fbpx
6+

Александр Невский. Как один человек может 800 лет связывать века в историю единого народа

 

Программа Марины Лобановой

«Встреча»

Гость: Алексей Владимирович Сиренов, доктор исторических наук, директор Санкт-Петербургского Института истории РАН, член-корреспондент РАН, научный куратор Всероссийского Музейно-исторического проекта «Александр Невский: великий северный путь. К 800-летию государственного деятеля, полководца и святого»

Эфир 18 сентября 2021 г.

АУДИО + ТЕКСТ

 

Марина Лобанова:

Дорогие друзья, здравствуйте. У микрофона Марина Лобанова, в эфире программа «Встреча», и наша встреча в сентябре посвящена тому, чему посвящен и весь год – юбилею святого князя Александра Невского, и чему, наверное, посвящен сентябрь. Сентябрь – это особенный месяц для памяти Александра Невского, и мы не могли не обратиться в сентябре еще раз  к тому проекту, который наша радиостанция освещает и за которым пристально следит, рассказывая о котором в нашем эфире выходят очень интересные передачи. Этот проект называется «Александр Невский: великий северный путь. К 800-летию государственного деятеля, полководца и святого». Мы начинали в нашем эфире серию передач программой, в которой наш главный редактор протоиерей Александр Степанов беседовал с научным руководителем, куратором этого проекта доктором исторических наук, директором Санкт-Петербургского Института истории Российской академии наук, членом-корреспондентом Российской академии наук Алексеем Владимировичем Сиреновым. И вот сейчас, когда проект в своей середине, я тоже попросила Алексея Владимировича рассказать о том, что уже состоялось в рамках этого проекта и что нас ждет. Потому что нас ждут замечательные события. Меня, конечно, особенно интересует научная конференция, которая будет в нашем городе, и будет ещё и уникальное издание, книга выйдет, которая будет называться «Реликварий Александра Невского». Вот обо всем этом будет сегодня наша программа.

А я напомню, что этот проект организован совместно Санкт-Петербургским Институтом истории Российской академии наук, издательством РОССПЭН и компанией «Норникель». И у партнеров проекта тоже есть свой вклад, это Новгородский государственный музей-заповедник, Государственный музей истории Петербурга и Владимиро-Суздальский музей-заповедник. И есть многие ученые и деятели культуры, которые участвуют в этом проекте, вот, я надеюсь, что мы сегодня ещё раз подробно об этом поговорим. Со мной на связи Алексей Владимирович Сиренов. Здравствуйте.

 

Алексей Сиренов:

Добрый день.

 

Марина Лобанова:

Проект идёт, уже состоялось несколько мероприятий, и, знаете, меня просто потрясло, что в первой программе, которая доступна на сайте радио (и вообще все передачи, которые рассказывают об этом проекте, доступны на сайте радио), в самой первой программе вы сказали, что ваша мечта как учёного найти один документ… А потом, в ходе этого проекта, у которого вы научный руководитель, этот документ и нашёлся. Правда ли это?

 

Алексей Сиренов:

Да. Удивительно. Так произошло. Но так, в общем, довольно часто происходит, когда начинается исследование, то на периферии его происходят находки, которых и не ожидаешь. Когда мы этот проект начинали, разумеется, мы и не думали, что найдём вот тот потерянный документ, ту грамоту из гробницы, которая лежала в течение многих десятилетий в гробнице Александра Невского, и ее извлекли в 1922 году, и она потерялась в архивах. Мы знали, что она существовала, фотографии ее были известны. Но подлинник где находится – неизвестно. И вот замечательная находка наших коллег, архивистов из Выборга, она оказалась, эта грамота, в Архиве Ленинградской области в Выборге. В совершенно непрофильном месте для хранения подобных документов. Но вот это была одна из таких находок, которая, ну, не сказать что в рамках нашего проекта, но случилась параллельно, и мы попытались вовлечь исследователей, которые её открыли, описали, ввели в научный оборот, вовлечь в наши мероприятия, опубликовать этот документ.

Но я хочу ещё сказать, что мы пытаемся сделать так, чтобы наш проект отличался от многих мероприятий (сейчас же просто какое-то количество небывалое мероприятий, посвящённых Александру Невскому), отличался именно свой научностью. Наша главная задача – это приращение научного знания. Причем главный акцент мы сделали не на биографии Александра Невского, не на его эпохе даже, а на исторической памяти о нём. Вот чем был Александр Невский для людей в шестнадцатом веке, в семнадцатом веке, в восемнадцатом, в девятнадцатом, в двадцатом? Как изменялась историческая память о нём? Вот это основное, что нас интересует в нашем проекте: как образы Александра Невского один сменяли другой? Соответственно, три основных мероприятия нашего проекта –  три выставки, две из которых – уже открытие состоялось, а третья – будет 6 декабря, и научные мероприятия, конференции, коллоквиумы, которые эти выставки сопровождают, они постепенно в исторической перспективе открывают нам разные образы Александра Невского. Первая такая выставка была открыта в Новгородском музее-заповеднике 7 апреля, и эта выставка посвящена Александру Невскому как государственному деятелю, «Александр Невский: легенда о воине».

 

Наша главная задача – это приращение научного знания.

 

Надо сказать, что когда мы обсуждали весь проект мероприятий, то Александр Константинович Сорокин, наш московский коллега и очень известный историк по истории России XX века, предложил вот такие формулировки: выставки называть «Александр Невский: легенда о…», потому что мы говорим именно об образе Александра Невского.  Вот новгородская выставка называется «Александр Невский: легенда о воине», во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике 12 августа открылась выставка и она называется «Александр Невский: легенда о святом», почему? Потому что новгородская земля связана с воинскими подвигами Александра Невского и в Средневековье именно в новгородских землях культивировался образ Александра Невского как защитника, как воина. Хотя вот в коллоквиуме, который предварял эту выставку, был очень интересный доклад новгородского историка Игоря Юрьевича Анкудинова, где он показывал на средневековых документах, что новгородцы XIII-XIV веков не всегда положительно относились к памяти об Александре Невском, они помнили о нём как о жестком администраторе. Но, тем не менее, если мы обратимся уже к XV веку, то там именно воинские добродетели, воинские подвиги Александра Невского оказываются актуальны для Новгородской земли.

А вот другой совсем образ Александра Невского сложился в северо-восточной Руси, и колыбель этого образа – это Владимир, Владимирский Рождественский монастырь, где Александр Невский, принявший перед смертью монашество, был погребен как монах и почитался как монах. Вплоть до XVIII века, до специального указа Петра I Александра Невского изображали именно как монаха, в монашеском облачении. И потребовался специальный указ Петра I, запрещающий такие изображения и предписывающий изображать Александра Невского как правителя.

И вот вторая выставка, которая открылась во Владимире 12 августа и до настоящего времени работает, по-моему, до конца октября она будет работать, эта выставка посвящена Александру Невскому как святому: «Александр Невский: легенда о святом». Мы организовывали коллоквиум, где попытались разные грани этой проблемы, этого образа осветить.

И, наконец, третья выставка, которая сейчас готовится в Музее истории Санкт-Петербурга, в Петропавловской крепости, она откроется 6 декабря, мы готовим открыть ее международной научной конференцией, выставка будет называться «Александр Невский: легенда о герое». И там речь пойдёт преимущественно об образе Александра Невского уже в Новое время, в XVIII, в XIX, в XX, ну, я не знаю, может быть, XXI век тоже затронут.

 

Петр связывает и свою северную политику с Александром Невским, он возвращает Александра Невского на север, можно сказать, в места его ратных подвигов. Почему и проект наш называется «Великий северный путь», это перенесение образа Александра Невского из Средневековья в Новое время. И из центральной России в Северную столицу.

 

Ещё один важный элемент, важный пункт нашего проекта – это издание, научное издание, которое мы сейчас подготовили, и вот издательство РОССПЭН уже сейчас занимается редактированием, называется оно «Реликварий Александра Невского». Реликварий это вместилище мощей. Вообще мощи святого для средневековой религиозной культуры, для православного сознания, прежде всего средневекового времени, имели чрезвычайно большое значение. Именно чудеса от мощей были главным основанием для канонизации святого. И мощи Александра Невского, которые пребывали до начала XVIII века во Владимирском Рождественском монастыре, были главным объектом почитания Александра Невского в Средневековье. А в 1723 году Петр I распоряжается перенести мощи Александра Невского в северную столицу. Вот этот средневековый культ – он переносится в столицу Нового времени, и таким образом Петр связывает и свою северную политику с Александром Невским, он возвращает Александра Невского на север, можно сказать, в места его ратных подвигов. Почему и проект наш называется «Великий северный путь», это перенесение образа Александра Невского из Средневековья в Новое время. И из центральной России в Северную столицу. Вот что такое «Великий северный путь» в нашей трактовке в данном проекте.

И в это издание мы постарались собрать всех специалистов, которые писали на эту тему, которые в настоящее время изучают гробницы, реликварии, раки Александра Невского: и археологи, и музейные сотрудники, и архивные сотрудники, представителем церковной науки тоже в нашем сборнике. Мы попытались собрать материалы обо всех реликвариях Александра Невского, которые служили местом упокоения его, пребывания его мощей, начиная с XIII века и  заканчивая современностью.

 

Мы постарались найти малоизученный аспект в исторической памяти об Александре Невском. Сколько всего было гробниц? Мы расскажем обо всех.

 

Реликварий как объект культуры, как объект истории, как место сосредоточения памяти и почитания Александра Невского. Вот это наша задача для данной книги. Ну, можно сказать, ну что, неужели реликварий – это самое главное? Неужели самое главное в памяти об Александре Невском – где хранились его мощи? Безусловно, это не так. Но наша задача как историков, как людей, занимающихся наукой, освещать неизвестное. Если бы мы просто повторяли, в общем, то, что уже много раз было опубликовано – известные факты из жизни Александра Невского, известные его изображения – то научного значения такое здание не имело бы. А мы постарались найти малоизученный аспект в исторической памяти об Александре Невском. И вот таким малоизученным аспектом оказались его гробницы. Что мы знаем о первоначальной гробнице Александра Невского? А сохранилась ли она? Эти вопросы мы ставим и предлагаем на них ответы. А сколько было всего гробниц Александра Невского? А почему одна сменяла другую? А что это значило для общественной жизни России? Вот на эти вопросы мы стараемся отвечать в данной книге.

 

Марина Лобанова:

Как я понимаю, книга выйдет в конце года, и мы, наверное, поговорим по выходе уже. Правильно я понимаю?

 

Алексей Сиренов:

Мы обязаны её в конце года представить, провести презентацию. Поэтому сейчас мы работаем практически в режиме нонстоп. И мы, и издательство – нам нужно её обязательно выпустить.

 

Марина Лобанова:

Тема реликвария, гробницы Александра Невского, она последние годы стала какой-то очень знаковой в отношениях церкви и общества, секулярного общества, когда говорят о взаимоотношениях церкви и музеев, церкви и государства, когда говорят о роли церкви сегодня вообще для массового сознания, обычно упираются вот в этот вопрос как раз раки Александра Невского… Почему это стало так важно в XXI веке? Да, это тоже ведь удивительно. И когда вы говорите о многих, многих реликвариях, может быть, это тоже внесёт какую-то ясность в наше понимание того, что у нас происходит с культурой.

Вот я бы просила вас ещё рассказать о партнёрах проекта, об участниках проекта, что внёс каждый, и есть ли там участие каких-то представителей церковных? И как удается взаимодействовать?

 

История церкви неотделима от истории России, особенно если говорить о Средневековье, то церковь является для нас хранителем и исторической памяти, и исторических памятников.

 

Алексей Сиренов:

Я хочу сказать, что мы, конечно, занимаемся изучением истории церкви. Потому что история церкви неотделима от истории России, особенно если говорить о Средневековье, то церковь является для нас хранителем и исторической памяти, и исторических памятников. И здесь взаимодействие, безусловно, безусловно необходимо, без него никак не осуществить вот даже такой проект, как наш проект, посвящённый реликварию. Да, действительно, вы правильно говорите, что напряжённость возникает неизменно, когда речь идёт о гробнице середины XVIII века из собрания Эрмитажа. Но мы попытались в нашей книге показать, что существуют… существовали и, возможно, существуют и другие гробницы Александра Невского. В общем-то, не менее для истории ценные. И не нужно думать, что память об Александре Невском и почитание Александра Невского соединились в этом памятнике искусства середины XVIII века, в этом серебряном комплексе погребальном, куда входит и сама гробница серебряная, и канделябры, и фигуры ангелов, и другие элементы оформления этого комплекса. А есть, например, гробница XIII века, в которой мощи Александра Невского хранились на протяжении многих столетий. И существует предположение, которое мы тоже попытались представить с возможной аргументацией, с возможным контекстом, что эта гробница сохранилась. И была открыта археологами в конце девяностых годов. Правда, стопроцентной уверенности в этом нет, но, на мой взгляд, это предположение весьма и весьма вероятно. И её, безусловно, надо изучать и надо почитать.

Потом, существует гробница конца XVII века, в которой мощи Александра Невского были перевезены из Владимира в Петербург. И, собственно говоря, вот серебряная гробница – она как чехол существовала, а внутри находилась рака XVII века.

Наконец, существуют и современные гробницы, одна из них сейчас в Александро-Невской лавре находится, у неё тоже интересная история. И вот как раз наши коллеги из Санкт-Петербургской духовной академии рассказали о судьбе, об истории этой гробницы, у нее есть своя история, которая тоже имеет значение.

Есть гробница, которая осталась во Владимире после того, как оттуда мощи были перенесены. И на её публикацию дал благословение митрополит Владимирский и Суздальский Тихон. Мы очень благодарны за такое доброе отношение к нашему исследованию. Поэтому как раз, мне кажется, наша книга – она должна показать, что тема реликвария Александра Невского не сводится только к той гробнице середины XVIII века, такой эффектной, представляющей выдающийся памятник декоративно-прикладного искусства, который находится в Эрмитаже. А вопрос сложнее и шире. Есть и другие реликварии, их тоже надо изучать, публиковать, почитать. Книга именно об этом.

 

Наша книга должна показать, что тема реликвария Александра Невского не сводится только к той гробнице середины XVIII века, такой эффектной, представляющей выдающийся памятник декоративно-прикладного искусства, который находится в Эрмитаже.

 

Марина Лобанова:

По поводу изданий. Ведь те мероприятия, которые прошли, они включали не только выставки, там были и лекции, и вы, в том числе, читали лекции, были научные коллоквиумы, будет конференция в Петербурге большая, эти материалы люди, которые не будут очно присутствовать на этих мероприятиях, смогут где-то почитать?

 

Алексей Сиренов:

По результатам наших мероприятий мы предлагаем авторам наиболее интересных докладов опубликовать эти материалы в изданиях института. Специально делать сборник материалов этих конференций – мы решили отказаться от этой идеи. Когда мы начинали проект, то первая была мысль – это провести коллоквиумы, конференции, лекции, и их результаты, собственно говоря, и должны были составить книгу, изначально задумывали сделать проект, результатом которого будет книга. И опубликовать в этой книге все доклады. Но потом посмотрели, какое количество сейчас проводится конференций по Александру Невскому, и после многих конференций выходит сборник с докладами этой конференции, и доклады разного уровня, какие-то относятся к Александру Невскому напрямую, какие-то, в общем, имеют косвенное отношение. И мы подумали, что собственно научный вклад, если мы просто будем публиковать все-все доклады, которые у нас были, и все сообщения научные, научное значение этого сборника будет невелико. И мы решили, что мы сделаем издание тематическое, посвящённое проблеме гробницы Александра Невского. А доклады и сообщения, те, которые авторы захотят опубликовать, мы предлагаем авторам публиковать в изданиях института. В Санкт-Петербургском Институте истории есть научный журнал, называется «Петербургский исторический журнал», есть такие специальные исторические издания как «Новгородский исторический сборник», который мы издаем совместно с Новгородским университетом и Институтом археологии Российской академии наук, а также ежегодник «Вспомогательные исторические дисциплины». И мы  отказались от мысли издавать ещё один сборник докладов конференции. На мой взгляд, их и так уже много сейчас появляется.

 

Марина Лобанова:

Наши передачи имеют цель познакомить самый широкий круг наших слушателей с мероприятиями, посвященными 800-летию Александра Невского, и, в том числе, с мероприятиями, которые проходят в рамках проекта «Александр Невский: великий северный путь», этот проект, я напомню, организовали Санкт-Петербургский Институт истории Российской академии наук, издательство РОССПЭН и компания «Норникель»  (понятно, что такой большой, масштабный проект невозможен без вот таких попечителей, очень заинтересованных в культурных мероприятиях, научных мероприятиях, поэтому мы всех очень благодарим). Но вот я хочу попросить вас рассказать нам о тех учёных, которых вы привлекаете, может быть, какие-то личности, которых вы выделяете. Но начать попрошу – нескромно, с себя. Ваш научный интерес в отношении Александра Невского? Мы понимаем, что каждый учёный занимается не «вообще», а какой-то отдельной, интересной ему темой. Могли бы вы нас познакомить вот с теми современными персоналиями в мире истории – кто действительно авторитетен и интересен, из тех кто сегодня говорит об Александре Невском и участвует в этом проекте, который вы курируете с научной стороны.

 

Алексей Сиренов:

Вы знаете, сейчас многие вдруг занялись Александром Невским, учитывая год юбилея. Могу сказать про себя, что у меня эта тема присутствует давно, это тема моего научного интереса. Меня интересовало и интересует почитание Александра Невского, прежде всего, в Средневековье, с XIV по начало XVIII века.

Вот с того момента, как Петр распорядился и мощи были перенесены в Петербург, уже начинается почитание государственное, там уже всё регламентировано определёнными указами. И здесь, мне кажется, уже это не так интересно, как более ранний этап, когда Александр Невский был, конечно, канонизирован, но свидетельств его непосредственного почитания, как ни странно, мы имеем мало. Вот я специально собирал свидетельства об исцелениях от мощей Александра Невского, их до двух десятков не доходит, всех случаев исцелений от мощей Александра Невского. И это при том, что многие десятки списков его жития действительно ходили, включались в прологи, включались в минеи, в святцы, то есть это был действительно почитаемый святой по всей стране. Но как чудотворец, получается, он был довольно-таки так вот узко известен.

Икон Александра Невского довольно мало знает допетровское время. Почти не имеем до начала XVIII века церквей Александра Невского. Вот мне известно 4, и то – 2 из них придела, а самостоятельного храма всего 2 мне известно до начала XVIII века, посвящённых Александру Невскому. Может, я что-то пропустил, будут ещё какие-то выявлены единичные случаи, но всё равно это очень мало.

Вот этот феномен меня интересует – как складывалось почитание Александра Невского. На мой взгляд, здесь две были составляющие. Одна составляющая – это святой династ, святой предок династии московских Рюриковичей. Для них было очень важно, что у них среди непосредственных предков есть святой. Они это всячески подчеркивали. Но это почитание было несколько абстрактным. То есть Александр Невский всегда присутствовал в историческом нарративе, в государственном нарративе он всегда присутствовал, но это не было вот таким живым почитанием святого. А другая традиция – это традиция местная, Владимирского Рождественского монастыря, почитание святого местного. И вот эти две традиции – они иногда пересекались, иногда дополняли одна другую, а иногда расходились. И вот это мне было интересно рассматривать, изучать, вот это мой интерес – к формированию памяти об Александре Невском.

И именно в таком ключе, как изучение памяти об Александре Невском, мне и хотелось построить проект, прежде всего именно для того, чтобы найти что-то новое, какой-то новый взгляд на Александра Невского. И мы привлекли исследователей, которые занимаются изучением, скажем, некрополя Владимирского Рождественского монастыря,  где похоронен был Александр Невский. А кто там был похоронен ещё? Каково было отношение к этому монастырю в Средневековье именно как к месту погребения? И замечательная статья будет у нас в книге – археологов Леонида Андреевича Беляева, Олега Михайловича Иоаннисяна, Петра Леонидовича Зыкова, где будут опубликованы материалы раскопок археологических конца девяностых годов XX века. Четверть века назад были произведены эти раскопки и был открыт богатейший средневековый некрополь Рождественского монастыря. Не только один Александр Невский был там похоронен. А всё же – а где же он там был похоронен? Есть ли остатки его захоронения? Вот этот вопрос до сих пор не решён. Казалось бы, уж про Александра Невского знаем всё… На самом деле – не всё.

 

Мне хотелось так построить проект, чтобы найти что-то новое, какой-то новый взгляд на Александра Невского.

 

Потом, сама история перенесения мощей. В конце XIX века были опубликованы архивные материалы, связанные с тем, как мощи перевозились из Владимира в Санкт-Петербург. Но, как выяснилось, далеко не все эти материалы были тогда выявлены и  опубликованы.

Параллельно с нашим проектом готовились выставки в Государственном Эрмитаже, прекрасная выставка, посвящённая Александру Невскому, была открыта в 21 году, в Российском государственном архиве древних актов должна скоро открыться выставка, и в процессе подготовки выставки их авторы, сотрудники Эрмитажа и РГАДА, которые участвовали в подготовке выставки, выявили новые архивные материалы, в том числе, связанные с перенесением мощей Александра Невского. Мы пригласили этих коллег принять участие в нашем издании. Это московский архивист Наталья Юрьевна Болотина и сотрудник Эрмитажа Борис Дмитриевич Зашляпин. И они опубликовали в рамках нашего проекта неизвестные ранее архивные материалы, посвящённые перенесению мощей.

Наконец, история вскрытия мощей в 1922 году в Петрограде, когда мощи Александра Невского были вскрыты по настоянию новой власти, и что же там было обнаружено? Там, кроме останков Александра Невского, была обнаружена вот та самая пропавшая впоследствии грамота, которую архивисты Архива Ленинградской области в Выборге недавно буквально нашли. В этой последней находке не только сама грамота интересна, но и уголовное дело (в котором грамота хранилась с 1922 года) по обвинению представителей церкви «в вековом обмане», и интересно также и то, как это дело не состоялось, потому что самого обмана не смогли доказать. Но, тем не менее, это уголовное дело было начато и материалы его сохранились. И здесь мы пригласили, пожалуй, сейчас лучшего специалиста по изучению Александра Невского и исторической памяти об Александре Невском Романа Александровича Соколова, а также директора Архива Ленинградской области в Выборге Юлию Игоревну Крипатову, и они изложили историю и обнаружения этого архивного «Дела», и тот контекст, в котором это уголовное дело было начато, и чем закончилась эта история.

И, наконец, наши коллеги из Санкт-Петербургской духовной академии Константин Александрович Костромин и Дмитрий Анатольевич Пономарев написали о том, что сейчас является реликварием для мощей Александра Невского, это тоже интересно. Это уже современность.

Таким образом мы постарались связать XIII век с XXI веком. Мне кажется, вот это тоже очень важно и для истории, и для историка – не писать только о прошлых временах как о чем-то оторванном от нас, а проследить вот ту традицию, ту живую нить, которая связует далекое прошлое с нами сегодняшними, с современностью. И как раз почитание Александра Невского – это то, что объединяет нас, людей XXI века, с нашими далекими предками XIII века. Потому что почитание Александра Невского началось вскоре после его кончины, во второй половине XIII века, и мы как бы стоим в одном ряду. Вот это очень, мне кажется, важное даже в мировоззренческом смысле ощущение, и мы постарались, чтобы это тоже присутствовало в нашей книге.

 

Марина Лобанова:

Правильно ли я понимаю, что все публикации, которые вы упомянули, войдут в книгу «Реликварий Александра Невского»?

 

Алексей Сиренов:

Да, я как раз об этой книге и говорю, это самый главный наш, можно так сказать, академический результат проекта. Это издание научное.

 

Марина Лобанова:

Потрясающее будет издание, мы очень ждём, и буду просить вас рассказать о нём, может быть, ещё кого-то позовём в программу уже «Книжное обозрение», потому что действительно обещания просто какие-то очень заманчивые. Алексей Владимирович, вот вы рассказали о том, что уже сделано, что готовится и кто участвует лично, работает в этом проекте, и мы как-то почувствовали, действительно, что наш век, оказывается, не такой уж и маленький в плане научных достижений, что у нас есть кого послушать, есть кого почитать, есть современные учёные и есть открытия, даже архивные открытия, и они продолжаются. Может быть, что самое такое удивившие вас в этих открытиях, как тоже историка, занимающегося этими темами? Что вам показалось таким примечательным, таким замечательным, что мы открыли в ходе этих мероприятий юбилейного года Александра Невского, что, может быть, изменит и наше отношение, наше почитание этого святого и выдающегося деятеля исторического?

 

Почитание Александра Невского – это то, что объединяет нас, людей XXI века, с нашими далекими предками XIII века.

 

Алексей Сиренов:

Я бы назвал два открытия.

Одно из них сделано не сейчас, но в последние годы обнародованы эти материалы, это результаты археологических раскопок, которые были проведены в комплексной археологической экспедиции Эрмитажа и Владимиро-Суздальского музея-заповедника в Рождественском монастыре города Владимира четверть века назад. Сейчас появляются статьи, где результаты этих раскопок все больше и больше публикуются и вводятся в научный оборот. Открыты остатки собора, уничтоженного в советское время, а также большой средневековый некрополь, десятки погребений, в том числе в белокаменных саркофагах, некоторые из них относятся к XIII веку, какие-то, возможно, к домонгольскому времени. И, безусловно, исследование этих материалов изменит наше представление о том месте, где был похоронен Александр Невский. Ведь это же очень важно: Александр Невский умирает, его хоронят в монастырском храме, и митрополит Кирилл, который, собственно говоря, Киевский митрополит, но он тогда пребывает в северо-восточной Руси, говорит, что «закатилось солнце земли Суздальской», ни об одном другом князе он так не сказал. Это очень важно для судеб России, Руси тогдашней, и для судьбы Русской Церкви, что митрополит из Киевской земли, разоренной монголами, перебирается тоже в разоренную монголами северо-восточную Русь и постепенно там закрепляется. И вот то, как митрополит оценивал Александра Невского, говорит о союзе, который у митрополитов Киевских тогда намечался, складывался с князьями северо-восточной Руси. И очень вероятно, что именно в Рождественском монастыре митрополиты и имели свое пребывание в то время. И изучение этого места – археологическое, историческое, по очень немногочисленным дошедшим до нас письменным источникам, ведь архив монастыря сгорел в начале XVIII века, до нас очень мало что дошло, но изучение этих материалов, я надеюсь, позволит иначе взглянуть на эпоху Александра Невского. Это первое, что, на мой взгляд, сейчас происходит важное в изучении фигуры Александра Невского.

А второе – неожиданно совершенно новыми подробностями обогатились наши представления о событиях XX века, когда происходило вскрытие мощей Александра Невского. Что это была за политическая акция? И здесь обнаружение уголовного дела 1922-24 годов – это очень важная находка. И сейчас наши коллеги, которых мы привлекаем к нашему проекту, работают над тем, чтобы это ввести в научный оборот. Я надеюсь, что изучение продолжится этих документов, они будут опубликованы, может быть, полностью или почти полностью, коллеги решат, как это делать. И это повлияет на представление о месте Александра Невского, об отношении к нему в послереволюционное время – тоже, мне кажется, очень важно.

 

Вскрытие мощей Александра Невского –  что это была за политическая акция? И здесь обнаружение уголовного дела 1922-24 годов – это очень важная находка.

 

Марина Лобанова:

Об этом мы продолжим разговор в нашем эфире, и, конечно, мы очень ждём и других событий в рамках этого проекта, которые будут уже в нашем городе, в Петербурге, запланированная конференция, как я понимаю, состоится 6 декабря, так ли это?

 

Алексей Сиренов:

Да.

 

Марина Лобанова:

Очень ждём и выхода книги. И сегодня, слушая вас, для меня открытие, конечно, это ощущение Александра Невского очень актуальным сегодня, удивительным человеком, который связывает нашу страну, нашу историю, он связывает и время, и пространство, и вот как раз этот проект, о котором мы говорим и научным руководителем которого вы являетесь, «Александр Невский: великий северный путь», этот проект также связует и время, и пространство, то есть он говорит не о каком-то одном месте, связанном с Александром Невским, не о каком-то одном времени, его времени, а вот именно о связи времени и пространства, и меня потрясло в этом смысле, что Петр Первый тоже так думал, он как бы перевез Москву в Петербург, когда перевез сюда Александра Невского как вот эту связующую нить. И это такая центральная точка русской истории и культуры. И, знаете, как-то вот мне подумалось, что пока Александр Невский здесь, всё так и остаётся: Петербург – центр российской истории, мне кажется, до сих пор.

Но, пользуясь возможностью разговора с вами, Алексей Владимирович, я бы хотела задать два вопроса, которые очень часто задают современные люди, это очень простые вопросы, но почему-то ответа на них конкретного никто так и не дал для самого широкого круга. Итак, два вопроса по поводу Александра Невского: знаем ли мы, как он выглядел? Какова была его внешность? И сохранилась ли хоть какая-то его прямая речь, хоть одна фраза?

 

Память об Александре Невском и его почитание – это традиция не прерывавшаяся и не надуманная, у нас очень мало таких живых традиций.

 

Алексей Сиренов:

Прежде чем ответить на эти два вопроса, я бы хотел сказать одну ремарку к вашим словам. Действительно, мне кажется, важно изучая памятники, связанные с Александром Невским и памятью об Александре Невском, изучить, показать, подчеркнуть, что Александр Невский – это традиция, которая связывает нас сегодняшних с XIII веком, и традиция не надуманная. У нас в стране очень мало таких живых традиций. Почему-то в российской действительности принято было традиции прерывать, обрубать, уничтожать… Мы живём с очень короткой такой реальной, не мифологизированной памятью. Наши учреждения имеют довольно такую небольшую историю, как правило… Потому что мы постоянно что-то меняем, ломаем, уничтожаем, переделываем, перестраиваем. И это было и раньше, и в семнадцатом веке, и в шестнадцатом… Мы плохо храним наши памятники. Сколько всего было уничтожено! И для нас очень важно сейчас иметь вот те действительные реальные традиции, которые связывают нас с историей на протяжении веков.

Сейчас празднование 800-летия Александра Невского и приходится слышать такие призывы: «давайте брать с него пример». Но как мы можем брать пример с Александра Невского? Пойти шведов победить, что ли? Нам трудно брать с него пример, потому что он жил совсем в других условиях. Мне кажется, тут важно не пример непосредственный брать, а понимать, обращаясь к Александру Невскому, что вот у нас, вот она – одна история. И это одно из таких связующих звеньев, которые позволяют нам ощущать себя в одном историческом и культурном пространстве с людьми тринадцатого, четырнадцатого, пятнадцатого, шестнадцатого веков. Вот для чего нам нужен сейчас Александр Невский.

Дальше – к вашим вопросам. На оба вопроса можно ответить отрицательно.

Есть косвенное указание, что он был красив собой и высок, которое происходит из уст автора жития, его младшего современника. Но, знаете, агиографический жанр – он  имеет свои особенности, свою специфику, и агиограф не всегда создает точный портрет того святого, о котором он пишет. Поэтому воспринимать житие как непосредственное описание Александра Невского, его биографии – не следует. Есть косвенные ещё отражения, вот у литературоведа замечательного петербургского Натальи Сергеевны Демковой была статья об одном позднесредневековом тексте, где упоминался Александр Невский, который мог дотянуться до деисуса в храме, деисус – ряд иконостаса. Такие предания, что Александр Невский был высокого роста, хотя и очень немногочисленны, но встречаются, и, вполне вероятно, что они отражают некое предание о реальном росте Александра Невского.

Его останки не исследованы современными методами и я даже не знаю, возможно ли это. Хотя, может быть, если бы их можно было исследовать, то мы что-то бы узнали об Александре Невском, о том, как он выглядел, по крайней мере, попытались узнать.

Относительно его прямой речи тоже никаких у нас достоверных известий нет. Всё, что приписывают Александру Невскому, «кто с мечом к нам придет» и так далее, это всё поздняя житийная традиция. И вообще образ Александра Невского во многом создан в последующие эпохи. Если взять Александра Невского в том виде, в каком он был представлен в летописи, то это, конечно, совсем другой человек, чем вот тот, каким мы его себе представляем.

 

Марина Лобанова:

Здесь мы заканчиваем беседу. И продолжим в нашем эфире освещать проект «Александр Невский: великий северный путь», это проект Санкт-Петербургского Института истории РАН, издательства РОССПЭН и компании «Норникель», у проекта много партнёров, среди них Новгородский государственный музей-заповедник, Государственный музей истории Петербурга и Владимиро-Суздальский музей-заповедник. Многие ученые, историки, деятели культуры принимают в нём участие, обо всём этом будут выходить и другие передачи. Сегодня мой собеседник – научный куратор этого проекта, доктор исторических наук, директор Санкт-Петербургского Института истории Российской академии наук, член-корреспондент Российской академии наук Алексей Владимирович Сиренов. Я благодарю вас, что вы уделили время для записи этой передачи.

 

См. также:

Александр Невский, Новгородский, Киевский, Владимирский, Петербургский

Он умел княжить в ситуации распахнутого «окна в Европу», так что покровителем Санкт-Петербурга стал не только из-за имени «Невского». Репортаж из Владимира о выставке «Александр Невский: легенда о святом» – в программе Даниила Варламова «Музейный калейдоскоп». Эфир 28 августа 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ

Уникальная деревянная скульптура Александра Невского и личные вещи первого петербургского новомученика на выставке во Владимире

Репортаж Екатерины Степановой об открытии выставки «Александр Невский: легенда о святом» во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике в рамках проекта «Александр Невский: великий северный путь». Эфир 17 августа 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

Легенда о воине, дипломате, святом: каждый век вносил свои изменения и дополнения в житие Александра Невского

В программе «Радиоэкскурсии» – вторая часть рассказа о выставке «Александр Невский: легенда о воине» в Новгородском музее-заповеднике в рамках музейно-исторического проекта «Александр Невский: великий северный путь. К 800-летию государственного деятеля, полководца и святого». Эфир 6 июня 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

«Это первое имя Александр среди Рюриковичей»

Продолжаем в нашем эфире рассказывать о юбилейном проекте «Александр Невский: великий северный путь. К 800-летию государственного деятеля, полководца и святого». Программа «Радиоэкскурсии». Эфир 30 мая 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

Политика, война, святость – Александр Невский

«Образ Александра Невского объединяет, скрепляет несколько исторических эпох». Репортаж Екатерины Степановой о международной конференции в Великом Новгороде «Александр Невский – воин и политик». Эфир 8 мая 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ

«Иногда художественное кино настолько гениально, что для простого зрителя оно выглядит как нечто произошедшее на самом деле…»

Программа Даниила Варламова «Музейный калейдоскоп» рассказывает о лекции историка Романа Соколова, посвященной фильму Сергея Эйзенштейна «Александр Невский». Продолжаем освещать проект «Александр Невский: великий северный путь». Репортаж из Великого Новгорода. Эфир 24 апреля 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ

«Александр Невский: легенда о воине»

Открытие выставки «Александр Невский: легенда о воине» в Великом Новгороде в рамках проекта ««Александр Невский: великий северный путь». К 800-летию государственного деятеля, полководца и святого». Эфир 12 апреля 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

«Александр Невский: великий северный путь»

Программа «Уроки истории» посвящена началу проекта ««Александр Невский: великий северный путь». К 800-летию государственного деятеля, полководца и святого». Программу ведет протоиерей Александр Степанов. Гость – историк Алексей Владимирович Сиренов, директор СПб Института истории РАН, научный куратор проекта. Эфир 29 марта 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru