fbpx
6+

«Вот так сразу переходить к всенародной общности очень тяжело, если не начинать с меньшего»

Программа Александра Крупинина

«Неделя»

Гость: протоиерей Георгий Пименов

Прямой эфир 30 января 2022 г.

ВИДЕО

 

Темы программы:

 

— награждение клириков храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала

— годовщина полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады

Прот. Г.Пименов: «Лучше нам не добавлять вражды в мире считанием колбасы на столе у Жданова. Не принесет нам это мира гражданского и личного, никакого не принесет».

— пандемия

— будет ли третья мировая война

— молиться ли мирянину за всех?

— день памяти жертв расказачивания

— сословия в дореволюционной России

— 140 лет со дня рождения священника Павла Флоренского

— русская эмиграция в Сербии, выставка в Русском Доме в Белграде

— богословие русской эмиграции

— цифровизация и искусственный интеллект

— как подготовить способного начальника

— служение священника в больнице

— красные зоны

— священник Александр Мень, годовщина рождения

— вопрос слушателя: «Почему отцу Александру Меню отказали, когда он хотел преподавать в духовной академии?»

Прот. Г.Пименов: «… мы уже забываем, что в советское время такие вопросы не решались без одобрения в КГБ».

— католики

— послание Папы Римского в день небесного покровителя журналистов святого Франциска Сальского: «Добровольно отдать часть своего времени на то, чтобы выслушать людей, – это первый акт милосердия».

Прот. Г.Пименов: «Два события одновременно: Олимпиада-80 и смерть Высоцкого, про одно – все средства массовой информации, про другое – ничего. Но на похороны Высоцкого и без этого собрались 50 тысяч человек. Потому что это было настоящее их желание. А не официоз».

— мощи святых

Прот. Г.Пименов: «Святые уже себе не принадлежат. В нашем храме есть частица мощей Елизаветы Феодоровны, и это для нас большая благодать, это освящает наш храм».

— вскрытие мощей, изъятие мощей большевиками

— уничтожение мощей во время Французской революции

— вопрос слушателя: «Зачем политики фотографируются со священниками, епископами, митрополитами?»

 

 

Александр Крупинин:

24 января в Крестовоздвиженском Казачьем соборе поминальной молитвой был отмечен День памяти жертв расказачивания. Оказывается, есть такой День памяти жертв расказачивания. Есть у нас Казачий собор на Лиговском проспекте, Крестовоздвиженский, панихиду отслужил настоятель протоиерей Владимир Сергиенко, среди молящихся были казаки Невской станицы и Крестовоздвиженского Казачьего братства. То есть вот, смотрите, неделя и тут день блокады, день холокоста, день расказачивания – каждый день вспоминаются какие-то события страшные, на самом деле, да, то есть сколько вообще всего накапливает, и это же всё XX век, да, за один век сколько всего накопилось.

 

Протоиерей Георгий Пименов:

Я знаю отца Владимира лично. Я даже какое-то время там работал у него, и меня тогда поразила вот эта сплочённость казаков. Вот этой казачьей станицы во главе с отцом Владимиром. Как они приходили от Крестовоздвиженский собор, очищали, как там разгребали, строили. И в этом смысле, конечно, мне кажется, это пример сословного восстановления, сплочения. Вот казаки – это же не просто люди, с одной стороны крестьяне, а с другой стороны солдаты, конница на окраинах империи, охраняющая её. И, мне кажется, вот эта вот сплочённость казаков, таких, которые помнят свои корни, она достойна самого внимательного уважения, и даже кого-то повторения в своём роде. Если даже наши предки не казаки. Если мы потомки тех, кто какого-то другого труда, то, можно сказать, что тут есть не только же расказачивание, но и разрабочивание…

 

Александр Крупинин:

Раскулачивание.

 

Протоиерей Георгий Пименов:

Чего только нету у нас, в нашей многострадальной стране. И вот когда есть память, когда не только ты один помнишь, а вот «и вся наша станица», «вся наша деревня» – вот это, мне кажется, общность, вот такая «корпоративная культура», если угодно. Потому что сразу переходить к общности всенародной очень тяжело, если начинать не с меньшего какого-то объёма, круга, которые действительно людей сплачивают больше.

 

Александр Крупинин:

А не будет разделения здесь: вот мы здесь казаки, а вы там крестьяне?

 

Протоиерей Георгий Пименов:

Мне кажется, нет. Сословное деление общества – это тоже было неплохо. Потому что каждый знал своё дело.

 

Александр Крупинин:

Весь Божий мир представляет собой иерархию, то есть каждый находится на своей ступени. И он не против находиться на этой ступени. Здесь – казаки, здесь – крестьяне, здесь – дворяне, здесь – духовенство. Или когда вот в современном обществе, где вот как она такая куча, все как бы одинаковые и нет никакой иерархийности. И поэтому, может быть, нету никаких связей в обществе, то есть люди атомизированы.

 

Протоиерей Георгий Пименов:

Вот русские эмигранты, они хотели вернуться в Россию, они на родину хотели, это ну как бы такое чувство. Мне кажется, сейчас это всё больше и больше размывается, какая-то принадлежность к определенной культуре, даже к земле, к родине, как бы это всё размыто. А вот там больше платят, а вот там больше возможностей, а вот там ещё на озере Мичиган там ещё что-то хорошо такое… А где же ты сам-то есть? Где же тот мир, который твой, от которого ты неотделим? Об этом говорил наш Алексей Балабанов, режиссёр: найти своих и успокоиться.

 

Александр Крупинин:

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл направил приветствие участникам торжественного собрания, посвящённого 140-летию со дня рождения священника Павла Флоренского, тоже на этой неделе 140 лет священнику Павлу Флоренскому, конечно, фигура такая незаурядная.

 

Протоиерей Георгий Пименов:

Титаническая. Русский Леонардо да Винчи. Отец Сергий Булгаков считал его своим старшим товарищем, наставником, хотя был по возрасту старше его лет на 10. Отец Павел Флоренский был по возрасту младше, но Сергий Булгаков считал его своим наставником, и принял потом и священство как отец Павел Флоренский. И стал вообще в русской эмиграции стал большим авторитетом. Конечно, и у отца Павла Флоренского, и у Сергия Булгакова есть такие какие-то философские подходы к вере, которые, может быть, не столь святоотечески выверенные. Они пытались подключить верующий разум к обсуждению тех или иных вопросов. И к ним были эти вопросы и со стороны верующих, и со стороны иерархии. Но, мне кажется, тут их подвиг главный, что они разум от веры не отделяли, они пытались сопрячь, они пытались дать понимание, как можно веровать разумно, как можно запросы такого ищущего ума сопрячь с верой церкви. В лучшей степени это получилось или в худшей степени… Что получилось при большевизме – мы прекрасно знаем, когда просто всех закатывали в лагеря и расстреливали. Мне кажется, уж лучше диэлектрики изучать, как отец Павел Флоренский.

 

Александр Крупинин:

Да, стремление человека понять что-то, разобраться, и возможно, в чём-то он ошибался, возможно, в чём-то был неправ, но человек не может же быть во всём прав, да, во всём прав только Бог. А разум человека ограничен, какой бы он ни был великий, он где-то может ошибиться, где-то, может быть, даже горе от ума, как говорится.

 

Протоиерей Георгий Пименов:

Потом, вот это направление церковной жизни, такой учёной веры, совершенно отдельной от нашей обычной церковной жизни.

 

Александр Крупинин:

Тот же отец Павел Флоренский уже на Соловках когда был, он исследовал местную флору, какие-то водоросли, занимался тем, как из них извлекать полезные вещества, йод. То есть вот чем был занят, не то, что он там в тюрьме сидит, в лагере, в страшных условиях, а он хотел что-то для человечества дать, из этих же водорослей йод извлечь… вот мысли на это были направлены.

 

Протоиерей Георгий Пименов:

Рядом с ним можно поставить отца Андроника другого, это Алексей Федорович Лосев, который тоже пройдя заключение, не мог заниматься богословием, а исследования свои посвятил греческой мысли, вот если отец Павел Флоренский занимался водорослями и электричеством, не мог писать открыто каких-то богословских исследований, как его «Столп и утверждение истины», дореволюционная его работа, то и А.Ф. Лосев – он свой ум пустил на древнегреческую философию. Но мы до сих пор пользуемся этим, без этих работ невозможно ее знать глубоко. Поэтому, мне кажется, это тоже пример, как можно мыслить разумно в вере под условием такого тоталитарного давления. Вот отец Павел Флоренский – он не стал диссидентом, он стал мыслящим учёным, в лагере. Вот это, мне кажется, путь такой очень великий, достойный путь.

 

Полностью слушайте в АУДИО.

Смотрите ВИДЕО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru