fbpx
6+

Старые и новые чудеса, природа как откровение, волонтерство и работа, современные писатели и поэты, коронавирус и вакцинация, а также «культурный код нации»

Программа Александра Крупинина

«Неделя»

Гость: протоиерей Александр Дягилев

Прямой эфир 23 мая 2021 г.

ВИДЕО

 

Темы программы:

 

— обретение иконы Симеона Богоприимца в Скачках

— конференция в СПбДА «Рациональная теология»

— добровольчество (волонтерство)

— Патриаршая литературная премия

— церковный взгляд на вакцинацию

— детская психология и православие; существует ли «национально-культурный код» и нужно ли его поддерживать при работе с детьми с психическими и психологическими проблемами?

 

 

Протоиерей Александр Дягилев:

— Люди по-разному переносят вакцины, кто-то легко и незаметно, а у кого-то день или два дня температуры, и я для себя понял, что если идешь делать прививку – надо иметь день или два в запасе, которые ты можешь спокойно провести дома. Но это всё равно лучше, чем попасть в больницу, заболев коронавирусом! Вот сейчас, например, у меня есть одна знакомая, которая просит молиться за себя и за отца, у неё 60% поражения легких, у него 80%, то есть они уже дышать сами не могут, они на аппаратах кислородных, но она в сознании, она пишет и просит молитв. И вот для меня тоже пример, да, лучше делать прививку.

 

Александр Крупинин:

— Мы же должны способствовать тому, чтобы эта эпидемия закончилось, в конце концов, а прививка как раз этому способствует.

 

Протоиерей Александр Дягилев:

— Да, каждый заболевший человек, до того, как он выздоровеет, успевает заразить еще нескольких. Вакцинацию уже назвали нравственным долгом, уточнив, что отказ от неё не является грехом. Но это не освобождает никого от ответственности. Да, отказ от вакцинации не является грехом, однако, конечно, есть и тема социального долга.

Я могу привести свой приход в пример – когда благословили макать лжицу в спирт или в  кипяток, я стал это делать, и часть прихожан говорят: батюшка, спасибо! В соседних  храмах этого не делают, поэтому мы не можем туда ходить, а у нас престарелые родители, но вот мы рискуем все-таки ходить в храм, но мы стоим в храме в масках, и мы благодарны вам, что вы это делаете.

Другая же часть прихожан (примерно половина), наоборот: ой, нет, а вот там батюшка «не макает»…

И я решил следующим образом поступить. Если такая ситуация, да, есть люди, которые смущаются, я не стал воевать ни с теми, ни с другими. Я сказал следующим образом: вот, братья и сестры, вот здесь вот, видите, вот на аналое лежит пачка салфеток, если подходя к причастию вы берете салфеточку, это значит, что устав вы себе будете вытирать сами, и я макаю лжицу в спирт и кипяток, если же подходя к причастию вы салфеточку не берете, значит, я вас причащаю по-обычному, по-старому, что называется, да, думайте сами, решайте сами, я никого не насилую, потому что я понимаю, что и те, и другие – мои прихожане.

Я считаю, что вакцинация не то что не является грехом, а, действительно, если есть такая возможность, это стоит пойти сделать. Но если кто-то сейчас со мной не согласен, я не буду говорить, что он еретик, и отлучать его от причастия.

 

Александр Крупинин:

— Каждый человек по-своему понимает социальную свою ответственность, никого заставлять не нужно.

Теперь вот у нас тема: Ирина Медведева, выступая в Архангельске на Войно-Ясенецких чтениях, сказала о том, что «детей, склонных к неврозам и психопатии, необходимо воспитывать в русской культурной традиции. …в генетической памяти людей, живущих в нашей стране, каким-то загадочным образом зафиксированы основные культурные коды этой тысячелетней традиции. …хочу сказать и взрослым, и молодым людям, кто-то из которых, возможно, будет заниматься психиатрией: иногда достаточно объяснить родителям, что детей надо воспитывать в нашей традиции».  Аутизации современного российского общества можно избежать, по мнению Ирины Медведевой, если следовать другой важной культурной особенности – общинности: «В советские годы это называлось коллективизмом, в Церкви – соборностью. Это разные уровни одного и того же свойства русской культуры: мы любим быть вместе: вместе работать, горевать, радоваться. Сегодняшней разобщенности, аутизации людей способствуют интернет, погруженность людей в мобильные телефоны и гаджеты». Также эксперт напомнила, что … фиксация внимания … на том, что надо есть … абсолютно чужда русским людям (сообщает пресс-служба Архангельской епархии).

 

Протоиерей Александр Дягилев:

— Каждый из нас родился не в вакууме, каждый из нас родился в какой-то конкретной семье, в которой есть свои традиции, обычаи, которые восходят к каким-то традициям бабушек, дедушек, прабабушек, прадедушек, и наша душа, в каком-то смысле, отзывается на какие-то вещи, ну потому что это часть нашей культуры, это есть такой феномен. Это мне близко, потому что это, может быть, уже не часть моей жизни, но это то, чем жили мои предки. Однако здесь, действительно, возникает вопрос, что здесь имеется в виду.

 

Александр Крупинин:

— Она вот объясняет: первое, не считать богатство самым главным в жизни, и второе – это общинность. А то все атомизируются в современном обществе, все со своими гаджетами… А нужна общинность.

 

Протоиерей Александр Дягилев:

— Как?

 

Александр Крупинин:

— Ну, без гаджетов чтобы.

 

Протоиерей Александр Дягилев:

— Это очень непростая тема.

 

Александр Крупинин:

— Вот я и хотел поэтому, чтобы вы ее прокомментировали.

 

Протоиерей Александр Дягилев:

— Мир идёт своим путём, мир развивается, нравится нам это или нет, в наш мир пришли гаджеты. Я на эту на эту тему, например, читаю даже целый курс лекций в Сретенской семинарии (академия теперь), о том, как изменилась семья за XX-XXI век. И здесь я так вкратце про это рассказывал. Что аграрному обществу, а в России это было как раз общинное общество, свойственна патриархальная семья, это правда. Однако уже индустриальному обществу, это уже советское время, свойственна детоцентричная семья: всё ради ребёнка, всё во имя ребенка, сделать ребёнка счастливым, «причинить» ребенку максимальное счастье как некая цель. А дальше… но это не только в Советском Союзе, это мировая тенденция… и дальше следующий этап – информационное общество, которое к нам пришло в конце девяностых, в Западной Европе, может быть, уже в восьмидесятые годы, когда компьютеры стали не только частью каких-то производств, но они вошли в дома, они связаны между собой сетью Интернет, и мы живём в информационном мире, постиндустриальном. И теперь уже главным продуктом стал интеллектуальный продукт, а не продукт, на заводах сделанный. На заводах теперь уже продукт делается роботами…

 

Александр Крупинин:

— Или в  Китае.

 

Протоиерей Александр Дягилев:

— Но туда тоже пришёл информационный мир, там очень интересно: с одной стороны, там мощная индустриализация, а с другой стороны, параллельно с этим, там тоже технологии развиваются, то есть китайцы тоже свои продукты программные создают.

И вот получается, что этому информационному обществу свойственна семья супругоцентричная.

И, действительно, она имеет тенденцию к тому, чтобы становиться нуклеарной семьей, где уже не большими семьями живут, когда несколько поколений в одном месте, а отделяются, и это в каком-то смысле по-христиански, оставляют отца и мать, создают свою семью, свое жилище и так далее.

И искусственно как-то воспроизводить русскую общину XIX века… ну, это, мне кажется, какой-то фольклорный квест.

 

Александр Крупинин:

— А кружки, танцы…

 

Протоиерей Александр Дягилев:

— Я только за.

Но тот мир дореволюционный, который ушёл от нас, он уже не вернется, нужно тоже понимать. К сожалению.

 

Полностью слушайте в АУДИО.

Смотрите ВИДЕО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru