fbpx
6+

«Иногда художественное кино настолько гениально, что для простого зрителя оно выглядит как нечто произошедшее на самом деле…»

Программа Даниила Варламова

«Музейный калейдоскоп»

Тема: Всероссийский Музейно-исторический проект «Александр Невский: великий северный путь», при поддержке компании «Норникель». В рамках проекта в Великом Новгороде состоялась лекция известного петербургского историка Романа Соколова, посвященная мифам, связанным с фильмом Сергея Эйзенштейна «Александр Невский»

Эфир 24 апреля 2021 г.

АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

Даниил Варламов: В эфире программа «Музейный калейдоскоп», у микрофона Даниил Варламов. Здравствуйте! Стартовал Всероссийский Музейно-исторический проект ««Александр Невский: великий северный путь». К 800-летию государственного деятеля, полководца и святого», объединяющий музеи, высшие учебные заведения и научные организации Санкт-Петербурга, Москвы, Мурманска, Владимира, Суздаля, Великого Новгорода, Пскова, Торжка и Твери.

 

Александр Невский на протяжении уже многих веков считается одним из главных святых покровителей нашей страны. В то же время, историческая память о нем как о выдающемся государственном деятеле и полководце не угасала никогда, даже в советское время. Именно Александр Невский по результатам всероссийского голосования в 2008 году был выбран «именем России».

 

Географически проект, профинансированный компанией «Норникель», соответствует точкам маршрута перенесенных в 1723 г. из Владимира в Петербург святых мощей князя. Начались же мероприятия в Великом Новгороде — в одном из тех городов, где останавливалась процессия со святыми мощами вот уже почти 300 лет назад. В Новгородском музее-заповеднике открылась выставка «Александр Невский: легенда о воине», также в разных культурных учреждениях города прошли лекции выдающихся ученых-историков. Сегодняшняя передача будет посвящена лекции директора Института истории и социальных наук РГПУ имени А.И. Герцена, профессора Романа Соколова “«Александр Невский» С.М. Эйзенштейна: история и мифы” в новгородском Киномузее.

 

 

В начале — о самом музее, основанном режиссером Валерием Рубцовым. Валерий Валерьевич, который руководит музеем и поныне, рассказал историю появления музея в Великом Новгороде.

 

Валерий Рубцов: Для меня это, в принципе, вся жизнь: сразу после школы мы с ребятами грезили кинематографом, хотели и во ВГИК поступать – тогда это было сложно, это было начало 80-х. Но мы начали сами снимать фильмы. Сначала это были фотофильмы – это когда пишем сценарий и вместо кинокамеры используем фотоаппарат, и потом делаем большие альбомы. Типа комиксов, только на фотографиях, с подписями, напечатанными на машинке – на несколько сотен фотографий. У меня есть один такой альбом. Детективы всякие, убийства – вот такое мы делали кино. Потом нашли кинокамеру у друзей, стали уже снимать на кинокамеру: любительские, в основном игровые коротенькие фильмы. Потом организовали киностудию любительскую, здесь, в Новгороде. Несколько лет она просуществовала, я там был руководителем. То есть весь кинопроцесс – не большого кино, но маленького – я, в общем-то, весь знал. Мы покупали пленку, сами, естественно, снимали. Все делали, от начала до конца: расставляли кинокамеры, снимали, потом сами проявляли, естественно, потом монтировали фильм, потом же и показывали, и смотрели это все. Практически, весь цикл кинематографический. Все, что здесь есть, многое я прекрасно знаю, как работает, и сам все это делал.

Ну а потом уже я плавно ушел в телевидение, как только оно появилось в городе. Это было начало 90-х уже, когда здесь стали появляться кабельные телестудии, в одну из них я ушел. Так, собственно, много лет проработал на телевидении. Потом ушел в журналистику – газетную, в интернет, т.е. разное попробовал. Несколько лет назад, когда понял, что кинопленка вообще прекращает свое существование – заводы стали зарываться, которые пленку производили, кино уже стало сниматься только на цифру — возникла такая идея: почему бы не сохранить память об этом ушедшем, хотя бы о любительским кино? Тем более у нас какая-то техника оставалась: несколько кинокамер, кинопроекторы, монтажные столики. То, чем мы, собственно говоря, занимались, то у нас и было. Решили сначала, может быть, небольшой школьный музей открыть, но не сложилось. Но меня это сильно увлекло, идея именно музея, я залез в интернет, посмотрел, сколько всего продается – только-только появились интернет-аукционы, стали все продавать, в общем-то, недорого. Я стал потихонечку накапливать коллекцию для будущего музея.

 

Даниил Варламов: И коллекция формировалась за счет эскпонатов, которые вы в России приобрели – или нет? Я вот видел много экспонатов, которые имеют отношение к иностранному, зарубежному кинематографу.

 

Валерий Рубцов: На самом деле, конечно, в основном то, что продавалось в России. Много иностранной техники здесь тоже было, особенно немецкой, потому что после войны много привезли трофейного: и киноаппараты, и кинокамеры. Здесь можно найти какие-то интересные экспонаты. Была идея собрать только советское оборудование и только любительское. Но когда эта коллекция заполнилась – в принципе их, все-таки, ограниченное количество этих моделей – мы открыли несколько лет назад «Галерею времени» совместно с музеем-заповедником, в стене Кремля. В 2012 году наш музей-заповедник предложил совместный проект сделать. Там есть часть кремлевской стены, восстановленная в 90-х годах. Внутри она полая. И вот мы сделали такую выставку кинотехники, плюс они там еще старые фотографии  тоже выставили. Получилось два этажа. Почему «Галерея времени»? Потому что это было длинное узкое пространство, совсем узенькое, два этажа причем. На следующий год мы там еще два кинозальчика открыли маленьких, старого фильма: и старые немые, и документальные показывали. В общем, такой интересный получился опыт. И вот там, после общения с посетителями… Книгу отзывов сразу завели, чтобы можно было понимать, правильно ли все делаем. Единственно, пространство там очень неудобное для экспонирования: неотапливаемое, холодное, сырое, пыльное. Четыре сезона мы там пробыли, каждый год что-то меняя, что-то добавляя. И там, в принципе, я понял, что для людей там все равно – любительское кино, профессиональное. Большинство не понимают, в чем разница такой камеры или другой. Я понял, что нужно все-таки рассказывать не только о какой-то одной стороне кино, а вообще рассказать историю кинематографа. И я стал приобретать экспонаты, которые могут дополнить – то, чего у меня нет. И так постепенно формировалось уже понимание того, каким будет музей будущий: что там будет, как будет. Три года назад мы открылись в этом здании.

 

Даниил Варламов: Ваш музей стал одной из площадок для проекта «Норникеля», посвященного Александру Невскому. Как вы оказались в этом проекте?

 

Валерий Рубцов: Юлия Кантор, которая организатор этого проекта, — она мне позвонила (она была у нас в музее, ей все очень понравилось): «Вот, есть такой проект, очень хочется и вас туда же позвать – что можно будет сделать?». Я ей предложил – вот, у меня есть идея снять фильм о Сергее Эйзенштейне – о том, как он готовил «Александра Невского». Сначала это, а потом я вышел на историков и предложил еще заодно и лекцию провести. То есть мы вошли именно с кинематографической точки зрения в этот проект. Сейчас готовим фильм, как раз Роман Соколов является его научным консультантом. Сценарий уже готов почти, уже начались первые съемки, поэтому где-нибудь летом уже фильм будет готов. Он тоже будет необычный – как и все у нас в музее. Так что удивим еще не раз!

 

 

Именно в Киномузее, которым руководит Валерий Рубцов, напомню, состоялась одна из первых лекций в рамках Всероссийского Музейно-исторического проекта «Александр Невский: великий северный путь», организованного на средства компании «Норникель». Директор Института истории и социальных наук РГПУ имени А.И. Герцена, профессор Роман Соколов выступил с лекцией “«Александр Невский» С.М. Эйзенштейна: история и мифы”. Перед лекцией Роман Александрович уделил несколько минут радио «Град Петров» и ответил на вопрос — как отличить историческую правду от мифа о событиях далекого или недавнего прошлого?

 

 

Роман Соколов: Чтобы различить, одно от другого научиться отличать, нужно читать книги. Книги, в которых напечатаны как работы историков, так и книги, в которых можно найти тексты источников.

 

Даниил Варламов: Как мифы появляются?

 

Роман Соколов: Мифы появляются разными путями, в том числе и благодаря художественным произведениям. Если уж говорить о предмете сегодняшней лекции, о фильме Сергея Михайловича Эйзенштейна, то это тоже в определенной степени исторический миф. Я имею в виду то, как Эйзенштейн представлял себе Александра Невского. Но он художник, и он, соответственно, имел возможность, имел право и даже, более того, имел обязанность представлять себе Александра Невского таким, каким он его видел. А вот если мы не научимся отличать художественное произведение от исторической реальности, то, согласитесь, это не проблема Сергея Михайловича Эйзенштейна. Есть разные жанры. Есть жанры художественного кино, иногда художественное кино настолько гениально, что для простого зрителя оно выглядит как нечто произошедшее на самом деле. Но это, так сказать, высший пилотаж, это действительно продукт, который был создан гениальным режиссером. Мы должны помнить, что реального Александра Невского можно найти, если, опять же, можно так выразиться, посредством других средств, не с помощью просмотра кинофильма, а с помощью, в первую очередь, чтения книг историков, а затем уже чтения источников – после того, как будет получена определенная подготовка.

 

Даниил Варламов: То есть воспринимать фильм Эйзенштейна как исторический, как попытку представить реального Александра Невского не стоит – это именно художественное произведение?

 

Роман Соколов: Фильм Эйзенштейна – это художественный фильм, который построен на реальных событиях. Канва фильма, она, безусловно, исторически достоверна, как-то: действующие лица некоторые (например, сам Александр Невский), главный вопрос, вокруг которого построен сюжет, — это вторжение немецких рыцарей и Ледовое побоище. Все эти события были в действительности, ну а как их уже трактует Эйзенштейн, как он именно видит, как там рыцари красиво проваливаются под лед, — это уже его, задача художника: сделать так, чтобы зрителю было приятно смотреть.

 

Даниил Варламов: Александр Невский для наших современников и, может быть, для вас лично – прежде всего кто: политический деятель, святой, полководец?

 

Роман Соколов: Вы знаете, очень интересный вопрос, правильный и взвешенный. Я убежден, что для каждого Александр Невский – это прежде всего какая-то одна ипостась, в подавляющем большинстве случаев. Для кого-то он в первую очередь святой, для кого-то государственный деятель, для кого-то полководец. Есть определенная группа наших сограждан, которые не принимают его деятельность. Это связано как раз с тем, мне кажется, что не те книги люди читают и не те, может быть, документальные фильмы видят и не там, видимо, на каких-то интернет-площадках прежде всего. Тем не менее, такое тоже имеет место быть. Если говорить обо мне, то для меня Александр Невский и святой, и воин, и государственный деятель, и полководец. Как в одном человеке эти несколько ипостасей уживались, так я его и воспринимаю. Мне, на мой субъективный взгляд, кажется, что это единственно правильный подход. Кстати говоря, справедливости ради, нужно отметить, что это одновременно и расчетливый политический деятель, который использовал, в том числе, жесткие и даже жестокие, с точки зрения современного человека, вовсе не приемлемые методы. Это тоже было, естественно, это тоже нельзя сбрасывать со счетов.

 

Даниил Варламов: Ваша лекция проходит в рамках проекта «Норникеля», посвященного Александру Невскому. Расскажите, как Вы оказались в этом проекте, что Вы об этом проекте думаете? И, может быть, в целом о том, как следует увековечивать память об Александре Невском.

 

Роман Соколов: Прежде всего, я должен сказать, что это очень важное, значимое начинание. И то, что российский бизнес занимается, в том числе, организацией таких проектов, это, конечно, показатель, который некий оптимизм вселяет, безусловно. Проект «Александр Невский: великий северный путь», о котором мы сейчас с вами говорим, он, конечно, подразумевает не только создание кинофильма. Это и организация выставок, научных мероприятий, конференций. Вчера открылась выставка в Новгородском музее-заповеднике, в августе, как я надеюсь, пройдет выставка во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике во Владимире. Ну и, кроме того, мой родной город, Санкт-Петербург, также будет организовывать выставку в рамках того же проекта и при поддержке того же «Норникеля». Это очень важно, потому что широкий круг наших сограждан получат возможность ознакомиться с уникальными артефактами, касающимися деятельности Александра Невского – реального Александра Невского, исторической памяти о нем. Это ведь тоже исторические источники, и с ними тоже надо знакомиться. Это наше культурное наследие, это очень важно. Что касается моей скромной роли в этом проекте, то организаторы посчитали нужным, возможным, целесообразным пригласить, в том числе, меня, чтобы я, в частности, прочитал ту лекцию, которая сегодня, как я надеюсь, будет представлена в новгородском Киномузее. Ну и выполню еще ряд некоторых научно-исследовательских работ, но лично моя роль здесь очень скромная.

 

 

Даниил Варламов: В нашем эфире прозвучит отрывок из самой лекции.

 

 

Роман Соколов: В конце 1937 года, в 12-м номере журнала «Знамя» сценарий был опубликован. Причем интересно, название сценария – «Русь» – имело еще подзаголовок, «1-й вариант». Поэтому сейчас очень часто можно встретить утверждения, согласно которым на 1-й вариант сценария появились отклики. Это название – 1-й вариант сценария – не отражало сути. На самом деле, это был третий, как минимум, вариант, по факту. Но – 1-й опубликованный.

Начало 1938 года принесло важные перемены. Во-первых, вышел в свет сценарий. Это позволило Эйзенштейну на вполне легальных, нормальных основах, как положено, приступить к работе дальнейшей над фильмом.

В начале 1938 года был арестован Борис Захарович Шумяцкий. Обвинили его, разумеется, в связях с иностранной разведкой. Я, честно говоря, не помню, с какой именно, но не думаю, что это имеет какое-то принципиальное значение. Конечно, ни шпионом, ни вредителем он не был. Но, если и вредил, то вполне конкретному одному человеку – в первую очередь, самому Сергею Михайловичу Эйзенштейну. И, очень интересный момент, вы знаете, начиная с 1938 года, когда просматриваешь ведомственные издания, связанные с кинопроизводством, когда просматриваешь материалы каких-то совещаний, очень многие художники этого Бориса Захаровича сильно ругали. И было за что. Но практически нигде – нигде – Сергей Михайлович Эйзенштейн его не пинал. Вероятно, думая о том, что – ну что с ним теперь связываться, когда такое произошло?

Ну а Сергей Михайлович Эйзенштейн продолжил работу, в том числе с помощью «Мосфильма». На «Мосфильме» было созвано совещание, на котором присутствовали историки. Организовал его методический отдел «Мосфильма», и на этом совещании каждый из присутствующих историков.…А там были такие корифеи, как Артемий Владимирович Арциховский, например, или Юрий Владимирович Готье, или Николай Павлович Грацианский. Были там Савич, Яковлев.… Были высказаны самые различные замечания, но почти единодушно все историки выступили против концовки. Ну не должно быть такой, как они говорили, антиисторической концовки. Кстати говоря, очень резко против высказался и Михаил Николаевич Тихомиров, который чуть-чуть попозже свое собственное мнение изложил в журнале «Историк-марксист», назвав соответствующую статью «Издевка над историей». Вот эта «Издевка над историей» впоследствии была перепечатана в сборнике трудов Михаила Николаевича. А сейчас она на многих-многих сайтах размещена. Действительно, такой очень мастерски написанный, высокохудожественный, я бы сказал текст. Как правило, историки помнят только об этом тексте. Почему? Потому, что он был напечатан. Но ведь другие историки тоже излагали свое мнение! И в архиве есть соответствующая стенограмма, и отзывы, которые они дали после совещания, тоже там присутствуют. Но их далеко не всегда берут в расчет.

Вернусь к мнениям, которые были изложены историками. Как я уже сказал, почти все они единодушно выступили против антиисторичной концовки – не должно такого быть. Но был один сторонник у Сергея Михайловича Эйзенштейна. Ну, или, если не сторонник, то, по крайней мере, человек, который считал, что а почему нет, художник имеет право на художественный вымысел. И был этим человеком не кто иной, как Артемий Владимирович Арциховский, знаток древностей Великого Новгорода. О нем отдельно можно не 1, не 2 и не 50, наверное, лекций рассказать. Достаточно сказать, что его экспедиция нашла первую берестяную грамоту. Больше можно ничего не говорить. Вот Арциховский проявил достаточно взвешенный подход, и говорил – почему нет, можно что-то изменить, как-то иначе, но пусть будет. Это художественное произведение, это не исторический нарратив, почему нет, пусть будет. И в итоге Арциховский оказался в качестве консультанта этого фильма, его имя упоминается в титрах, мы можем его там видеть. Эйзенштейн настаивал именно на таком финале, его отчасти очень аккуратно поддерживал Виктор Борисович Шкловский. Но итог дискуссии подвели не кинематографисты, не историки и не литераторы, а лично Иосиф Виссарионович Сталин, который делам кинематографа уделял большое внимание. Прочитал киносценарий, взял красный карандаш, провел черту. Кстати говоря, экземпляр с этой чертой лет десять назад обнаружил киновед Рошаль. Ну а Эйзенштейну на словах передали, и он это записал, следующее – «Не может умирать такой хороший князь!». Вероятно, эти слова надо с грузинским акцентом произносить, для того, чтобы было совсем все доходчиво и понятно.

Как вы понимаете, вопрос был исчерпан здесь же. Какой здесь Арциховский, какой тут Эйзенштейн? Стали готовиться к съемкам. Съемки было решено провести в летний период, это давало ряд преимуществ: длинный световой день, солнце (все-таки аппаратура была не такая, как сейчас). К тому же, сразу скажу, что способствовала погода – 40 дней светило солнце и было прекрасно. Эйзенштейн понимал, что он должен сделать все быстро, очень быстро. Тогда жизнь была крайне динамична, он понимал, что, если затянуть на месяц, два или три, то может еще что-нибудь произойти. Поэтому съемки, кинопроцесс максимально быстро велись. Актеры, которых он привлек, были звездами, как бы мы сейчас сказали. Особенно важно, что в тот момент на подъеме, может быть, на пике карьеры был Николай Константинович Черкасов, исполнитель главной роли. У него в 1937 году сразу несколько фильмов вышло и несколько было театральных работ. Он и в «Петре I» снимался, и «Человек с ружьем», по-моему, был в 1937 году, и что-то еще. В общем, сразу несколько картин, он был занят во всех в них, его талант как раз в этот момент раскрывался. И, конечно, это тоже большое значение сыграло.

Кинофильм сняли. Он имел бешеный успех – можно даже так сказать. Первый показ произошел 7 ноября 1938 года. Естественно, это был показ для «своих», для элиты, что называется. Сам Сергей Михайлович Эйзенштейн, конечно, хотел взять на себя повышенные обязательства, и взял: к ноябрьским праздникам планировал картину сдать.

 

 

Даниил Варламов: Прозвучал отрывок из лекции историка Романа Соколова “«Александр Невский» С.М. Эйзенштейна: история и мифы”, которая состоялась в новгородском Киномузее в рамках проекта «Александр Невский: великий северный путь». Проект продлится до декабря текущего года, его финальной точкой станет Санкт-Петербург. Наша радиостанция будет рассказывать обо всех мероприятиях в рамках этого проекта, организованного Санкт-Петербургским институтом истории РАН, издательским домом РОССПЭН и компанией «Норникель». Партнерами проекта выступают Новгородский государственный объединенный музей-заповедник, Государственный музей истории Санкт-Петербурга и Владимиро-Суздальский музей-заповедник. Следующей географической точкой проекта станет Владимир — во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике откроется выставка «Александр Невский: легенда о святом» и пройдет научный коллоквиум «Александр Невский и Владимирская земля».

 

На этом программа «Музейный калейдоскоп» на сегодня завершена, ее подготовил Даниил Варламов. До свидания!

 

ФОТО

Музей Кино в Великом Новгороде. Кадры со съемок фильма — выставка в НГОМЗ «Александр Невский: легенда о воине». Фото — Екатерина Степанова.


 

См. также:

«Александр Невский: легенда о воине»

Открытие выставки «Александр Невский: легенда о воине» в Великом Новгороде в рамках проекта ««Александр Невский: великий северный путь». К 800-летию государственного деятеля, полководца и святого». Эфир 12 апреля 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

«Александр Невский: великий северный путь»

Программа «Уроки истории» посвящена началу проекта ««Александр Невский: великий северный путь». К 800-летию государственного деятеля, полководца и святого». Программу ведет протоиерей Александр Степанов. Гость – историк Алексей Владимирович Сиренов, директор СПб Института истории РАН, научный куратор проекта. Эфир 29 марта 2021 г. АУДИО + ТЕКСТ

Древнерусские иконы в Новгороде

Программа «Радиоэкскурсии» рассказывает о древних русских иконах в коллекции Новгородского музея-заповедника. Передача первая. АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru