fbpx
6+

«Покаяние — не такая легкая вещь»

Программа «Неделя»

Гость — главный редактор радио «Град Петров» протоиерей Александр Степанов

Ведет передачу Александр Крупинин

Прямой эфир 19 июля 2020 г.

АУДИО

ВИДЕО

Темы программы:

— Память апостолов Петра и Павла. Что такое покаяние?

Проповедь митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия, посвященная празднику апостолов Петра и Павла, цитата: «Еще мы должны брать пример с апостолов в том, что не надо бояться никаких грехов: Господь все грехи прощает, кроме нераскаянных. Пусть не отчаиваются те, кто в советское время гнал Церковь, разрушал храмы Божии. У нас есть пример апостола Павла, который также гнал Церковь, а стал великим святым. Так что все гонители в прошлом — не бойтесь: покайтесь — и вас ждет Царствие Божие. Кто-то в советское время отрекался от Бога, стыдно было крестик носить, в храм ходить — тоже не страшно: у нас есть пример апостола Петра, который отрекся от Господа, но был Им прощен и поставлен великим пастырем, которого мы прославляем». Текст — сайт Санкт-Петербургской митрополии.

Протоиерей Александр Степанов:

«Это абсолютно верная мысль, тут возразить абсолютно нечего, кроме того что покаяние — это не такая легкая вещь. … Если мы вчера проповедовали гонения на Церковь, а сегодня пришли на исповедь и сказали: «ну, да, я был ответственным за атеистическую работу», «каешься?», «каюсь» — ну и всё, и дальше со свечкой встал… Понимаете, в Церкви нет ничего механического, если бы это было так, то это была бы магия. … То есть у жреца есть права, самим Богом данные, человек пришел, над ним молитву прочитал, и всё в порядке. Я бы просто предостерег от такого легкомыслия. Потому что мы можем думать, что всё в порядке, мы решили свою проблему с Господом Богом — много лет делали что-то недостойное, а потом сказали два-три слова и всё прошло. … Вот эта мера покаяния — она, конечно, известна только Богу и самому человеку. У меня в жизни был такой эпизод , такая встреча, в начале моего священнического служения, где-то в начале 90-х годов. Меня пригласили причащать больную, я поехал, причастил ее, потом, как часто бывает, ей захотелось поговорить со священником, интерес был большой. И вот эта женщина сказала: «Я взрывала храмы». Она — горный инженер, закончила Горный институт. Чтобы взорвать храм — это не так просто, надо знать, куда заложить, сколько заложить. Вот храм на Сенной — то ее рук дело. Потом, Греческий храм — тоже она взрывала. Ну и, конечно же, я подумал: а вот сколько же людей могли бы через эти храмы прийти к Господу Богу. Сколько людей могли найти спасение, утешение в этих храмах, ты — взяла и вот так развалила… Не просто стены развалены — развалена жизнь человеческая. Так что, конечно, это очень серьезное дело. Но вот она сказала: я грешница, — а с другой стороны, она пустилась в эти воспоминания, увлеклась ими, и вспомнила, какая это была интересная инженерная задача — взорвать храм. Как это было увлекательно. И как она удачно решила эту задачу. Храм на Сенной взрывали, надо сказать, на моей памяти — мы жили на Сенной, в доме номер два по Московскому проспекту, угловой дом. Мне было шесть лет и я помню очень хорошо вот эту атмосферу нашу домашнюю, семейную, когда взрывали этот храм — какое-то убийство живого человека переживалось».

— Зачем на православном радио — политические новости?

Протоиерей Александр Степанов:

«Все-таки на нашем радио политика занимает минимальное место — просто для того, чтобы люди знали, что происходит. … Вот вы говорите: «не надо говорить о политике», — а как не говорить об этом (если это называть политикой), эти темы не поднимать, если мы настолько плохо понимаем, что такое Церковь? Это не госструктура, это не идеологический отдел ЦК КПСС или Единой России сегодня, это все-таки самостоятельная сила и Царство, которое Христос принес, оно не от мира сего. Оно имеет право судить всё, что есть в этом мире, со своих позиций. Воля кого-то — слушать или не слушать этот суд Христов. Как со Христом поступили — мы прекрасно знаем из Евангелия. И мы видим, что Он совершенно не пытался поддерживать власть Синедриона или Римскую власть, или какую бы ни было власть, а когда Ему надо было критиковать — Он критиковал.

Хорошо, мы выучим наизусть всех святых отцов — и что, мы от этого станем ближе к Богу, мы станем ближе ко Христу? Вот я служил и продолжаю служить в тюрьме и у меня был когда-то там один такой подопечный, чадо. тот человек был очень серьезный преступник, который был уже слепой и был без руки. Его взорвали его конкуренты. Был такой бандит крупный. И после этого он умудрился убить человека — одной своей рукой. За это он сидел. И вот он такой инвалид. Он пришел в Церковь, он воцерковился. Он умный человек несомненно. Ему читали духовные книги. Он очень быстро освоил всё, что в Церкви есть, он хорошо уже знал Священное Писание, он очень много знал из святых отцов — я думаю, больше меня. Когда он вышел из тюрьмы, он попросился в реабилитационный центр, который мы тогда открыли для людей, которые освобождаются. Ему некуда было идти. И что произошло? Центр, к сожалению, далеко от меня был, за 400 километров, в Псковской области. Кончилось там просто резней. То есть он оказался самым там главным, при всех своих физических немощах, он сумел так закрутить этих людей… Конечно, он говорил о Боге… Понимаете, формально, то, что мы знаем, то, что мы прочитали — совершенно не обеспечивает нам того, что мы будем жить в соответствии с тем, как Христос бы хотел, чтобы мы жили. Поэтому мы не просто должны начетчиками быть — а это именно так было в советское время, тоже цитировали какого-то упрощенного Маркса-Энгельса-Ленина и вот этими цитатами лепили по головам: вот единственное учение, оно научно, потому что верно, оно верно, потому что научно. И всё. И куда это нас завело. И вот сегодня мы можем точно также жонглировать евангельскими цитатами, святыми отцами, а духа евангельского мы никак не стяжаем. Потому что мы закрываемся от жизни. А Христос говорит нам, наоборот: идите в мир, но не будьте от мира. Именно для того, чтобы стать по-настоящему христианами, надо идти в мир. И быть повернутыми к конкретным людям, но и в целом ко всей ситуации, которая нас окружает».

— Цензура: хорошо или плохо.

Протоиерей Александр Степанов:

«Главное, что мне бы хотелось воспитать у наших слушателей — это чувство собственной ответственности за то, что происходит в Церкви, что происходит в стране, и ощущение причастности к этому».

Полностью слушайте в АУДИО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru