fbpx
6+

Придумываем название для экопарка

«Возвращение в Петербург»

Эфир 30 декабря 2019 г.

АУДИО + ТЕКСТ

 

Топонимист Андрей Рыжков рассказывает о результатах очередного заседания Топонимической комиссии Санкт-Петербурга, прошедшего 5 декабря 2019 года.

 

Львиная доля времени на финальной встрече петербургских топонимистов в 2019 году была посвящена вопросу, который мы уже затрагивали в отдельной передаче: стоит ли переименовывать станцию метро «Новокрестовская» в «Зенит»? Докладчиком на заседании выступил непосредственно генеральный директор футбольного клуба Александр Медведев, а обсуждение всех «за» и «против» по этому вопросу продолжалось более часа.

 

Собственно, все эти аргументы мы уже озвучивали в упомянутой передаче. «За» — неплохая привязка к местности в виде сугубо «зенитовского» стадиона (да и нефутбольные наши «Зениты» тоже проводят свои матчи поблизости). Налицо и особый статус «Зенита» в нашем городе, ведь клуб, без преувеличения, является одним из петербургских брендов. Если бы такое предложение поступило на стадии проектирования или даже начала строительства станции «Новокрестовская», вряд ли топонимистов пришлось бы долго убеждать. Но вот тут-то и начинаются подводные камни. Не секрет, что строительство продолжения «зеленой» линии метро было небеспроблемным, не говоря уже о возведении нового футбольного стадиона. И «Зенит», и его титульный спонсор в лице «Газпрома» подчеркнуто дистанцировались от «информационного шума», не поощряя тех, кто заранее присваивал стадиону имя «Зенит-арена» или «Газпром-арена».

 

В отличие от названий улиц, переименование станций метро – допускается…

 

И когда город достроил стадион и две станции метро к Чемпионату мира по футболу-2018, вот тогда и настало время передать стадион в управление «Зениту» вместе с правом распоряжения его коммерческим названием. И этим названием стало имя спонсора – «Газпром-арена», а не клуба. Безусловно, это законное право «Зенита», который таким образом облегчает себе выполнение непростых финансовых требований УЕФА. Ну а за собственным именем на карте можно и к городу обратиться… Вот такие сложности этического характера и смутили топонимистов, которые не спешили поддержать предложение о переименовании станции.

 

Да, в отличие от названий улиц, комиссия допускает переименование станций метро в случаях их резкого несоответствия наземным топонимическим доминантам («Площадь Мира» — «Сенная площадь»).

 

Но про «Новокрестовскую» такого не скажешь. Кроме того, примеры заразительны, и как бы следующим претендентом на «собственную» станцию метро не стал хоккейный СКА?

 

Опыт опросов в интернете на «горячие» топонимические темы показывает, как правило, один и тот же результат: «50 на 50»…

 

Не добавило определенности и оглашение результатов опроса на сайте городского правительства, в котором мы приглашали принять участие наших слушателей: 49% за, 51% против переименования.

 

В итоге Топонимическая комиссия, в составе которой обнаружилось немало болельщиков «Зенита» с солидным «ленинградским» стажем, не пришла к окончательному решению и отложила рассмотрение вопроса, пообещав «более тщательно учесть мнение жителей города». Но в каком виде на этот раз будет выявляться мнение, пока неясно.

 

 

Опыт «неавторизованных» топонимических опросов в интернете показывает, что результат «50 на 50» обычен для горячих тем.

 

Здесь же можно поставить вопрос: мы опрашиваем жителей планеты (или: всех русскоязычных, у кого есть доступ в интернет), или только жителей Российской Федерации (или только граждан РФ?), или нам хотелось бы знать мнение только петербуржцев и никого иного? Однако опрос с верификацией почему-то никак не получается организовать на городском уровне.

 

 

Еще одним непростым метротопонимическим вопросом стало название будущей станции метро на все той же 3-й (зеленой) линии, которую должны продлить за «Беговую» до перекрестка Комендантского и Шуваловского проспектов.

 

Там запланирована пересадка на проектируемую станцию 5-й (фиолетовой) линии «Шуваловский проспект». В 2018 году комиссия согласилась с тем, что эти станции пересадки могут носить одно и то же название, но оказалось, что такое решение неудобно для проектировщиков. В результате для «зеленой» станции одобрено название «Каменка», которое соответствует бытующему еще с советских времен названию микрорайона севернее Шуваловского проспекта. Правда, речка Каменка вместе с одноименным поселком, передавшие району свое название, находятся гораздо севернее. Но в данном случае, памятуя казус со станцией «Шушары», комиссия предпочла не резервировать за речкой топоним для будущих станций, а использовать существующее бытование, знакомое жителям окрестных многоэтажек.

 

 

Традиционно большую часть повестки заняла тема  петербургских садов и скверов. А вот не совсем традиционным для современных топонимических тенденций (впрочем, это можно только приветствовать) стало активное использование в их названиях формы прилагательного, даже и в тех, которые носят явно мемориальный характер.

 

Так, в честь замечательного артиста Павла Луспекаева (1927-1970) будет назван Луспекаевский сквер на Торжковской улице, рядом с домом №32, где он жил. Мельцеровский сквер на углу Большого Сампсониевского проспекта и Нобельского переулка почтит память архитектора и художника Р.Ф. Мельцера (1860-1943), основного автора проекта расположенного близ сквера Нобельского рабочего городка.

 

 

Лермонтовским станет сквер у дома №54 по Лермонтовскому проспекту. Сюда в свое время переехала Школа гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, где учился М.Ю. Лермонтов (в годы его обучения школа располагалась на том самом месте, где впоследствии был возведен Мариинский дворец). В этом сквере давно установлен памятник поэту. Другой памятник – снайперу Феодосию Смолячкову (1923-1942), погибшему на Пулковских высотах – стал поводом для рекомендации названия сквер Смолячкова, в традиционной мемориальной форме. Он находится между улицей Смолячкова и Ловизским переулком на Выборгской стороне.

 

 

Зеленая зона на углу проспекта Непокорённых и Амурской улицы станет сквером Памяти. Ранее здесь была открыта Аллея Памяти и установлен памятный знак морским пехотинцам и воинам-десантникам, погибшим в локальных войнах и конфликтах. Инициаторы выносили на предыдущее заседание комиссии предложение о присвоении ему названия сквер Гвардия (именно в такой форме), мотивируя это тем, что почти все десантные части и соединения морской пехоты являются гвардейскими. Однако такое громкое наименование комиссия не сочла уместным по соседству с Пискаревским мемориалом и со второй попытки утвердила более спокойное и гармоничное название.

 

На существующие улицы ориентированы будущие Гаврский и Енотаевский скверы в Удельной. Сквер, примыкающий к особняку А.И. Данилевского на Малой Объездной улице в Лесном, получит название Данилевский «по местному признаку». О «сознательном увековечивании» имени инженера, оставившего после себя единственную память в виде симпатичного особняка, здесь вряд ли можно говорить, но название красивое.

 

 

После многословной метро-дискуссии самое горячее одобрение комиссии встретило предложение о присвоении названия Молчаливый сквер. Он располагается у дома №38 по Малоохтинскому проспекту и будет хранить память о проходившей здесь до 1965 года Молчаливой улице. Название это известно с XIX  века, однако его происхождение неясно. Впрочем, это не единственный пример «абстрактного» исторического топонима на Малой Охте: с тех же давних времен здесь сохранилось название Весенней улицы.

Трудно ли придумать название для парка? В советское время затруднений не было: ЦПКиО им.С.М.Кирова тому яркий пример. А как теперь?

 

 

Как водится, не меньший интерес, чем рекомендованные названия, вызывают отклоненные комиссией предложения. Так, не прошла инициатива о присвоении новому экопарку, который создается в Приморском районе, названия Глухарский парк. Идея была связана с речкой Глухаркой, которая ограничивает его территорию (другими границами являются Камышовая улица и будущее продолжение Яхтенной улицы). Ранее комиссии не понравилось и схожее предложение парк Глухарка, хотя тематически и топографически оно выглядит неплохо.

 

Но раз возникло такое затруднение, почему бы не воспользоваться помощью петербуржцев? Уважаемые слушатели, присылайте ваши предложения! Возможно, будет проведен и городской опрос, наподобие Тучкова Буяна, но в любом случае есть острая потребность в «топонимическом креативе», тем более что записные топонимисты зашли в тупик.

 

 

Комиссия не согласилась и на топоним «Бадмаевский сквер» на углу проспектов Тореза и Энгельса, там, где долгие годы стояла дача П.А. Бадмаева. Видимо, тут все же сыграла роль «неоднозначность личности» восточного целителя, в предреволюционный период активно занимавшегося и политикой.

 


 

Предложение кронштадтской районной администрации о присвоении названия «сквер Воинской Славы» скверу, в котором установлен местный памятник «Город воинской славы», было отправлено комиссией на доработку. Резон – необходима более конкретная привязка к месту, ведь даже в пределах Санкт-Петербурга городов воинской славы насчитывается целых три.

 

Сквер располагается при въезде в Кронштадтскую крепость, у местного кронверка, но возможное название Кронверкский больше ассоциируется с районом Петропавловской крепости. Хитроумные названия местных укреплений в виде батардо и т.п. тоже не дают приемлемых вариантов. Имя, связанное с вариантом Морской Славы, уже занято на Васильевском острове.

 

С Кронштадтом некоторым образом было связано и другое предложение, отклоненное комиссией. В честь архитектора В.А. Косякова (1862-1921) предлагалось назвать сквер на углу Обводного канала и Старо-Петергофского проспекта. Василий Антонович построил в Петербурге несколько прекрасных храмов, многие из которых сохранились до нашего времени: Богоявленский храм на Гутуевском острове, Казанская церковь Воскресенского Новодевичьего монастыря, Казанская церковь в подворье Валаамского монастыря на Нарвском проспекте, Успенская церковь на набережной Лейтенанта Шмидта и, конечно, кронштадтский Морской собор.

Вариант наименования в честь архитектора сквера на Обводном канале Топонимическую комиссию не впечатлил, но от идеи «топонимического увековечивания» В.А. Косякова она не отказывается.

 


 

Не исключено, что еще одна «увековечивательная» инициатива может стать резонансной. В комиссию обратились представители консульства Республики Азербайджан с настойчивым пожеланием наименовать сквер в Петербурге в честь выдающегося азербайджанского композитора Узеира Гаджибекова (1885-1948). «Отец» азербайджанской классической музыки обучался до революции в Петербургской консерватории, так что связь с городом у него присутствует. Однако в каком конкретно месте можно реализовать такое предложение? Будущий композитор проживал в доме №126 по Екатерининскому каналу, у дома есть небольшой скверик, однако он уже носит имя героя войны летчика Василия Харитонова. Инициаторы предложили наименовать ближайший «незанятый» сквер, расположенный на другом берегу канала Грибоедова. Этот сквер примыкает к Исидоровской церкви.

 

Предложение, скажем прямо, не вызвало восторга у комиссии, со стороны которой прозвучал альтернативный вариант в виде названия сквера в «тематическом» районе – на улице Композиторов. Однако увековечивание в «спальном» районе, пусть даже по соседству с улицами Шостаковича и Асафьева, уже инициаторами было воспринято без энтузиазма. Вопрос отправлен на доработку.

 

(продолжение следует)

 

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru