fbpx
6+

Религиозные основы ньютонианства

Программа Артема Гравина

«Исследования и исследователи»

Цикл: «Книга природы» в свете физики и богословия

Гость: протоиерей Кирилл Копейкин

Тема: Ньютон и религиозные основы ньютонианства

Эфир: 14 июля 2022 г.

АУДИО

 

Программа посвящена личности Исаака Ньютона, его естественнонаучному и богословскому творчеству, философии ньютонианства и проблеме совмещения механистической картины мира с религиозной практикой.

 

Протоиерей Кирилл Копейкин:

 

Вышедшие в свет в 1687 г. ньютоновские «Математические начала натуральной философии» более чем на два столетия предопределили ход развития естественнонаучной мысли. Однако, победа над конкурирующими научными программами досталась ньютонианцам не без жесткой борьбы. С критикой ньютоновских «Начал» выступили и картезианцы, идеи которых еще долго оставались господствующими в Парижской Академии, и атомисты во главе с Бойгенсом, и Лейбниц, стремившиеся примирить естествознание и математику с очищенным от схоластических привнесений аристотелизмом, и многие их сторонники и ученики. Но наиболее ожесточенной была полемика Ньютона с картезианцами. Именно в полемике с Декартом и оформились основные принципы научной программы Ньютона.

 

Внешне жизнь Исаака Ньютона событиями не богата. В 1665 г. он окончил колледж Св. Троицы Кембриджского университета, с 1669 по 1701 занимал физико-математическую кафедру, которую ему добровольно уступил его учитель Исаак Барроу. С 1672 г. Ньютон был членом Лондонского королевского общества, а с 1703 г. до самой смерти – его председателем. Еще задолго до написания «Начал», примерно в 1670 г., Ньютон сформулировал целый ряд возражений против учения Декарта. Главный упрек в адрес картезианцев сводится к тому, что они, не обращаясь в должной мере к опыту, конструируют «гипотезы», «обманчивые предположения» для объяснения природных явлений. Ньютоново «гипотез не измышляю» направлено прежде всего против картезианцев. В отличие от картезианцев, предпочитающих «дедуктивный» путь – от общих самоочевидных положений («гипотез») к менее общим, могущим быть проверенными экспериментально, Ньютон настаивает на истинности «индуктивного» пути – анализа экспериментально получаемых результатов и получения из них при помощи метода индукции общих следствий. Свой научный метод Ньютон называл «экспериментальной философией», тем самым подчеркивая его абсолютную независимость от каких-либо априорных предпосылок. Однако настоятельное подчеркивание эмпирического фундамента было связано не в последнюю очередь с психологическими особенностями самого Ньютона: он чрезвычайно болезненно воспринимал критику своих работ, а гипотетические положения более уязвимы для критики, чем установленные на опыте факты.

 

На деле Ньютон лишь в некоторой мере следовал предлагаемому им самим методу «воздержания от гипотез» в своей исследовательской работе. Это, впрочем, вполне естественно: невозможно проводить эксперимент, полностью отрешившись от каких бы то ни было теоретических допущений относительно причин наблюдаемых явлений. Можно не высказывать исходных гипотез, воздерживаться от суждений о них, избегать споров относительно них, но невозможно превратиться просто в «регистрирующий прибор».

 

Требуемое Ньютоном «воздержание от гипотез» остается скорее недостижимым идеалом, к которому следует стремиться; на практике же приходится ограничиваться воздержанием от окончательного выбора относительно априорно принимаемых гипотез. Особенно показательна здесь позиция Ньютона в вопросе относительно природы света. Ньютон не принимает до конца ни волновую, ни эмиссионную природу света, хотя в большинстве случаев склоняется к последней.

 

Основными в системе Ньютона являются понятия силы, массы, пространства и времени. Если у Декарта свойства тела сводятся к протяжению, фигуре и движению, причем источником движения является Бог, если атомисты для определения природы телесного начала вводят еще непроницаемость (твердость) атомов, считая его главным свойством материи, то Ньютон присоединяет к перечисленным свойствам еще и силу, и это последнее свойство становится у него главнейшим. Сила, которой наделены все тела без исключения, как на Земле, так и в небе, есть, по Ньютону, тяготение. Именно сила тяготения есть та причина, с помощью которой можно, по убеждению Ньютона, объяснить (а не просто математически описать) явления природы. Эта сила – та последняя причина, к которой восходит всякое физическое (или, что то же самое, механическое) познание природы; сама же она в рамках механики объяснена быть не может (именно за это и критиковали Ньютона его противники, требовавшие либо исключить «гипотезу тяготения», либо найти ей объяснение; все, что невозможно было объяснить с помощью механических причин, квалифицировалось в XVII-XVIII вв. как «скрытое качество» и изгонялось из науки). Сила у Ньютона – понятие мета-физическое.

 

Полностью слушайте в АУДИО.

 

См. также:

Богословское измерение творчества Галилео Галилея

В программе Артема Гравина «Исследования и исследователи» принимает участие протоиерей Кирилл Копейкин. Вторая передача в цикле «”Книга природы” в свете физики и богословия» посвящена Галилею. Эфир 7 июля 2022 г. АУДИО

Книга природы и Книга Бытия

В программе Артема Гравина «Исследования и исследователи» принимает участие протоиерей Кирилл Копейкин. Эфир 30 июня 2022 г. АУДИО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru