fbpx
6+

«На восток нам идти некуда»

Программа Александра Крупинина

«Неделя»

Гость: протоиерей Димитрий Дашевский

Прямой эфир 9 мая 2021 г.

ВИДЕО

 

Темы программы:

 

9 мая

«Интервенцию уже пробовали в 20-х годах».

 

— 800-летие Александра Невского, мероприятия юбилейного года

«Нам бы надо называть его преподобный Алексий».

 

— фильм Сергея Эйзенштейна «Александр Невский»

«Про Александра Невского мы почти ничего не знаем».

 

музыка и духовность

«Я считаю, что есть Бах, и есть вся остальная музыкальная культура».

«Если под музыку нельзя молиться – это не значит, что она плоха, просто она для другого. Некоторые православные ко всему подходят с топором, а к музыке так нельзя».

 

— реформы в западном христианстве

«Женщина и православие – взрывоопасная смесь, такое мнение я читал насчет того, почему женщина не должна быть священником».

 

— памятник новомученикам в Лисьей балке в Чимкенте, Казахстан

 

— археологические открытия

«78 тысяч лет назад – древнейшее открытое ритуальное захоронение. Уже тогда был этот опыт – попытка преодоления смерти».

 

 

 

Александр Крупинин:

— В Тихвинском Богородичном Успенском мужском монастыре состоялись ежегодные образовательные чтения на тему «Александр Невский: Запад и Восток, историческая память народа». Одно из многих мероприятий, которые проходят в этом году, потому что это юбилейный год, год Александра Невского, 800-летие Александра Невского. Может быть, тогда несколько слов об Александре Невском?

 

Протоиерей Димитрий Дашевский:

— Собственно об Александре Невском мало что известно. Мне интересен его след, который он оставил в культуре. Вот смотрите, Александр Невский в результате закончил свою жизнь как инок, нам бы надо его называть преподобный Алексий. Да, потому что он принял схиму, совершив все свои дела как государственный деятель, он решил, что он уже достаточно совершил, и он решил уйти в созерцание. И какое-то время… он сначала был прославлен как местный святой, потом как общецерковный, но, в общем-то, вот во Владимирской епархии он почитался… и поворот к нему происходит буквально в XVIII веке, в начале XVIII века, когда Петру Первому понадобилось построить новую столицу, Петербург, и тогда встал вопрос сразу о святом покровителе этого города. И вот тогда, получается так, что Александр Невский ушёл из мира и стал иноком Алексием, но волей государя его опять возвращают в мир, и опять как князя Александра Невского.

Строится лавра, устанавливается день его памяти, день перенесения мощей, причем устанавливается в день Ништадтского мира.

То есть его возвращают в мир, политизируют чрезвычайно, как мне кажется, и особенно вот такая что ли его популярность возникает во времена императрицы Елисаветы.  Создается ему гробница, причем не просто, а очень такая помпезная, она изготавливается почти 7 лет, из разных отдельных литых частей… Ломоносов пишет на этой гробнице свои стихи… более того, Ломоносов, под его руководством, изготавливаются две мозаичные иконы, две мозаики, одна из них хранится в Кунсткамере, причем интересно, что на этой мозаике князь Александр Невский изображен в красном плаще, с короной вполне европейской на голове… Александр Невский как предтеча Петра Великого – и ему придают такие уже черты.

…и актер Николай Черкасов обессмертился тоже – это его профиль перешел на орден Александра Невского. И, конечно, одна из последних фраз в фильме «Александр Невский», «кто с мечом на Русь придет – от меча и погибнет», это, конечно, чистая фейковая фраза, ничего такого до нас не дошло, это фраза, взятая из Евангелия от Матфея, и произнесена она было совершенно в иной ситуации, в Гефсиманском саду.

Но вот про Александра Невского мы ничего почти не знаем, прямой речи его не существует, ничего нет, кроме жития. Но мы же знаем, что житие нельзя рассматривать как исторический документ, житие – это словесная икона.

А то, о чем можно в связи с Александром Невским говорить – для меня, конечно, о том его стремлении не на запад, а на восток.

Да. Ведь у Александра Невского был свой «двойник», это князь Даниил Галицкий, который примерно в то же самое время защищал пределы Южной Руси, был князем Киевским, и ожидал, чаял всячески – сбросить иго. То есть воевать против татар. И всё время что-то не получалось. Он делал ставку на Запад, и в результате Запад его обманул. Ничего не получилось. Потому что Запад ничего просто так делать не будет.

А Александр Невский понял, что татарам всё, что нужно от нас, это дань. Это не империя, татары – не империя. Империя – она приходит и устанавливает свои законы… А татары приходят – делают набег, собирают дань даже ярлык Великого хана – это, как бы так сказать, назначают ответственного за сбор дани, не более того. Чтобы было всё тихо-спокойно и возы в Орду приходили. И ничего другого. Если что – будет с кого спросить. Они не требовали никакого там подчинения религии, да, Русская Церковь никогда так свободно себя не чувствовала, даже нам отец Георгий Митрофанов рассказывал, что никогда она так свободна не была от государства и государственной власти, как во времена вот этого самого нашествия. Поэтому в этом смысле государство жило достаточно так автономно, только плати дань. И Александр Невский понял. А вот с Западом здесь были проблемы. И он обратился именно… понял, что надо альянс устанавливать с Востоком, договор заключать, а с Западом он воевал, получается так.

И для нас, конечно, он является нашим небесным покровителем.

 

Александр Крупинин:

— Не используем ли мы Александра Невского как символ вот этого вот отторжения от Запада? И стремления к Востоку. А к Востоку – на сегодняшний день это значит к Китаю. Чисто в политических аспектах. Хотя, на самом деле, ведь политическая ситуация за эти 800 лет – она совершенно другая, то есть ничего общего в ней нет.

 

Протоиерей Димитрий Дашевский:

— Народ включает героев туда, куда он хочет их включить, и, понятно, он приписывает им мысли, как бы они поступили в нынешней ситуации, хотя, на самом деле, они уже своё отвоевали…

 

Александр Крупинин:

— Уже и психология за 800 лет поменялась. Понятие нации, понятие государства… Не было этого тогда.

 

Протоиерей Димитрий Дашевский:

— Не было. Он действовал по месту: вот возникла локальная проблема, он её решал. А сейчас, конечно, может быть, он как-то поступал бы по-другому. Пётр Первый, несмотря на то, что он Александра Невского взял как своего небесного покровителя, небесного покровителя своей столицы… а сам окно-то прорубил на Запад…

Я думаю, что сейчас нам надо смотреть, что у нас есть общего, а не какие мы разные. Мне кажется, позитив в том состоит. На Западе есть тенденции, которые нам подходят, есть  тенденции, которые нам не подходят. Мы смотрим… а однозначно сказать, что вот всё, мы поворачиваемся от Запада и идём на Восток… А куда мы придём? Непонятно. Византии не существует. Китай, Индия нам совсем не близки.

 

Александр Крупинин:

— Китай – совершенно другая цивилизация, другая психология, вообще ничего общего с нами.

 

Протоиерей Димитрий Дашевский:

— Китай – это страна, которая переварила не одну цивилизацию в себе. У меня сын китаист. То есть это очень мощная страна, с мощным культурным заделом, мы там…

 

Александр Крупинин:

— Она очень далека от нашего христианского понимания…

 

Протоиерей Димитрий Дашевский:

— Очень далека.

 

Александр Крупинин:

— Я бывал в Китае. Это другая психология. Я общался с китайцами, могу сказать, что это очень замечательные, приятные, чудесные люди, но абсолютно с другим сознанием, чем русские, то есть надо понимать это.

 

Протоиерей Димитрий Дашевский:

— Да, поэтому на Восток нам идти некуда. Византии нет, там уже Турция давно, а всё остальное нам не подходит.

 

 

Александр Крупинин:

— Освящен памятник Новомученикам Церкви Русской в Лисьей балке в Чимкенте. Лисья балка – место священное для представителей всех традиционных конфессий Казахстана, потому что там расстреливали (ну вот это как наша Левашовская пустошь, такую же роль играла, или как Бутовский полигон под Москвой), и там были расстреляны такие известные деятели Православия как митрополит Казанский Кирилл (Смирнов), он был фактически претендентом… он был назначен Патриархом Тихоном первым местоблюстителем патриаршего престола…. Потом, был расстрелян митрополит Петроградский Иосиф (Петровых), это тоже такая знаковая фигура…

 

Протоиерей Димитрий Дашевский:

— Которой был из числа непоминающих митрополита Сергия

 

Александр Крупинин:

— И Кирилл (Смирнов) тоже из числа непоминающих…

 

Протоиерей Димитрий Дашевский:

— Но все это, безусловно, люди, засвидетельствовавшие своей смертью верность Христу. И как бы там при жизни не складывались их отношения с «официальной» Церковью, да, потому что мы можем сколько угодно сейчас фантазировать о том, кто был прав, кто виноват, вот, как нужно было пойти… Но Церковь пошла этим путём – путём патриарха Сергия.

И кто-то с ним был не согласен, но случилось то, что случилось, и поэтому сложно говорить о том, что было, и мы в то время не жили. И дело не в том, что кто-то хотел что-то слукавить, просто от отсутствия информации общей было сложно найти правильное решение.

 

Александр Крупинин:

— Его же нет – правильного решения. Его только Бог знает. А мы-то не знаем, мы по своему разумению решаем… а потом, через 100 лет или через 50 скажут: вот ты был прав, а ты не прав.

 

Протоиерей Димитрий Дашевский:

— И то, вот откуда и через 50 лет… И через 50 лет нет общего мнения. Даже вот некоторые люди, я встречал, они сначала говорили, что политика патриарха Сергия это было единственное правильное решение, а проходит 20 лет – и они говорят, что всё-таки это было не совсем правильное решение. То есть человек, даже занимаясь историей, переосмысливает… Возникают новые документы… Читая те же самые воспоминания… И у него как-то по-другому складывается – что правильно, что неправильно.

 

Александр Крупинин:

— Да он сам за эти 20 лет изменился.

 

Протоиерей Димитрий Дашевский:

— Изменился. И это его оценочные суждения, это всего лишь мнение. Мы всё это пропускаем через себя и потом в нас что-то такое вырисовывается, но, опять же, сложно человеку сказать, как правильно, как нет. Но смерть, смерть и мученическая кончина вот этих двух людей – она их окончательно примирила с Церковью, потому что то, что они вытерпели, то, что они вынесли, не отреклись… А ведь в самом деле, они были не столько против патриарха Сергия, да, сколько против советской власти, против этого безбожного… в тот момент… разгула безбожия. И они были для кого-то маяками несгибаемой воли, образцами верности Христу. Кто-то их отождествлял с древними теми самыми мучениками, которые были. И могила их, собственно говоря, так и осталась безвестной, известно там только место общее, где их захоронили, это огромная братская могила, как и наша Левашовская пустошь. Где священномученик Вениамин? Одни говорят – на Всеволожской дороге, другие – в Левашовской пустоши… Никакой абсолютно информации достоверной нет. И лишь символической памятник на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Но в памяти это остался человек, который вот в какой-то момент сохранил не только веру, но и сохранил епархию, Церковь сохранил.

 

Полностью слушайте в АУДИО.

 

Смотрите ВИДЕО.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru