fbpx
6+

«Ставь самовар, сиди, жди, когда тебя позовут в Царство Небесное»

Программа Александра Крупинина

 «Неделя»

Гость: протоиерей Александр Рябков

Прямой эфир 21 февраля 2021 г.

ВИДЕО

 

Протоиерей Александр Рябков:

«Прочитали Евангельские слова о том, что трудно войти богатому в Царство Небесное – и думаем: как хорошо! Как хорошо! Я-то – не богатый. Всё – ставь самовар, сиди, жди, когда тебя позовут в Царство Небесное. То есть у нас очень популярно представление, что Царство Небесное – оно полагается человеку за то, что у него нет мерседеса.

Сегодня – Неделя о мытаре и фарисее. Тоже тема важнейшая. Говоря на тему «Православие и современность», мы не можем не затронуть тему фарисейства. Что такое фарисейство? По сути дела, это партия и партийность. Что такое фарисейство в религиозном плане? То, что Бога я купил. Не важно – деньгами или тем, что я «все исполнил». Но невозможно Бога купить. Но фарисейство может быть не только религиозным. Фарисейство может быть и светским, об этом писал Чехов. Даже – среди молодежи. «Я в своем кружке» – «я порядочный». Фарисейство – это порядочность, «я ж порядочный человек». Иллюстрация светского фарисейства – приведу пример из современности: какой-то актер, когда его спросили про духовность (у кого еще спрашивать про духовность?), говорит, что главное – выполнить свою миссию. А что же это такое – спрашивает ведущий. Актер отвечает: а я вам поясню. И рассказывает притчу: человек попал в рай, и спрашивает, за что же? А ему говорят: а за то, что выполнил свою миссию. А где, когда? А помните, вы в город N ездили в командировку? А в столовую, помните, там зашли пообедать? И у вас еще солонку попросили – и вы дали. Ну вот.

Мне часто приходится встречаться со светской аудиторией, и именно в светской аудитории мне всегда говорят: мы бы ходили бы в храм, если бы в храме было все понятно. Я говорю: ну вы же когда наслаждаетесь итальянской оперой – не значит потому, что итальянский так хорошо знаете. Другой пример, когда Второй Ватиканский собор тоже решил – привести молодежь (увлеченную в 60-70 годы сексуальной революцией) в храмы. Что надо сделать? Отменить латинский язык в богослужениях.

Реформа форм – это большая проблема. И у нас до сих пор в это верят. Что если мы будем переставлять мебель, менять прически и костюмы, то тогда нам будет в храме интересней, тогда не захочется уходить.

Христа невозможно сделать понятным, если я не хочу Его понимать. У меня на «Пастырском часе» был вопрос: «Почему Христос не сделал Свое учение просто понятным? А то мы копаемся в этом богословии и в этом Писании!» Вот, пожалуйста, это то же самое. То есть – вы сделайте Христа понятным вот для такого именно подхода! Богословие, Писание – не понятно! А требуется, чтобы Христос пришел – не Младенцем, не на соломе в хлеву… А пришел бы вот как Ирод и дал бы так в лоб! Вот, всё понятно.

Православный взгляд – это беспощадный взгляд на самого себя. Когда я Священным Писанием вырезаю из себя опухоль гордыни, самомнения, высокомерия, всяческого невоздержания.

Сегодня – «мытаря и фарисея» – не надо и проповедовать, только одну фразу Иоанна Златоуста, вырванную из контекста, которую всегда повторяют в преддверие поста: «всё ешь, только людей не ешь». И получается фарисейство, которое основано на том, что «я – не фарисей».

Пост – это не попытка «купить Бога», а освободить в себе место Святому Духу. Евангелие – это скальпель, надо им пользоваться, а не тупить его».

Звонок слушателя:

— Вот я недавно услышала речь на суде нашего знаменитого пациента, который совершенно меня ошарашил тем, что признался на весь мир, можно сказать, что он верующий христианин и что он верит: блаженны жаждущие правды, ибо насытятся. И вы знаете, я что-то нигде не слышу отклика Церкви. Мне кажется, что если он сказал об этом, то он становится нашим братом. Может быть, нам за него молиться надо, чтобы он либо вразумился, либо терпел?

Протоиерей Александр Рябков:

«Смотрите, что по этому поводу можно сказать. Молиться, во-первых, можно за любого человека. Это первое. И надо молиться, мы молимся за всех. Тем более, это есть у нас в прошении – о заключенных молимся без разбора. Что касается – «вот наш брат»… Любой – брат. Все люди – братья. Вот другой момент, по поводу братства, я, например, заметил такую вещь, такая тенденция появилась, что в разных храмах уже не как раньше спрашивали по поводу записочек: а крещеный ли? – то теперь в некоторых храмах спрашивают: а причащаются ли эти люди? Понятно – не все. И тогда – вычеркивайте тех, кто не причащается. Это у нас называется «литургическое возрождение». Это я хочу сказать о нашем понимании братства – как мы его часто сужаем.

А теперь что касается алкания и жажды правды. Вот здесь все-таки я понимаю алкание и жажду правды как алкание праведности. Той жгучей, горячей правды о самом себе, в надежде, что она меня исцелит. Как в древней медицине исцеляли что-то прижиганием. Это те, кто не боятся правды о самом себе, это те, кто не тупят острие Священного Писания, а те, кто берут Писание и разрезают свой нарыв».

 

Об идее восстановления памятника Дзержинскому на Лубянке или голосования по поводу других фигур для памятника в этом месте

Протоиерей Александр Рябков:

«Всегда ли vox populi – vox dei? Не всегда. Вот эта вера, что голосование по какому-либо поводу всегда дает плоды… Особенно в эпоху пост-модернизма, когда все – повод для шутки, эпоха вышучивания всего. С голосованием нужно быть очень осторожными».

 

Полностью – АУДИО, ВИДЕО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru