fbpx
6+

Средневековый Новгород

Адриан Александрович Селин

«Средневековый Новгород»

Программы ведет протоиерей Александр Степанов

Слушайте по понедельникам в 21.40 (повтор во вторник в 15.10)

Передача первая

Эфир: 2 мая 2022 г.

АУДИО

 

В современной публицистике часто можно встретить утверждение, что для России, начиная с древнейших времен, был характерен жесткий авторитарный тип организации общественной жизни. Во многом это справедливо, но еще Г.В.Вернадский замечал, что этот тип политической организации утвердился в Московском царстве, а на других пространствах расселения древнерусского этноса складывались иные формы правления. На западных окраинах, вошедших в состав Литовского государства, установилось правление аристократии – сейм, существенно ограничивший власть польско-литовских монархов; на огромных просторах северо-запада в рамках Новгородского государства – республиканская форма правления, чем-то напоминающая организацию итальянских городов-государств позднего средневековья. Еще с конца XVIII в. русские интеллектуалы, такие как Радищев, Карамзин и др., внимательно всматривались в черты новгородской государственности, ища в ней будущую альтернативу московскому самодержавию. Новгород – ближайший к Санкт-Петербургу чрезвычайно значимый центр Древней Руси, чудесно сохранивший замечательные культурно-исторические памятники периода своей политической самостоятельности. Поэтому более чем естественно нам, жителям Петербурга, расположенного на землях древнего Новгорода, внимательно всмотреться в его яркий и оригинальный историко-культурный образ. Что же представляла собой новгородская республика в политическом, экономическом, культурном, социальном отношении? Каковы причины своеобразия новгородской государственности по сравнению с другими древнерусскими княжествами, и каковы причины ее падения? Повлияло ли монгольское завоевание на жизнь и культуру средневекового Новгорода? Что важно увидеть в Великом Новгороде приехавшему туда любознательному путешественнику? На эти и многие другие вопросы мы попытались ответить в цикле программ, который подготовил для нашего радио доктор исторических наук, профессор Высшей школы экономики, специалист по истории Новгорода и новгородской земли в период Средневековья Адриан Александрович Селин.

 

Адриан Селин:

Мне кажется, что Старый город (по отношению к Новому – Новгороду) искать не надо. Очень хорошо известный всем петербуржцам анциферовский топос «умышленный город» может быть использован и для описания возникновения Новгорода, именно не Городища, а поселения на территории современного Великого Новгорода. А что тут важно? Он возникает сразу большой, сразу с большими усадьбами, где живут те люди, которых через несколько поколений летописец будет именовать боярами (я не хочу сказать, что так они именовались в середине X в., когда возник этот город). Янин хорошо показал, что у этого изначального Новгорода нет одного центра, это три достаточно больших поселения, которые будут соответствовать Людину, Неревскому и Славенскому концам города, которые впоследствии расширились до пяти концов по обеим сторонам Волхова.

Название Новый город, вероятнее всего, связано с некоторой внезапностью, искусственностью его возникновения, а не с противопоставлением некому «Старому городу». С этим внезапным возникновением связан летописный рассказ о походе княгини Ольги на север.

Мы уже говорили о сельскохозяйственном регионе по берегам Мсты, Луги, Ильменя, Шелони, Ловати, и именно туда автор летописи отправляет свою героиню. А археологически мы знаем, что центры этого региона, вокруг которых эта сельскохозяйственная активность развивается, в середине X в. как раз горят. С этим временем совпадает появление крупных значимых усадеб на территории нынешнего Новгорода. Был ли это единый процесс? Можем ли мы так смело интерпретировать археологические данные: княгиня Ольга пошла на север, покорила эти сельскохозяйственные локальные центры, переселила их обитателей на берега Волхова, в эти три поселка, и так возник Великий Новгород? Это не так, но это как-то примерно так. Факт состоит в том, что какие-то процессы в середине X века в этом регионе бурлят, и одновременно с этим временем связано возникновение трех поселков с большими дворами, вероятно, с высокими постройками, которые летописец назвал Новгородом.

Мы знаем, что летопись относит к 988 году Крещение Руси, мы не сомневаемся, что это был растянутый во времени процесс, хотя он сопровождался и разовыми акциями, которые можно понимать как акты насилия по отношению к сопротивлявшемуся им обществу, но в это же время происходила и широкая миссионерская деятельность. Как раз 1000-м годом датируются найденные в 2000 году при археологических раскопках на Троицком раскопе Новгорода три восковых таблички с псалмами. Это первые кириллические христианские тексты, найденные на территории Руси. Тот язык, на котором они написаны – это не древнерусский перевод, это язык, близкий к древнеболгарскому. Это говорит о том, что происходит серьезное продвижение христианства на северо-запад, а не только в Новгород. 1000-ый год – это год крещения Венгрии, первые десятилетия XI в. – это время крещения Швеции и Норвегии, Дания и Польша – примерно столетием раньше. К этому же времени, к XI веку, относится и появление в Новгороде приватного письма. Это значит, что уже в третьем поколении христиан Новгорода письменность становится функциональной, т.е. относится не только к сфере сакрального, но и бытового. Это был прорыв! Понятно, что это было связано с проникновением христианских идей и христианизацией элит, как минимум, и люди начинают пользоваться преимуществами, которые дали грамотность, культура, просвещение. Т.е. то, что происходит после 1000 года – это был взрыв. И в этом смысле появление первых храмов и с точки зрения заказчиков, и с точки зрения участников строительства, и тех, кто просто ходил вокруг и смотрел на все это, это было потрясением. И мы видим результаты: мы видим Новгород XI в. преображенным.

О боярах. Мы, конечно, знаем, как выглядели бояре: они в шапках, в возрасте, толстые и обязательно с бородами. Эта картинка совершенно адекватна, и изображения бояр такого рода действительно есть, но эта картинка примерно 1630-1710 годов, т.е. между Смоленской войной и началом Северной. Правда Русская  Ярослава боярами называет в Новгороде местную знать, т.е. людей, связанных с землей, и в силу каких-то причин, например, авторитета, получавшую с нее доходы. Никто из них не связан своим боярством с внешней по отношению к городу княжеской силой. Это очень важно, на это надо обратить внимание. Это понимание зафиксировано в новгородских источниках с XI-XII и до XV вв. На северо-востоке Древней Руси бояре – это люди, связанные с верхушкой княжеской дружины, потом, в московской традиции – люди, входившие в княжеский совет. Например, при Василии Дмитриевиче (сыне Дмитрия Донского) это очень четко зафиксировано: это люди, входящие в княжеский совет. Впереди, через 100 лет, замаячит боярская дума, и это институализируется в течение XVI в., и получается чин, который может пожаловать государь. Этот тип бояр появляется позже, и ему усваивается старое название знати, чтобы их как-то уравнять с более ранними знатными людьми. С некоторого момента один термин покрывает две разные категории людей. Эта земельная знать присутствовала и на северо-востоке, но постепенно была изведена, а в Новгороде сохранилась и укрепилась. У В.Л.Янина было очень детальное исследование о том, что в Новгороде с XII по XV в. можно насчитать 200-300 семей, которые поставляли этих бояр.

Общее руководство жизнью города осуществляет посадник. Изначально это назначенный князем доверенный человек, выполняющий ответственные общественные и политические поручения князя, т.е. аккумуляция княжеской воли. Имена этих первых посадников хорошо известны. Но на какой-то точке перехода они начинают аккумулировать волю новгородской политической элиты. Как это происходит – неизвестно. Как перешел источник власти посадника с князя на элиту, сказать сложно, но, вероятно, это связано со спецификой новгородского общества, которое в какой-то момент пересилило княжескую власть. Оно выгнало князя на Городище, наградило его княжеским доменом, но не могло призвать (нанять) себе любого князя по своему желанию. Это были только князья, связанные с Владимиром, а до этого – с Киевом. Могли быть споры, взаимные неудовольствия, изгнания князей, но, в любом случае, выбор был ограничен. Это все понимали. И вот с какого-то момента посадники становятся избранными, но не с точки зрения, что кто-то за них проголосовал, а с точки зрения местных представлений о том, кто достоин. Этот тип легитимации власти продержится довольно долго не только в Новгороде, но в московской политической культуре. Выбор обозначал некоторый общественный консенсус, а не «прямые, равные и тайные»…

 

Полностью слушайте в АУДИО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru