fbpx
6+

Образование как взаимодействие. Через историю и культуру – к Библии – и обратно

Программа Марины Лобановой

«Встреча»

Гость: Андрей Сергеевич Десницкий, доктор филологических наук, профессор РАН, библеист, филолог, переводчик, писатель, педагог

Тема: образовательный интернет-проект «Ваганты», vagantes.net

Эфир 24 апреля 2021 г.

АУДИО

 

Андрей Десницкий:

У проекта vagantes.net два основателя: Ася Штейн и я, мы супруги. А идея, скорее, пришла в голову ей, я присоединился. Она работает в школе в Москве и, соответственно, в пятнадцатом году она стала давать уроки онлайн. По разным причинам жизнь стала наша немножко меняться как раз примерно в это время. И начиналось всё, в общем-то, как уроки для какого-то узкого круга людей. Потом постепенно всё это стало, действительно, отдельным каким-то проектом, мы завели свой сайт, думали над тем, как его назвать, и название нам пришло голову – «Ваганты». Оно говорит довольно много о сути нашего проекта. А что имеется в виду? Смотрите, когда-то в Средневековье были ваганты, мы их знаем больше как шалопаев, которые всякие песенки (не очень всегда пристойные) сочиняли, но у них была и более благородная сторона жизни – это были странствующие студенты и преподаватели. То есть они не были привязаны к определенному университету, которых тогда было не так много в Западной Европе, они переходили с места на место, учились там, где им интересно, тому, чему их могли в этом вместе научить. Вот это принцип онлайн-образования, то есть это не школа, это не университет, это не какая-то ещё образовательная структура, которая выдает дипломы. Мы учим взрослых и детей тому, чему мы их можем научить, и чему им учиться интересно. Вот, собственно, и всё.

Основная моя профессия, действительно, библеистика. Но, вы знаете, у меня есть сайт, просто мой личный, desnitsky.ru, и там выложено довольно много всяких лекций, потом, сейчас уже двадцатые годы XXI века, у нас довольно много всего издано на русском, есть большое количество всяких проектов. Ну, вот ещё я участвую, например, в проекте под названием «Экзегет», где выкладывают разного рода такие маленькие видео-комментарии к книгам Библии, и наверняка большинству взрослых, которых интересует эта тема, хватает того, что уже есть.

 

 

А то, что я попытался сделать, вообще вот идея, стоящая за «Вагантами» – это уникальные курсы. То есть это что-то такое, чего нет больше нигде. Скажем, меня иногда спрашивают: а вы можете преподавать древнегреческий язык? Ну, могу. Но и много кто может. А вот я стараюсь делиться тем, чего я не вижу в окружающем пространстве, делиться этим на сайте «Ваганты». Поэтому – не просто Библия, разговор и Библии, а там есть несколько курсов, кстати, можно их скачивать и смотреть. А у нас вот есть курс, например, он идёт сейчас, «Истории о Боге и Человеке». Причём мы не ограничиваемся библейскими текстами, хотя, на данный момент, все истории у нас с Библией связаны. Библия тоже ведь возникла не в пустом пространстве… Это один вариант.

Или вот курс «Раннее христианство: портрет на фоне», пожалуй, мне он кажется самым интересным, там 40 лекций. Да, там довольно много Библии. Но вот часто берут и рассматривают, скажем, Новый Завет, базовые тексты раннего христианства, да, в какой-то полной изоляции. Вот был, знаете, вакуум. … Это совсем же неправда. …

Поэтому в этом курсе мы читаем что-нибудь одно из нехристианских источников, всё что угодно, это может быть Ветхий Завет, это может быть классическая античная литература, любая, причем, это может быть какая-то литература иудейская, которая была написана уже после Ветхого Завета, и дальше что-то из Нового Завета или, в другую сторону, иной раннехристианской литературы. Потому что с последней точкой в последней книге Нового Завета не поставлена была точка в его развитии. Более того, канон Нового Завета сложился позже, и никто не думал: вот сейчас, там, я, апостол Павел, или я, Иоанн Богослов, дописал эту книгу – всё, вот Новый Завет завершился, больше ничего никто не добавляет. Совершенно не так. Продолжалась эта традиция. У нас есть очень многие и прекрасные тексты: «Пастырь Ерма» (или Герма, по-разному его имя произносят), я очень люблю «Послание Диогнету», где описывается роль христиан в окружающем их обществе. И вот это всё тоже стоит прочитать, и там мы этим тоже занимаемся.

 

Вот вы назвали курс «Искусство спора», он совершенно не связан с моей основной профессией, ну или, по крайней мере, не сильно связан, но нельзя же сводить человека к одной его какой-то стороне жизни, даже если это его профессия. И на этот курс запись у меня открывается (она, наверное откроется осенью, я так планирую – две группы в год) и мне как раз этот курс кажется очень-очень интересным. Он практический, там бессмысленно давать запись лекции, там надо участвовать активно. 12 занятий, на которых мы смотрим на то, о чём чем люди спорят, почему они спорят, как они спорят. И спорим. В виде некоторых таких учебных практических занятий.

Вот некоторые люди говорят: «я не люблю спорить» или «я считаю, что спорить – это плохо, это только ссориться, ругаться». Ну, пожалуйста, не спорьте, но очень часто нам приходится спорить в этой жизни, да, и эти споры могут быть оскорбительными, жестокими, безрезультативными. А могут быть содержательными, более того, могут быть интересными. Это может быть какой-то разговор о чём-то очень важном и нужном.

Это всё довольно много отнимает времени, так неожиданно получилось, что то, что казалось сначала какой-то такой, знаете, подработкой, вот буквально стало одним из основных видов деятельности. У меня основное место работы Институт востоковедения Академии Наук. Но это – тоже очень важная сейчас для меня часть, причём, это связано далеко не только с деньгами, это связано с ощущением, что я даю людям то, что они хотят получить. А потом, мне кажется, что сейчас, это стало особенно ясно в эпоху коронавируса (уже я ее эпохой назвал, но, действительно, она надолго, похоже, с нами), высшее образование претерпевает (и среднее, кстати, тоже) какой-то очень серьёзный кризис. И школы, и ВУЗы еще совсем недавно выглядели в общем-то такими же, какими они были где-то в середине XX века. Ну да, поновее учебники, да, может быть, какие-то отдельные приемы новые появились, нов целом –  приходят люди в одно помещение, садятся, и их пропускают через конвейер образовательных программ. Вот сейчас люди, которые работают в университетах, они прям стонут под ворохом этих бумаг, которые нужно заполнять, эти программы, компетенции, которые абсолютно никто не читает, но без них ничего нельзя сделать. И в общем это идеал такого конвейера, в который запускают первокурсников или там в школе учеников определённого класса, а после некоторого количества стандартных манипуляций на выходе из них получаются «люди со специальностью» или, в средней школе, «люди, получившие среднее образование». Это уже не работает так. Потому что невероятно быстро меняется наш мир, профессии возникают и умирают прямо в прямом эфире. И сегодня, мне кажется, главное умение человека – это умение учиться. Набрать фактов он может из интернета по щелчку пальцев, моментально. А поменять профессию, судя по всему, тем, кто сегодня молод, придётся 2-3 раза в ближайшие 10-15 лет. Я не буду загадывать дальше. Не потому, что всё плохо будет, а потому что меняется всё, меняется. Вот получил «компетенции», эти самые навыки по программам, а как только получил – ты выяснил, что жизнь ушла, что эти компетенции уже не очень соответствует той реальности, которая существует. И поэтому мне нравится участвовать в процессе поиска новых форм образования. Я не говорю, что это главное, лучшее, тем более – единственное. Нет, не обязательно совершенно. Но мне кажется, что это очень важная форма образования, когда люди получают какое-то знание, им нужное и интересное, от того, кто даже не скажу этим знанием обладает, а кто это знание поможет им найти. Вот мне больше нравятся интерактивные занятия, где мы вместе обсуждаем, рассуждаем, находим, а не то, что учитель прочитал лекцию, сказал «вот это так, вот это так», ученики за ним повторили, ответили на вопросы, неправильные ответы исправили, да, и всё, и пошли дальше жить. Это так не работает в этих областях. С другой стороны, если это совсем самообразование, вот без фигуры учителя, ну, это немножко рискованно. Потому что книжки всякие продаются, в интернете тоже полно всякого материала, с которым разобраться не очень бывает просто – что из этого ценного, что из этого полной мусор, дезинформация – такое тоже бывает. А, главное, что всё-таки человек учится в компании с другими людьми, и в основном от человека.

И как раз, мне кажется, это очень важное, интересное свойство Библии как Священного Писания для христиан и иудеев, что она не торопится давать ответы, она торопится задавать вопросы. Ответы на которые, может быть, разные люди найдут по-разному, и это не страшно. Вы хорошо сказали вот когда мы обсуждали споры, что во многом Библия это спор Бога и человека, ну есть целая книга, которая из этого и состоит, Книга Иова, я её очень люблю. Но и в других книгах этого невероятного много, и нельзя сказать, что человек всегда неправ, а Бог всегда прав и точка. Тогда зачем бы эти споры было записывать, если один просто лепит какие-то глупости, а другой его поправляет и дает ему правильные ответы. Нет, это процесс поиска, процесс разговора, процесс какого-то взаимодействия между личностями. Вот Библия – это запись такого взаимодействия.

 

Полностью слушайте в АУДИО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru