fbpx
6+

Прибалтийская память о Второй мировой войне

Программа Марины Лобановой

«Книжное обозрение»

Книга: «Прибалтика. 1939–1945 гг. Война и память»

Гость: Юлия Зораховна Кантор, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН, профессор РГПУ им. А.И.Герцена

Эфир 13 и 20 декабря 2020 г.

АУДИО

Часть 1

 …

Часть 2

Книга «Прибалтика. 1939-1945. Война и память» вышла в издательстве РОССПЭН в 2020 году. В аннотации подчеркивается, что история Прибалтики во Второй мировой войне – тема непростая, что «прибалтийская проблема» 1939-1945 даже в профессиональной исторической среде воспринимается противоречиво.

Сколько трагедий в истории – столько и мифов. А как следствие – негласная «запретность» многих тем и фактов.

Издатели книги указывают, что « табуированные страницы предвоенной и военной истории нуждаются в прочтении, базирующемся на изучении первоисточников».

Именно такой подход реализован в монографии доктора исторических наук Юлии Кантор –  книга основана на уникальных документах из архивов России, Латвии, Литвы и Эстонии.

В Предисловии к книге говорится, что речь в ней – не только о военных событиях1941–1945 гг., но и “о войне идеологий и геополитических интересов, о стратегиях внешнеполитической и внутриполитической борьбы, наконец, о состязании намерений «управлять историей»”.

“Общая история, увы, разъединяет, а не объединяет народы, – говорит автор в Предисловии к книге, – взаимные упреки и взаимные же обиды мешают необходимому сближению, формированию общего, без идеологических шор, навязываемых политиками, взгляда на прошлое во всей его, увы, нелицеприятной иногда полноте. Общая трагедия войны служит «яблоком раздора» между поколениями – теми, кто привык считать Прибалтику «нашей», и теми, кто уже научился воспринимать ее как часть Eвросоюза».

Марина Лобанова:

Правильно ли сказать, что все-таки главная тема книги – присоединение Прибалтики к СССР?

 

Юлия Кантор:

Совсем нет. Это, скорее, такая преамбула. События, связанные с периодом 1939 – 1941 года на территории Литвы, Латвии, Эстонии, это, безусловно, важнейшая тема, в советское время табуированная или известная, в лучшем случае, наполовину. И создавшая своего рода, я бы сказал, пикантные стереотипы в сознании как жителей Советского Союза, так и за пределами Союза. И без этой преамбулы невозможно, мне кажется, описывать ситуацию в Прибалтике, теперешней Балтии, как историку, так, допустим, социологу. И мне казалось важным это сказать, но это не является главным, это является преамбулой – важной необходимой преамбулой к событиям, которые разворачивались на территории Литвы, Латвии, Эстонии как уже советских республик в период нацистской оккупации.  Главная тема книги, такая сквозная ее линия – это историческая память, манипулирование этой памятью политиками, а, значит, историческая политика. И культура памяти, то, как вспоминают о войне, о Второй мировой войне в сегодняшней Балтии.

Другие темы передачи:

— Есть ли еще какие-то не до конца изученные сюжеты?

— Есть ли засекреченные и недоступные историкам документы?

— Архивы Прибалтийских государств легко ли пускают российских историков работать со своими документами?

— Есть ли мировоззренческий разрыв поколений в странах Прибалтики?

— Каким термином вы определяете присоединение Прибалтики к СССР?

— Планы Сталина в отношении Прибалтики?

— Планы Гитлера в отношении Прибалтики?

— Почему важно публиковать документы?

— Коллаборационизм – как его понимают сегодня и есть ли здесь проблема памяти в странах Прибалтики?

— Холокост на территории Прибалтики и современная память о нем.

— Лагеря для военнопленных в Литве, Латвии, Эстонии – история, память, мемориализация.

— Что пишут в современных учебниках истории? Примеры искажения исторической памяти.

 

 

Марина Лобанова:

Можно понять, что в Прибалтике (вот мы все говорим, что у нас война – это трудная память), в Прибалтике, там  тоже…

 

Юлия Кантор:

Там она еще сложнее.

 

Марина Лобанова:

А как вы думаете, изменение в памяти о войне в поколениях происходит в странах Прибалтики? Есть какой-то разрыв, может быть, конфликт поколений?

 

Юлия Кантор:

Есть. Он безусловно есть, это чувствуется, поколение 20-ти – 30-тилетних, которое вообще уже себя никак не ассоциирует с Советским Союзом – это люди, родившиеся в постсоветское время, конечно, по-другому воспринимают и войну Вторую мировую, и советский период тоже. И иногда, я тоже с этим сталкивалась, иногда они воспринимают советское время как раз с меньшей долей негатива, даже романтизируя, отчасти. Я имею в виду не саму тему присоединения Прибалтики, а сам советский период – молодые его воспринимают менее негативно, чем те, кто сам в советское время жил – иногда бывает даже так. Это та часть истории, которая воспринимается как далекое уже прошлое, но к нему относятся с интересом.

 

Полностью слушайте в АУДИО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru