fbpx
6+

Кого можно уничтожить?

Программа Марины Лобановой

«Под знаменем России»

Гость: Даниил Викторович Петров, кандидат юридических наук, заместитель председателя Общественного совета при Архивном комитете Санкт-Петербурга, автор программы «Возвращение к семейным истокам, или Родословные детективы»

Тема: «экспертиза ценности» трех личных дел: «бывшая дворянка», революционный матрос («брал Зимний») и «царский» офицер, воевавший и в Первую мировую, и в гражданскую (в Русской армии генерала Врангеля)

Эфир: 9 декабря 2021 г.

АУДИО

 

Марина Лобанова:

Мы говорим в этом году довольно много в этой рубрике о проблемах сохранения истории, проблемах архивов и проблемах, связанных с поиском информации о наших воевавших предках. Я напомню, что в этом году мы говорили о том, как расследовать интересные такие родословные сюжеты по поводу предков, которые были нижними чинами, простыми солдатами в царской армии, в дореволюционной России, говорили немножко про поиск воевавших наших предков во время Первой мировой войны, а таких было очень много, то есть у очень многих людей есть шансы найти информацию о предках – участниках Первой Мировой, даже если они были простыми солдатами, и мы говорили ещё о том, что есть «военный поиск» всё-таки и XX века не только Первой, но и Второй мировой, и об этом тоже мы говорили наших передачах, в частности, о проблемах этого поиска. Ещё мы говорили о том, что архивы уничтожаются, увы, иногда это даже системное такое решение нашего государства – уничтожать архивы. Напомню такую акцию #стопножархив, когда организация «Архивный дозор» пыталась остановить уничтожение документов. И вы знаете, я уже говорила об этом в эфире, и сейчас тоже передачу с этой мысли начну, что вот как вот эти общественники, архивисты придумали остановить наше государство, чтобы не уничтожали личные дела, то есть биографии наших предков? Они придумали, что: «а ведь среди них могут быть ветераны!». И это произвело воздействие, надо признать. А я всё-таки сказала, что это как-то нечестно, потому что ветераны, наверное, воевали за то, чтобы помнили не только их историю, но за все наши семьи российские, наверное, они воевали, за историю всех семей, чтобы мы ее знали, правда? И не только ветеранов чтобы мы помнили. Но ещё хочется сказать про, конечно, идеалы Белой армии: конечно, Белая армия (мы часто тоже делали передачи на эти темы: за что сражались белые?) тоже сражалась за то, чтобы мы знали историю наших семей.

И вот обо всём этом мы и будем говорить сегодня с моим собеседником, автором большого цикла программ «Родословные детективы», автором монографии «Родословные детективы», автором нескольких ресурсов в интернете, которые посвящены вот этим вопросам, мой гость сегодня Даниил Викторович Петров.

Данил Викторович, может быть, вы нам на каких-то примерах покажете вот все эти проблемы сохранения архивов как сохранения конкретных людей, я даже не хочу говорить «памяти о людях», потому что у Бога все живы, то есть реальное сохранение людей вот в связи с архивами, есть ли эта проблема и как вы её видите.

 

 

Даниил Петров:

Дорогие друзья, мы сегодня в нашей передаче сможем все заняться уникальным мероприятием, это мероприятие называется научная экспертиза ценности архивных документов. Я предлагаю каждому из тех, кто сейчас меня слышит, принять участие в экспертизе ценности трех архивных дел.

Забегая вперёд скажу, что все эти три архивных дела, к сожалению, не прошли экспертизу ценности у нашего государства. Наше государство считает, что они были списаны законно, и были направлены на уничтожение. К счастью, в последний момент их удалось сохранить, но они находятся не на государственном хранении, они находятся в частных архивах. И вот давайте вместе посмотрим, не ошиблось ли наше родное государство в области архивного дела, во главе которого стоит Федеральное архивное агентство, Росархив, принимая решение о том, что такие дела надо пускать в макулатуру.

Мы сегодня будем говорить по трех делах 1920-х годов, эти личные дела созданы в Ленинграде на Северо-западном речном пароходстве. Мы будем говорить о личном деле Труфановой Зои Петровны, о личном деле Парамонова Степана Тимофеевича и личном деле Кашерининова Ореста Николаевича. Вот я выбрал эти три дела, потому что по открытым источникам удалось узнать очень интересную судьбу этих людей, удалось чуть больше, чем период их работы в двадцатые годы, проследить их жизнь до революции, жизнь после революции… Вот каждый из вас сможет по моему рассказу, основанному на этих архивных делах, которые государство российское пускает под нож, создать для себя личное понимание, стоит или не стоит торопиться с родословными поисками.

 

Дело первое. Труфанова Зоя Петровна.

Труфанова Зоя Петровна родилась по старому стилю 28 ноября 1892 года в городе Орёл, русская, образование среднее и специальное коммерческое, окончила Орловский институт и трёхгодичные коммерческие курсы при Ксенинском институте в Петербурге, профессиональная специальность – бухгалтерия. Читаем анкету. Графа: «бывшее сословие», ответ: «бывшая дворянка».

Состав семьи: мать и две сестры. Адрес членов семьи: город Орёл, Педагогический техникум. Место службы отца: умер в 1904 году. Кем рекомендована: пишет фамилию. Указывает адрес проживания в Петербурге, это Казанская улица, 36. Да, сегодня это снова Казанская улица, советская название улица Плеханова, но Труфанова, «бывшая дворянка», живя в Ленинграде ещё употребляет в 24 году историческое название. Вот что можно узнать об этом человеке.

Мало того, из этого дела личного, которого наше государство направило на уничтожение, можно узнать, с кем работала вместе наша героиня, то есть кто коллеги по работе. Также в этом деле есть аттестат об окончании Орловского Александринского института со званием домашней наставницы.

В частности, документы Труфановой хранятся в ГАРФе, Государственный архив Российской Федерации, в фонде 8409, насколько я понимаю, это фонд Пешковой Екатерины Павловны, супруги писателя Максима Горького.

Зоя Труфанова вышла замуж за Дорохова, в семье было двое детей. В 1930 году была арестована по групповому делу и отправлена в Москву, где была в заключении в Бутырской тюрьме. В 1931 году к Екатерине Павловне Пешковой обратилась за помощью мать Зои Петровны, Павла Павловна Труфанова. Вот что она пишет (это письмо хранится в архиве):

«Куда бы я ни обращалась за сведениями в Ленинграде о дочери моей Дороховой З.П., везде только говорят «Подайте заявление и придите». Подаю, прихожу, но сведений о Дороховой, моей дочери, бедной жертве, не получаю. Прошу определенно сообщить матери, где Дорохова З.П., жива – здорова ль (хотя местом вместе с уборной нельзя быть здоровой). Неужели схватившие ее не могут отличить преступника от невинного человека, которого ее же б<ывший> муж Дорохов с сыном, из своих личн<ых> интересов подтолкнули с какой-то запиской в яму, из котор<ой> трудно, как видно, выбраться, хотя нет вины. Вот год со дня ее исчезновения таинственного, когда надо было прямо объявить по закону, куда, за что ее и всякого берут. Прошу подать мое прошение, если жива моя дочь Дорохова, в Цент<ральный> Исполком в Москве. Прошу сообщить мне все о Дороховой З.П. Прошу облегчить ее жизнь, если она жива и терпит, и подать мое прошение в Москве Центр<альному> Исполкому. Вот уже год, как медленной смертью мучается Дорохова, моя дочь, а мать в 60 лет с сиротами 2, зная, что она, Дорохова, никогда не пойдет на преступление, мучается за это насилие над ней и вообще этой таинственной неизвестностью. В 77 году был выслан царск<им> прав<ительтвом> мой отец за либерализм и народничество. Но родным было объявлено: «тогда-то проедет Ваше лицо, на сутки дается свидание с родными всеми в Орле». Все собрались, доставили схваченному человеку все необходимое, хотя скоро ему была возвращена свобода, и не был он в тюрьме. А с Дороховой как? Напишите, обращаться попрошу по одному из адресов в Ленинград или Москву».

В 1935 году Зоя Труфанова была выслана с матерью в село Урицк Кустанайской области на 5 лет. Вышла второй раз замуж, также за высланного. В 1937 году в Туринске Свердловской области арестована вместе со вторым мужем Георгием Николаевичем Сейдлером как «участница антисоветской группировки», отправлена в Кустанай и заключена в тюрьму, в 1938 году приговорена к 10 годам ИТЛ и отправлена на этап. Дальнейшая судьба неизвестна.

Сама Зоя Труфанова также обращалась лично к Пешковой за помощью (обращение матери помогло – ее освободили!), дважды в 1936 году.

 

 

В январе 1936 года они с мужем пишут:

«Многоуважаемая Екатерина Павловна! Убедительно прошу Вас спешно передать прилагаемые заявления по назначению (копии заявлений прилагаем Вам для ознакомления) и не отказать походатайствовать за нас ввиду нашего крайне тяжелого и бедственного положения во всех отношениях. В Урицке получена телеграмма от Генеральн<ого> Комиссара Ягоды на имя Нач<альника> НКВД Урицка с предложением срочно опросить желающих записаться на работы 1) шоссейная дорога Ленинград-Москва, 2) Рыбинск-Углич – постройка электростанции, 3) Волга-Москва канал, 4) Забайкалье – новостройка. Объявления по этому поводу не было вывешено, и мы не успели записать, телеграмма была получена 25-го декабря пр<ошлого> года, и со дня на день здесь ожидается ответ с результатом о назначении кому куда ехать. Если нет возможности получить полное освобождение по болезни, то хотя получить Орел или Курск. Убедительно, слезно умоляем и просим Вас об этом».

В августе 1936 года Зоя Труфанова выступает представителем группы людей и также обращается к Пешковой за помощью:

«Многоуважаемая Екатерина Павловна! Убедительно просим Вашего срочного ходатайства об отправке нас на работу в Рыбинский Волгострой с бесплатным проездом и выдачей подъемных перед отъездом, ввиду исключительно потрясающих тяжелых материальных обстоятельств. Убедительно просим, чтобы ответ из Москвы не отказали прислать по телеграфу. Уполномоченный группы подписавшихся – З. Труфанова. Казахстан, Урицк Кустанайский Убаганского р-на».

15 ноября 1937 года Зоя Петровна Труфанова была снова арестована как участница антисоветской группировки, отправлена в тюрьму, летом 1938 года приговорена к 10 годам исправительно-трудовых лагерей, в декабре 1938 года отправлена на этап. Дальнейшая судьба Зои Петровны Труфановой, к сожалению, неизвестна. Может быть, кто-то из радиослушателей знает, что произошло дальше, есть ли наследники, есть ли потомки у Зои Петровны.

Задача этой передачи сегодня на примере трех архивных дел, которые Росархив и подчиненные ему архивы направляют на утилизацию, на примере этих архивных дел провести вместе с вами, дорогие радиослушатели, то, что историки называют научной экспертизой ценности архивного документа, на предмет целесообразно его сохранять в составе архивного фонда страны, на постоянном хранении, либо нет.

 

 

Дело второе. Парамонов Степан Тимофеевич.

Это дело касается самого настоящего друга советской власти, этот человек устанавливал советскую власть, он участвовал, по меньшей мере, судя по его анкетных данным, в Октябрьском перевороте, «брал Зимний дворец». Вот его дело также современными российскими властями с лёгкой руки, без боли какой-то, направляется на утилизацию. Наши власти архивные подтвердили, что процедура уничтожения этого дела была соблюдена. И вот опять же, оно фантастическим образом было выхвачено из тех дел, которые пошли в макулатуру, и в итоге оказалось в частном архиве.

 


 

Мы сейчас будем знакомиться с делом человека, который менял власть в конце 1917 года. Человека зовут Парамонов Степан Тимофеевич, родился в 1893 году в городе Тихвине, русский, женат, имеет жену и дочь, основное занятие родителей – крестьянин хлебопашец. Кем он был по профессии? Рабочий кочегар. Принят в ВКП(б), член партии коммунистической с ноября 1918 года, указан номер партбилета. Образование. Это очень интересно – кто делал революцию? Революцию делал Парамонов Степан Тимофеевич, имея образование 3 года школы, также, помимо трёхлетней начальной сельской школы, уже в советские годы он окончил военно-морское политическое училище, 6 месяцев учился в этом военно-морском политическом училище.

Мы можем проследить судьбу человека, который участвовал в важных исторических событиях, которые изменили ход истории на огромной части планеты нашей.

Смотрите, какая есть важная графа в советских анкетах: «Участие в революционном движении». Давайте я прочитаю. Он принимал участие во взятии Зимнего дворца, в разгоне Учредительного собрания, в охране Смольного и в контроле общественного порядка по Ленинграду, пишет в своей анкете Парамонов Степан Тимофеевич, данные я читаю по его личному делу, которое наше российское государство направило на утилизацию, потому что считает, что оно не представляет исторической ценности.

 

Дело третье. Кашерининов Орест Николаевич.

Родился в 1882 году в городе Орёл, образование высшее, окончил Морское инженерное училище, по образованию и специальности инженер-механик, и честно признается в графе «Бывшее сословие»: «бывший дворянин».

Необычное для этого человека то, что он признается, что он находился на территории белых, а именно в Севастополе, и заведовал механическими мастерскими в Севастополе с 1919 по 1920 год. И тут он указывает в графе «Название правительства»: «Врангеля».

То есть признается, что во Врангелевском Крыму занимал достаточно высокопоставленную должность.

За службу в Первую мировую войну награждён орденами Анны и Станислава с мечами, «за боевые отличия в Германскую войну». Женат, имеет двух взрослых сыновей, 17 и 18 лет, пишет, что отец был путейцем, то есть железнодорожником, и умер в 1913 году, мать еще на 1926 год жива, занимается домашним хозяйством. И указывает свой адрес в Петербурге: Моховая улица, дом 26.

 

В интернете можно посмотреть данные об этом человеке. И находим, что он действительно окончил Морское инженерное училище в 1907 году, на 1907 год был старшим лейтенантом. Но самое интересное, что по данным профессора Сергея Волкова, который является одним из лучших исследователей офицерского корпуса периода Гражданской войны, он таки служил в Вооруженных силах юга России и был капитаном второго ранга в 1920 году. Каким образом избежал ареста и этих массовых казней, которые организовывали Розалия Землячка и Бела Кун в Крыму в 1920 году – сказать сложно. Могу предположить, что он как ценный технический специалист, заведующий мастерскими, которые, как я понимаю, ремонтировали суда, может, и корабли военные, ему была сохранена жизнь как ценному специалисту.

На этом, к сожалению, сведения, связанные с Орестом Николаевичем Кашерининовым, чье личное дело было отправлено на уничтожение, заканчиваются.

Но есть информация по меньшей мере об одном его сыне, и это очень интересно, как происходит преемственность поколений. Его сын Георгий Орестович Кашерининов был героем Великой Отечественной войны, он служил в Крыму, он служил в Ленинграде, он получил медаль За оборону Ленинграда, за Победу над Германией, он получил орден Красной звезды.

Но вот опять же, наше государство считает, что можно массово уничтожать личные дела наших предков. Таких дел много, их сотни тысяч.


 

Полностью слушайте в АУДИО.

 

См. также:

«Хотелось бы всех поименно назвать…»

Беседа с руководителем Центра «Возвращенные имена» при РНБ Анатолием Разумовым о Дне памяти жертв политических репрессий, отмечаемом в России 30 октября. Эфир 28 октября 2021 г. АУДИО

Блокада: новые мемуары

«У нас очень долго о блокаде вообще нельзя было говорить». В программе «Книжное обозрение» слушайте интервью с генеральным директором издательства «Остров» Леонидом Амирхановым, который издает неизвестные ранее блокадные дневники и воспоминания. АУДИО

История семьи – история личности. Как пробиваются ростки современного российского родословия сквозь государственную монополию на память

На Сервисе скачиваний появилась полная аудиозапись восьми публичных лекций автора цикла программ «Родословные детективы» юриста и генеалога Даниила Петрова, прочитанных в Центре Лихачева

Белые красные писатели

«И вот с этого времени и до конца 1919 года в его биографии белое пятно». Пять передач Светланы Шешуновой о советских – «красных» – писателях, во время Гражданской войны занимавших противоположную сторону

«У них нет образа будущего, поэтому они легко отдают распоряжение уничтожать прошлое»

Председатель общественной организации «Архивный дозор», основатель проекта «Военкомат», главный редактор альманаха «ГенЭкспо» Виталий Семенов в программе Марины Лобановой «Встреча» комментирует уничтожение архивов и рассказывает о программе спасения отечественной истории #СтопНожАрхив. Эфир 19 июня 2021 г. АУДИО

Репрессировать посмертно

Принят закон об уничтожении биографий более 20 миллионов советских граждан. В программе Марины Лобановой «Встреча» ситуацию комментирует юрист, генеалог, преподаватель, инициатор акции #СтопНожАрхив в рамках проекта «Архивный дозор» Наталья Сарченко. Эфир 12 июня 2021 г. АУДИО

Дело, которое стало образцом для Большого террора

С чего начинали «дело», как формировали группу обвиняемых, в чем обвиняли и на каком основании, как велось следствие, каковы судьбы следователей, как родственники узнавали правду, и что еще предстоит узнать нам. Программа «Встреча» с участием д.ф.н. Марии Дегтяревой, автора книги «Дело «Общества трудового духовенства» (1937 год). По материалам ПермГАСПИ». Эфир 5 июня 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ

«Мне удалось найти цитату, подслушанную политруком в 1940-м году у моей бабушки»

В программе «Новости Сервиса скачиваний» Даниил Петров объясняет, является ли цикл радиопередач «Родословные детективы» аудиоверсией одноименной книги с подзаголовком «Пособие по установлению и сохранению истории семьи и Отечества». Эфир 22 мая 2021 г. АУДИО

Без вести пропавшие – это не те, кого нужно забыть, а те, кого нужно искать

Основатель «Архивного дозора» и главный редактор альманаха «ГенЭкспо» Виталий Семенов в программе «Книжное обозрение» знакомит с темой второго номера ведущего российского генеалогического издания и приглашает 8 мая на онлайн по родословному поиску пропавших без вести во время войны 1941-1945 гг. Эфир 2 мая 2021 г. АУДИО

«Пропали – и пропали?»

В программе Марины Лобановой «Встреча» историк, генеалог и общественный деятель Виталий Семенов рассказывает, как искать пропавших без вести, и анонсирует выход Альманаха «ГенЭкспо», посвященного этой теме в генеалогии и военной истории XX века. Эфир 3 апреля 2021 г. АУДИО

Новомученики XX века. Церковное почитание и историческая наука

Как научиться отличать подлинные слова новомучеников от фальсификаций, оставленных в документах их гонителями? Интервью о проблемах исторического исследования материалов Большого террора и гонений на верующих в СССР с доктором философских наук Марией Дегтяревой (Пермь). Программа «Книжное обозрение». Эфир 28 марта и 4 апреля 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ

«Уголовные дела на таких святых у нас хранятся в ФСБ»

«Там раскрыты методы нашей работы… и мы вам это показывать не будем». Юрист и генеалог Даниил Петров в программе «Встреча» рассказывает о новостях в архивной жизни Петербурга и России. Эфир 27 марта 2021 г. АУДИО

«Были изумительные священники…»

«…отец Савва, офицер Лейб-гвардии Литовского полка, владыка Александр, Лейб-гвардии Егерского полка, владыка Роман, казак, есаул, отец Федор, Алексеевского полка, отец Стефан, Дроздовского полка, потом только штатский – отец Николай, профессор Богословского института…» Беседа с протопресвитером Владимиром Ягелло о его книге «Воспоминания. Два поколения русской эмиграции. 1920 – 2020». Эфир 26 декабря 2020 г. АУДИО

О примирении. Как живут страны, у которых «неудобное прошлое»

В программе «Книжное обозрение» Марина Лобанова беседует с автором книги «Неудобное прошлое. Память о государственных преступлениях в России и других странах» Николаем Эппле. Эфир 7 и 14 марта 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ

Блокадный символ – дневник

«Искренность и эмоциональность». О работе с дневниками в Центре «Прожито» рассказывают Георгий Шерстнев, Елена Фефер, Анастасия Павловская. Программа «Встреча». 6 февраля 2021 г.

«Изучая документы по репрессированному деду — нашла имя неизвестного сотрудника Эрмитажа периода 1920-х годов»

В программе «Встреча» старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа Анна Валентиновна Конивец рассказывает о том, что понимание истории своей страны и ее национальной культурной традиции неразрывно связаны с интересом к истории своей семьи. Эфир 21 ноября 2020 г. АУДИО

«75-летие уничтожает жизнь моего деда»

Даниил Петров на форуме ГенЭкспо – о том, как государственные архивы нарушают наши права знать историю своей семьи, и что с этим делать. Эфир 7 ноября 2020 г.

Последний адрес священника Иоанна Зимнева

Программа «Возвращение в Петербург» рассказывает об установке памятного знака на Невском проспекте в память расстрелянного в 1938 году протоиерея Иоанна Зимнева, который усомнился в правильности названия улиц в честь революционеров Ивана Газы и Петра Алексеева. Эфир 9 ноября 2020 г. АУДИО

«России не хватает памяти»

«Не врать значит не молчать». В программе Марины Лобановой «Встреча» Анатолий Разумов продолжает рассказывать о работе Центра «Возвращенные имена» и о подготовке к 30 октября — Дню памяти жертв политических репрессий. Эфир 24 и 31 октября 2020 г. АУДИО

«Хотелось бы всех поименно назвать…»

В программе Марины Лобановой «Встреча» составитель книг памяти «Ленинградский мартиролог» Анатолий Яковлевич Разумов рассказывает о новостях работы Центра «Возвращенные имена». Эфир 17 октября 2020 г. АУДИО

Койранкангас — 2020

Репортаж о панихиде в урочище Койранкангас на Ржевском полигоне — месте расстрелов 1920 — 1930-х годов. 10 октября 2020 г. АУДИО

Памяти тех, кто молится о нас

30 октября — День памяти жертв политических репрессий. Вспоминаем убиенных, называем имена мучеников, с надеждой на их молитвы о нас. Передачи на Сервисе скачиваний на тему репрессий в СССР и сохранения памяти о наших предках

История государства — да. История человека — нет

Уничтожение личных дел в современной России — практика геноцида семейной памяти. Государство согласно платить только за историю партий и правительств, а историю конкретных людей — «измельчить методом шредирования». Юрист и генеалог Даниил Петров рассказывает о новостях архивов. Эфир 19 сентября 2020 г. АУДИО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru