fbpx
6+

«Уникальнейший предмет декоративно-прикладного искусства»

Фото - Даниил Варламов

Программа Даниила Варламова

«Музейный калейдоскоп»

Тема: Всероссийский Музейно-исторический проект «Александр Невский: великий северный путь» (при поддержке компании «Норникель»). В рамках проекта выпущен альбом «Реликварий Александра Невского»

Эфир: 11 декабря 2021 г.

АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

 

Даниил Варламов:

В эфире программа “Музейный калейдоскоп”, у микрофона Даниил Варламов, здравствуйте. Продолжается проект “Александр Невский: великий северный путь”. Это межмузейный проект, организованный Санкт-Петербургским институтом истории РАН, компанией “Норникель” и издательством “Политическая энциклопедия”. Совсем скоро, 14 декабря, в Санкт-Петербургском государственном музее истории Санкт-Петербурга, в Петропавловской крепости состоится презентация альбома “Реликварий Александра Невского”, который выпущен в рамках этого проекта. Одним из экспонатов, одной из тем нового альбома является мантия с раки с мощами Александра Невского. Об этом экспонате мы поговорим со Светланой Безугловой, научным сотрудником отдела тканей Санкт-Петербургского государственного музея истории религии, где, собственно, мантия и представлена. Светлана Геннадьевна, здравствуйте!

 

Светлана Безуглова:

Здравствуйте! Да, экспонат этот впервые выставлен в стенах нашего музея. Но для того, чтобы рассказать о том, что такое мантия на раку святого Александра Невского, необходимо, конечно же, пояснить, каким образом этот предмет оказался в стенах нашего музея. Дело в том, что после революции в 1922 году серебряная рака была передана в Эрмитаж. Тогда же, в 1922 году, состоялась выставка, на которой демонстрировалась рака и другие предметы из Александро-Невской ризницы. И спустя 15 лет после этой выставки, в 1937 году, Эрмитаж передал мантию с раки Александра Невского в Музей истории религии. И только в этом году, 2021-м, эта вещь была впервые представлена в Музее истории религии. Выставка приурочена к 800-летию со дня рождения святого Александра Невского. Специально к этой выставке мантию очистили, провели достаточно сложную реставрацию. На мантии имелись очень большие загрязнения, черные пятна, что-то подобное сажевой пыли. Укреплена вышивка. И в таком обновленном виде эту вещь теперь можно увидеть на выставке в Музее истории религии. И, к слову сказать, выставка продлится до 11 января, и увидеть этот уникальный предмет может каждый желающий.

 

Даниил Варламов:

А выставка называется…

 

Светлана Безуглова:

Выставка называется “Подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке”.

 

Это большая выставка.

 

Светлана Безуглова:

Это очень большая выставка. И там представлено очень большое количество всевозможных предметов, и вот мантия на раку святого Александра Невского является ключевым экспонатом всей этой выставки.

 

Даниил Варламов:

Может быть, подробнее тогда о раке?

 

Светлана Безуглова:

Для того, чтобы пояснить нашим слушателям, что такое рака, необходимо дать понять, что это за вещь. Это ковчег с мощами святых. Раки бывают двух видов: малые и большие. Малые иногда именуют ковчежцами, а большие выполняются по форме гроба. Конечно же, раки выполнялись из самых драгоценных материалов. Если это дерево, то брались очень ценные породы деревьев. Если металл, то использовалось золото, серебро, иногда еще украшалось золотыми каменьями. Безусловно, одним из самых выдающихся произведений в русском прикладном искусстве является серебряная рака Александра Невского, изготовленная в середине XVIII столетия при Елизавете Петровне. Это многосоставной мемориальный комплекс, который включает в себя малую раку, ковчежец. Надо сказать, что этот ковчежец был изготовлен в 1695 году еще во Владимире, во времена правления юного Петра I и его брата Ивана V. Этот ковчег был украшен медными позолоченными пластинами с растительным орнаментом. Надо сказать, что в этом ковчеге происходило перенесение мощей святого Александра Невского из Владимира в столицу Российской империи, Санкт-Петербург, Петром I в 1724 году. И остальные части раки как раз более известны, они выполнены в серебре и состоят из большой раки с крышкой-иконой, большой пятиярусной пирамиды, двух пьедесталов с трофеями и двумя подсвечниками. И вот как раз большая рака с крышкой-иконой некогда была украшена мантией, которая сейчас находится в Музее истории религии.

 

Даниил Варламов:

Мантия в каком состоянии была?

 

Светлана Безуглова:

Да, мантия нуждалась в реставрации, она была очень сильно загрязнена. На красном бархате — этот материал достаточно чувствителен, и он впитывал очень активно все загрязнения, были полоски загрязнений, что-то даже подобное саже, и реставрация была очень длительная. Одновременно этой вещью занимались два реставратора. И, пользуясь моментом, хочется выразить благодарность золотым рукам наших реставраторов — Анне Мутиной и Светлане Полежаевой. Благодаря их стараниям эта вещь, можно сказать, получила вторую жизнь.

 

Даниил Варламов:

Реставрация специально к выставке осуществлялась?

 

Светлана Безуглова:

Да.

 

Даниил Варламов:

Может быть, вы расскажете о том, что являет собой сама мантия? Наверное, все-таки не какую-то стандартную, первую попавшуюся мантию взяли и разместили на раке с мощами Александра Невского. Скорее всего, это было некое произведение.

 

Светлана Безуглова:

Да, это действительно произведение искусства. Не хочется говорить таких банальных слов, но это действительно уникальнейший предмет декоративно-прикладного искусства. О том, как выглядит эта мантия. Она выполнена из трех полотнищ красного бархата, которые сшиты между собой. По краю украшена золотистым галуном. Чтобы пояснить, что такое галун: это тканая лента с большим содержанием металлизированных нитей. Ворот и подкладка этой мантии выполнены с помощью плюша, но плюш — материал необычный. В нем еще имитируется горностаевый мех. И по всей лицевой поверхности мантии расположены 65 накладных нашивок, которые выполнены шелковыми и золотыми нитями. И все — это очень важно — и все эти нашивки связаны с орденом святой Анны.

Здесь, конечно же, возникают вопросы: рака святого Александра Невского, мантия с изображениями орденов святой Анны. Каким образом это произошло? Конечно же, мы долго и мучительно задавались этим вопросом. Мы даже предполагали, что могла произойти какая-то ошибка в актах приема-передачи, и этот предмет не из Александро-Невской ризницы. Но один источник… Кстати, надо сказать, что информации о мантии очень мало, и нам приходилось собирать буквально по крупицам каждый источник. И удалось найти книжку, опубликованную в 1910 году, про ризницу Александро-Невской лавры, где имеется фото этой мантии. И это фото нам показало, что когда-то на этой мантии располагались еще золотые басонные кисти, но к нам в Музей истории религии этот предмет уже поступил без них.

Главным ключом к разгадке создания этого предмета, безусловно, послужил сам этот предмет. Дело в том, что по характеру шитья, по характеру того, как исполнена вышивка, по тону бархата эта вещь соотносится с концом XVIII столетия. Орденские нашивки связаны с крестом ордена святой Анны, со звездами ордена святой Анны, также вышиты крупные монограммы Анны Петровны, дочери Петра I. И вот в таком виде орден святой Анны появился при Павле I в 1797 году. Мы предполагаем, что данная мантия также выполнена в период павловского правления в 1797 или в самом начале 1798 года.

 

Даниил Варламов:

Всегда интересно, как ученые приходят к выводу о том, в каком конкретно году был тот или иной предмет изготовлен.

 

Светлана Безуглова:

Мы для изучения этого предмета подходили комплексно к этому вопросу. Конечно же, литературные источники. Но, поскольку, как я уже сказала, в литературе эта вещь отразилась крайне и крайне мало, в процессе реставрации нам специалисты смогли помочь, и наши догадки подтвердили, что эта вещь относится к концу XVIII века. Потому что имеется ряд предметов, и в каждую эпоху используется свой, определенный материал, который может устаревать, выходить из употребления. И вот как раз это была первая зацепка на то, что мантия выполнена в конце XVIII столетия. И дополнительная датировка — 1797 год — мы пришли к этому таким образом, что ордена, которые вышиты на мантии, в том виде, в котором они выполнены, окончательно были учреждены в 1797 году при Павле I. Дело в том, что именно при Павле Александро-Невский монастырь получил высочайший статус лавры. Случилось это в декабре 1797 года. Мы предполагаем, что, вероятно, Павел повелел заменить. До этого момента, до правления Павла, на раке располагался совершенно другой предмет. О нем тоже, если дадите возможность, поговорим.

 

Даниил Варламов:

Да, интересно.

 

Светлана Безуглова:

Павел, вероятно, дал указ о замене покрова на данную красную мантию с орденскими знаками святой Анны. В литературе очень много говорилось о том, что в Екатерининское время, в 1768 году, Александро-Невскому монастырю был подарен покров, но он уже был выполнен из зеленого бархата, и на нем были вышиты монограммы Екатерины II, и уже ордена Александра Невского. Павел, который во многом не терпел политику матери, во многом не мог простить смерть своего отца Петра III, мог дать указ о том, чтобы произошла замена зеленого покрова на данную красную мантию. И почему орден святой Анны? Орден святой Анны невероятно был важен для Павла.

Здесь необходимо обратиться к истории ордена святой Анны, для того, чтобы лучше нам понять эту вещь. У Петра I была дочь, Анна Петровна, которая вышла замуж за племянника шведского короля Карла Фридриха Гольштейн-Готторпского. У супругов родился сын, будущий император Петр III. Но спустя несколько месяцев после родов Анна Петровна скончалась. Ей было на тот момент всего лишь 20 лет. В память о супруге в 1735 году Карл Фридрих учредил орден святой Анны. Это была династическая награда, которая передавалась по наследству. Когда на российский престол взошел Петр III, то своим приближенным он раздавал этот орден, но в официальную наградную систему этот орден еще не входил. И, скорее всего, так бы оно и было, если бы этим планам не помешала его жена Екатерина II, свергнув Петра III с престола. И в скором времени монарх умирает. Общий сын Екатерины II и Петра III, Павел, во многом не одобрял политику своей матери. Для него орден святой Анны был одним из самых любимых. Даже известен портрет еще юного Павла, в 7-летнем возрасте, где он изображается в красивых одеяниях, но уже с орденом святой Анны. И, когда он взошел на престол, этот орден уже вошел в официальную наградную систему Российской империи. И Павел как раз эту орденскую систему проводил активнее, наверное, всех других императоров. При нем как раз произошла очень сильная перестановка этой орденской системы. Опять же, повторю, то, что было выполнено при Екатерине II, Павел I старался всячески упразднить. Таким образом, орден святого Владимира, орден святого Георгия — не сказать, что он был забыт, нет, но оставлен как-то в стороне. И Павел, если хотел кого-то поощрить, использовал орден святой Анны, но при этом было оставлено еще несколько орденов: орден Андрея Первозванного, орден святой Екатерины и орден святого Александра Невского. И среди этих орденов, конечно же, особый почет был ордену святой Анны.

 

Даниил Варламов:

Известно ли, кто непосредственно занимался созданием мантии?

 

Светлана Безуглова:

Да. Мы проводили немало времени в поисках в Российском государственном историческом архиве, и нас еще натолкнула мысль заниматься именно в Фонде капитула российских орденов. Дело в том, что мантии из коллекции Музея истории религии невероятно схожа с орденскими одеяниями, которые носили кавалеры ордена святой Анны. И эти одеяния надевались по высочайшему повелению. Это одеяние тоже было из красного бархата, оно подвязывалось специальными кисточками у ворота, и на нем имелись нашивки, которые схожи с мантией из Музея истории религии. Известно,  что в капитул российских орденов такие нашивки выполнялись различными мастерскими. И удалось найти имена мастериц-золотошвей: это Мария Эстерейх и Либерс, а портной, кто изготавливал подобные одеяния, это был Иоанн Кольб. И мы имеем все основания полагать, что в этих мастерских и именно этим портным была изготовлена данная мантия.

 

Даниил Варламов:

Фамилия не очень русские, это, наверное, приглашенные мастера.

 

Светлана Безуглова:

Дело в том, что в Петербурге и в XVIII, и в XIX веке было очень много мастерских, которые возглавляли немцы. И отсюда как раз такие немецкие фамилии: Эстерейх, Либерс, Иоанн Кольб. Скорее всего, да, это западные мастера.

 

Даниил Варламов:

Государственный музей истории религии выпустил альбом, как раз посвященный мантии.

 

Светлана Безуглова:

Да. Это заслуга не только Государственного музея истории религии. 14 декабря состоится презентация альбома “Реликварий Александра Невского”. Этот проект выполнен Санкт-Петербургским институтом истории Российской академии наук. Автор этого альбома — Сиренов Алексей Владимирович, член-корреспондент Российской академии наук. В альбоме будут представлены различные музейные предметы, из разных музеев. Уникальность этого издания в том, что до XXI века не было опубликовано подробного описания всех известных памятников, связанных с захоронением и почитанием святых мощей великого князя Александра Невского. Этот альбом как раз призван восполнить эту лакуну.

 

Фото - иллюстрация из альбома "Реликварий Александра Невского"

 

Презентация альбома «Реликварий Александра Невского» состоится 14 декабря 2021 г. в 16:00. Прямую трансляцию можно найти на официальном сайте Санкт-Петербургского института истории Российской академии наук. Ссылка в свободном доступе — воспользоваться сможет каждый.

 

Даниил Варламов:

Надо сказать, что альбом выпущен в рамках проекта, большого, масштабного проекта, который продолжается уже практически весь 2021 год. Это проект “Александр Невский: великий северный путь. К 800-летию государственного деятеля, полководца и святого”. Он организован Санкт-Петербургским институтом истории РАН, но не только: участвуют издательский дом “РОССПЭН” и компания “Норникель”. Не может не радовать, что наши промышленники не жалеют средств на развитие отечественной культуры.

 

Светлана Безуглова:

Да.

 

Даниил Варламов:

Большое спасибо. Напомню, что сегодня мы общались с научным сотрудником фонда тканей Государственного музея истории религии Светланой Безугловой. Светлана Геннадьевна, спасибо вам большое, что приняли участие.

 

Светлана Безуглова:

Спасибо.

 

Даниил Варламов:

Программу “Музейный калейдоскоп” провел Даниил Варламов, до свидания.

 

 

Фото 1 — Даниил Варламов,  радио «Град Петров»

Фото 2 — изображение из альбома «Реликварий Александра Невского» предоставлено для радио «Град Петров» Санкт-Петербургским Институтом истории РАН

Фото 3 — из открытых источников в интернете

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru