fbpx
6+

Архив героя «Колымских рассказов» будет храниться в Петербурге

Репортаж Марины Лобановой

25 декабря 2020 г.

Передача Государственному музею политической истории России (Санкт-Петербург) личного архива Андрея Максимовича Пантюхова

АУДИО

 

Музейная коллекция Государственного музея политической истории России пополнились экспонатами, рассказывающими о встрече двух людей в аду – благодаря таким встречам человека с человеком среди потерявших человеческие качества существ люди иногда выходили из ада живыми – и не только телом, но и душой.

25 декабря, в день, когда большинство христиан в мире – католиков, протестантов и православных – празднуют Рождество Спасителя, в петербургский музей поступил архив Андрея Максимовича Пантюхова, бывшего политзаключенного, лагерного врача, спасшего в лагере жизнь писателю Варламу Тихоновичу Шаламову.

Их встреча описана Варламом Шаламовым в «Колымских рассказах», которые сегодня входят в программу школьного чтения.

Архив доктора Пантюхова был передан его сыном Евгением Андреевичем Пантюховым петербургскому историку Юлии Зораховне Кантор. Она приняла решение передать его в музей, и мы сможем увидеть эти предметы и документы в Петербурге в экспозиции в особняке Кшесинской, вероятно, осенью 2021 года. Открытие выставки будет приурочено к 30 октября – Дню памяти жертв политических репрессий.

 

 

25 декабря 2020 года в формате онлайн состоялась встреча, посвященная передаче  Музею политической истории России личного архива Андрея Максимовича Пантюхова – врача, спасшего жизнь заключенному ГУЛАГа Варламу Тихоновичу Шаламову.

 

Доктор Пантюхов – прототип лагерного врача в «Колымских рассказах». Сын Андрея Максимовича – Евгений Андреевич Пантюхов подарил часть своего семейного наследия петербургскому историку Юлии Зораховне Кантор. Эта коллекция уже стала основой для нескольких выставок, посвященных доктору Пантюхову, в его родном Омске и в Перми. Теперь коллекция передана Юлией Кантор в дар Музею политической истории России в Петербурге.

 

Встречу открыла заместитель директора по научной работе государственного музея политической истории России Елена Константиновна Костюшева:

 

«Сегодняшняя встреча посвящена передаче в фонды музея на постоянное хранение личного архива Андрея Максимовича Пантюхова, героя нескольких «Колымских» рассказов Варлама Шаламова. Архив хранился в семье его сына – Евгения Андреевича Пантюхова. Евгений Андреевич подарил уникальную коллекцию Юлии Зораховне Кантор, и эта коллекция стала основой для нескольких организованных Юлией Зораховной выставок. А сегодня Юлия Зораховна передает эту коллекцию в дар Музею политической истории России. И я считаю, что то, что сегодня происходит – это событие. Это событие в истории нашего музея, и это событие, наверное, в целом в рамках изучения, освоения, формирования вот таких «гулаговских» так называемых коллекций в масштабах страны».

 

 

Встречу продолжила даритель коллекции – музею политической истории России в Петербурге доктор исторических наук Юлия Зораховна Кантор. Историк рассказала, как познакомилась с сыном доктора Пантюхова, Евгением Андреевичем:

 

«Я привезла в Красноярск выставку картин всем нам известного писателя и сценариста Виктора Конецкого. Мало кто знает, что он еще и очень хороший художник-маринист. Именно там, в кулуарах, а точнее в коридорах этой выставки мы познакомились с Евгением Андреевичем. Это было совершенно поразительно, когда вдруг прозвучало, что он сын Андрея Пантюхова, которого я, например, считала литературным персонажем…»

 

Слушайте в АУДИО – подробный рассказ дарителя, Ю.З.Кантор – о составе передаваемой в дар музею коллекции.

 

 

Во встрече принимали участие представители архивных, музейных, научных центров из разных регионов России, они рассказывали, как они работали с выставкой на основе архива А.М. Пантюхова.

 

Директор Омского государственного исторического архива Людмила Александровна Чекалина:

 

«В подготовке нашей выставки активное участие принял Омский медицинский институт – включились и предоставили личное дело студента Пантюхова, и не только документы предоставили, но и предметы из музея Медицинского института. Благодаря этой выставке они тоже открыли для себя это имя. Документы, которые Управление МВД Магаданской области нам предоставило, были рассекречены по нашей просьбе перед открытием выставки, буквально за несколько дней до открытия мы их получили».

 

 

Заведующий научно-методическим отделом музея «Пермь-36» Сергей Андреевич Шевырин:

 

«Одна из важных задач нашего музея – рассказать о репрессиях через судьбы людей. Я, конечно, тоже был в Омске и видел выставку омскую, но мы ее в совершенно других условиях поместили – мы использовали бывшую лагерную больницу. Эта лагерная больница была закрыта и не использовалась в музейном нашем пространстве. Благодаря выставке «Спасти Человека» она обрела новую жизнь – стала выставочным пространством. Мы не могли не добавить в экспозицию этой выставки, так как для всех пермяков и для Пермского края Шаламов – это важная история, это история Вишерского лагеря, это первый срок Варлама Тихоновича. И многие художники – вот мы видим с вами работу Рудольфа Веденеева – в своих работах пытались увековечить память о жертвах репрессий. У скульптора Рудольфа Веденеева несколько работ есть, посвященных Варламу Шаламову, и вот одна из работ – называется «На этапе», это сюжет из рассказа «Вишера», у нас на выставке была показана эта скульптурная группа».

 

А.М. Пантюхов. Фото из переданной в музей коллекции

 

Хранитель семейного архива, сын доктора Андрея Максимовича Пантюхова Евгений Андреевич Пантюхов:

 

«Дело в том, что после смерти отца, где-то года через два-три, мать передала какие-то документы знакомому врачу из Алма-Аты, молодому, и тот обещал, что он это опубликует, но обещание он не выполнил, и я даже не знаю – вернул он эти документы или нет, скорее всего, что вернул. То есть эта тема была в семье всегда. Но пока я работал – просто не доходили руки. А когда вышел на пенсию – и тут его величество случай свел нас…»

 

 

Научный руководитель сайта «Шаламов.ру» и автор биографии Шаламова в серии ЖЗЛ Валерий Васильевич Есипов:

 

«Я вам хочу показать немножко Вологду и Шаламовский дом, ведь Шаламов – тот человек, вокруг которого мы сейчас объединились. Варлам Тихонович – выдающаяся личность, с судьбой, конечно, трагической, безусловно, но и героической. Вся его судьба – это преодоление зла. Он и «Колымские рассказы» так называл, что это – преодоление зла. Вот Софийский собор, и за ним расположен Шаламовский дом, это дом причта церковного, там родился Варлам Тихонович, его отец был священник».

 

 

В процессе работы над выставкой «Спасти Человека», посвященной встрече двух людей в лагере – писателя Шаламова и доктора Пантюхова – продолжали происходить находки и открытия, рассказывает Юлия Кантор:

 

«Выяснилось, что в архиве Шаламова, естественно, находящемся в Москве, есть неопубликованные главы Вишерского «антиромана». … Возникла идея, что музей «Пермь-36» выпустит полное издание антиромана «Вишера».

 

Эту новость прокомментировал Валерий Васильевич Есипов:

 

«Многие помнят вот такое первое издание Вишерского «антиромана» – в формате «Роман-газеты» тогда, в 1989 году, было издано, и этот текст воспроизводился в собраниях сочинений. Здесь 20 глав, а найдено еще 10. Но кроме текстологической подготовки полного издания (условно полного, произведение не окончено), потребуется большой комментарий – там около 100 фамилий, все реальные».

 

 

Завершила встречу заместитель директора по научной работе Государственного музея политической истории России Елена Константиновна Костюшева:

 

«Конечно же, я хочу сказать огромное спасибо Евгению Андреевичу Пантюхову. За то, что он принял такое решение, а я считаю, что это поступок».

 

 

Репортаж о передаче в фонды петербургского музея политической истории России личного архива Андрея Максимовича Пантюхова, врача, спасшего жизнь во время заключения писателю Варламу Тихоновичу Шаламову, а также многим другим узникам советских лагерей – полностью слушайте в АУДИО.

 

Выставка на основе архива доктора Пантюхова откроется в санкт-петербургском музее политической истории России осенью и будет приурочена к дню памяти жерв политических репрессий, который приходится на 30 октября.

 

А ориентировочная дата начала работы выставки – 21 октября 2021 года.

 

Пока мы ждем этого события… перечитаем строки из «Колымских рассказов», где Варлам Шаламов описывает доктора Пантюхова:

 

А.М. Пантюхов на прииске Ат Урях. Фото из переданной в музей коллекции. Фрагмент

 

Санитары свели меня с площадки десятичных весов. Их могучие холодные руки не давали мне опуститься на пол.

– Сколько? – крикнул врач, со стуком макая перо в чернильницу-непроливайку.

– Сорок восемь.

Меня уложили на носилки. Мой рост – сто восемьдесят сантиметров, мой нормальный вес – восемьдесят килограммов. Вес костей – сорок два процента общего веса – тридцать два килограмма. В этот ледяной вечер у меня осталось шестнадцать килограммов, ровно пуд всего: кожи, мяса, внутренностей и мозга. Я не мог бы высчитать все это тогда, но я смутно понимал, что все это делает врач, глядящий на меня исподлобья.

Врач отпер замок стола, выдвинул ящик, бережно достал термометр, потом наклонился надо мной и осторожно заложил градусник в мою левую подмышечную ямку. Тотчас же один из санитаров прижал мою левую руку к груди, а второй санитар обхватил обеими руками запястье моей правой руки. Эти заученные, отработанные движения стали мне ясны позднее – во всей больнице на сотню коек был один термометр. Стекляшка изменила свою ценность, свой масштаб – ее берегли, как драгоценность. Только тяжелым и вновь поступающим больным разрешалось измерять температуру этим инструментом.

Меня положили на топчан у печки. Матрасы были набиты ветками стланика, хвоя осыпалась, высохла, голые ветки угрожающе горбились под грязной полосатой тканью. Сенная труха сыпалась из туго набитой грязной подушки. Реденькое, выношенное суконное одеяло с нашитыми серыми буквами «ноги» укрыло меня от всего мира. Похожие на бечевку мускулы рук и ног ныли, отмороженные пальцы зудели. Но усталость была сильнее боли. Я свернулся в клубок, охватил руками ноги, грязными голенями, покрытыми крупнозернистой, как бы крокодиловой кожей, уперся в подбородок и заснул.

Я проснулся через много часов. Мои завтраки, обеды, ужины стояли возле койки на полу. Я протянул руку, ухватил ближайшую жестяную мисочку и стал есть все подряд, время от времени откусывая крошечные кусочки от пайки хлеба, лежавшей тут же. Больные с соседних топчанов смотрели, как я глотаю пищу. Они меня не спрашивали, кто я и откуда: моя крокодиловая кожа говорила сама за себя. Они бы и не смотрели на меня, но – я это знал по себе – от зрелища человека вкушающего нельзя отвести глаз.

Я проглотил поставленную пищу. Тепло, восхитительная тяжесть в желудке и снова сон – недолгий, ибо за мной пришел санитар. Я накинул на плечи единственный «расхожий» халат палаты, грязный, прожженный окурками, отяжелевший от впитавшегося пота многих сотен людей, сунул ступни в огромные шлепанцы и, медленно передвигая ноги, чтобы не свалилась обувь, побрел за санитаром в процедурную.

Тот же молодой врач стоял у окна и смотрел на улицу сквозь закуржавевшее, мохнатое от наросшего льда стекло. С угла подоконника свешивалась тряпочка, с нее капала вода, капля за каплей в подставленную жестяную обеденную миску. Железная печка гудела. Я остановился, держась обеими руками за санитара.

– Продолжим, – сказал врач.

– Холодно, – ответил я негромко. Съеденная только что пища уже перестала греть меня.

– Садитесь к печке. Где вы работали на воле?

Я раздвинул губы, подвигал челюстями – должна была получиться улыбка. Врач это понял и улыбнулся ответно.

– Зовут меня Андрей Михайлович, – сказал он. – Лечиться вам нечего.

У меня засосало под ложечкой.

– Да, – повторил врач громким голосом. – Вам нечего лечиться. Вас надо кормить и мыть. Вам надо лежать, лежать и есть. Правда, матрасы наши – не перина. Ну, вы еще ничего – ворочайтесь побольше, и пролежней не будет. Полежите месяца два. А там и весна.

Врач усмехнулся. Я чувствовал радость, конечно: еще бы! Целых два месяца! Но я не в силах был выразить радость. Я держался руками за табуретку и молчал. 

 

 

Вторя участникам мероприятия – проходившей онлайн церемонии передачи архива в музей – особенно хочется подчеркнуть подвиг семьи, сохранившей архив. В каком-то смысле, он подобен подвигу лагерного доктора Пантюхова. Доктор, тоже полит-заключенный, спасает жизни зекам, сам рискуя своей. Но что такое быть врачом в ГУЛАГе – об этом сильно написано Шаламовым в «Колымских рассказах», и совсем не оду поет писатель и поэт лагерным докторам. Много, очень много злого стоит за этим поприщем – врача ГУЛАГа. Тем громче должна звучать наша благодарная память о благородном враче – докторе Пантюхове, который заслужил в великой лагерной литературе редкое место положительного героя.

Сохранение семейного архива, связанного с историей репрессий, тоже подвиг, который не обходится без трагических страниц – большая часть архива доктора Пантюхова была утрачена… История самого этого архива – также приоткрывает ту боль, ту трагедию и тот подвиг, о которых мы так мало задумываемся. Об этом пишет Шаламов. Об этом, мы надеемся, можно будет узнавать на выставке в петербургском Музее политической истории.

И тем больше наша благодарность за то, что сохранилось. И особенно – что это со-хранение, спасение архива сын доктора Пантюхова понимает как сохранение для чего-то. Поэтому этот архив перерос понятие семейный и стал предметом для изучения историка – Юлии Кантор, и сами предметы, переданные теперь в музей, стали нашим общим наследием.

 

См. также:

Встреча после ГУЛАГа

«Это лекарство от этого тяжелого заболевания, которое называется сталинизм, от страха, пришедшего из тех времен». В программе «Встреча» Юлия Кантор рассказывает о документальном выставочном проекте «Спасти Человека. Жизнь и судьба доктора Пантюхова, героя «Колымских рассказов» Шаламова». 22 мая 2019 г. АУДИО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru