.

Нужно понимать ту ответственность, которую она готова была нести. Не зачни она ребенка? Ведь очень много рисков! Не зачни она ребенка, она бы так и осталась, в лучшем случае, эта история прошла бы незамеченной, у нее была бы просто вот эта вот прелюбодейная связь на совести. Не признай Иуда ее детей – она пошла бы на костер. Она была готова заместить Иуду в несении последствий этого греха.

И я подчеркну еще раз в Фамари – деликатность, смелость, доверие ситуации.

 

Фамарь делает Иуду человеком, готовым взять ответственность на себя… потому что она сама готова была взять всю ответственность.

 

В большинстве случаев этот сюжет прочитывается очень плоско, то есть – обидели женщину, она пошла переспала со свекром, и случайно у нее родились вот эти дети… и вот есть дети и она оправдана… а главным в этой истории, главным ее двигателем кажется страсть, страсть Иуды, как она изображается многими художниками, например. Но страсть здесь – это инструмент всего лишь, а история про другое. Это история про очень мощную, на самом деле, трансформацию в человеке. Мы видим Иуду и видим, как он  меняется. Он меняется настолько, что дальше, когда мы читаем уже про историю Иосифа, когда его продали в рабство, помните, когда они уже приходят в Египет, и Иосиф хочет оставить себе Вениамина, Иуда именно говорит: я останусь за него, я обещал отцу его вернуть, отпусти его, а я за него останусь. То есть это зрелый, ответственный уже человек. И мы не видим после этой истории, о Фамари, мы не видим уже ничего, что как-то его порочило бы, компрометировало. То есть такое ощущение, что потом, после этого, он взрослеет, он меняется и взрослеет. Я думаю, что мы все понимаем, как сложно поменяться самому, как сложно поменять другого человека, сколько на это идет энергии, сколько на это идет сил. Вот эта история – про такое изменение.

 

Полностью слушайте в АУДИО.

 

См. также:

Женщины в Библии: Рахиль и Лия

«Странное, какое-то несправедливое описание: Рахиль красива станом и лицом, Лия слаба глазами…». В цикле бесед с библеистом Светланой Бабкиной «Женщины в Библии» третья передача посвящена сестрам, наши героини – Рахиль и Лия. АУДИО

Женщины в Библии: Ревекка

Женщина в Библии очень часто не только направляет, но и совершенно меняет выбор, решение, волю мужчины, а иногда даже и Бога. В цикле бесед с библеистом Светланой Бабкиной «Женщины в Библии» вторая передача посвящена Ревекке. Эфир 17 апреля 2021 г. АУДИО

Женщины в Библии: Ева и Сарра

Женщина в Библии очень часто не только направляет, но и совершенно меняет выбор, решение, волю мужчины, а иногда даже и Бога. В цикле бесед с библеистом Светланой Бабкиной «Женщины в Библии» первая передача посвящена Еве и Сарре. Эфир 13 марта 2021 г. АУДИО

Золотое правило: желай – для себя, делай – для других

Вторая часть беседы с библеистом Глебом Ястребовым на тему евангельской максимы: не судите, да не судимы будете. АУДИО

Что сказал пророк

«Пророки Ветхого Завета». С 7 декабря 2021 г. слушайте цикл бесед доцента кафедры библеистики филологического факультета СПбГУ Кирилла Битнера. АНОНС

«Для христиан эти ветхие пищевые запреты теряют смысл»

«Но для немощных предписания о соблюдении тех или иных ритуалов, обрядов, пищевых норм, постов и так далее – до сих пор актуальны». В программе «Неделя» принимает участие протоиерей Георгий Иоффе. Прямой эфир 8 августа 2021 г. ВИДЕО

Межвузовский проект «Современная библеистика»

Современная библеистика в России. Круглые столы и семинары. Репортажи Марины Лобановой. Эфиры 27 февраля и 15 мая 2021 г. АУДИО

Образование как взаимодействие. Через историю и культуру – к Библии – и обратно

В программе Марины Лобановой «Встреча» Андрей Десницкий рассказывает о сайте «Ваганты» – совместном с Асей Штейн образовательном проекте для взрослых и детей. Эфир 24 апреля 2021 г. АУДИО

Иоанн Златоуст – житие на все времена. Особенно – когда внешнее благополучие сочетается с внутренней тревогой

После Церкви мучеников – эпоха торжества Православия и… обмирщения христианства. Но и в этой ситуации великий святой – Иоанн Златоуст – умудрился вернуть христианству идеал мученичества. Константин Махлак в программе «Книжное обозрение» о древних житиях святителя Иоанна Златоуста. Эфир 14 февраля 2021 г. АУДИО

«Не судите, да не судимы будете»

Одну из самых известных новозаветных максим разбираем в библеистом Глебом Ястребовым. Программа «Встреча». 13 февраля 2021 г. АУДИО

«Когда человек обратился»

«Я знаю, что я ничего не знаю» — знаменитая фраза Сократа именно об этом. Программа «Книжное обозрение» о книге А.Д. Нока «Обращение». Эфир 22 ноября 2020 г. АУДИО

Апостолы для апостолов

«Место женщин в общине Иисуса было столь значительно, что даже столетия нивелирования этого факта не смогли убрать его совершенно из Евангельской вести». О книге «Иисус и женщины» в программе «Книжное обозрение» беседуют Марина Лобанова и преподаватель Института богословия и философии Константин Махлак. Эфир 12 и 19 сентября 2020 г. АУДИО

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru