fbpx
6+

Пиетизм появляется в конце

Программа Артема Гравина

«Исследования и исследователи»

Цикл: «Реформация и ее влияние на европейскую культуру»

Гость: Антон Владимирович Тихомиров

Тема: пиетизм

Эфир: 9 декабря 2021 г.

АУДИО

 

Программа посвящена появлению пиетизма, богословию Филиппа Якоба Шпенера, явлению Прусского (Галльского), южно-немецкого (Вюртембергский), Гернгуттеровского и ряда направлений реформатского пиетизма.

 

Антон Тихомиров:

Пиетизм возникает тогда, когда лютеранская ортодоксия (или протестантская ортодоксия, в целом) завершает ту необходимую работу, которую она должна была сделать. Тогда, с одной стороны, формируется корпус учения, с другой, становится понятным, что Европа обречена существовать на конфессионально разделённой территории. Это становится ясным, прежде всего, по окончании Тридцатилетней войны, которая, по некоторым подсчётам, была самой опустошительной войной в истории Европы, в каком-то смысле, даже более опустошительной, чем Вторая мировая война. И если по началу это была война, где сражались, условно говоря, две партии, католическая и протестантская, то к концу войны откровенно религиозного противостояния уже не было, происходило полное смешение и, скорее, шла война всех против всех.

Усталость от войны была колоссальной, людям хотелось прекратить затянувшуюся и бессмысленную резню. Поэтому заключение мира приветствовалось практически всеми.

Война не принесла ни одной из сторон никакого значительного выигрыша. Однако, с религиозной точки зрения, после этой войны католичество утратило ряд позиций на различных территориях, а протестантизм стал довольно влиятельной общественной силой. Тогда некоторым «острием» и ведущим движением становится пиетизм, который сильно смягчал конфессиональную полемику эпохи лютеранской ортодоксии. И в образе пиетизма протестантизм, с какой-то точки зрения, достигает своей кульминации.

Основателем пиетизма традиционно считается немецкий богослов Филипп Якоб Шпенер, который очень внимательно изучал книги Иоганна Арндта, представителя лютеранской ортодоксии, писавшего, помимо прочего, о каких-то таких благочестивых вещах, вполне понятных простому человеку.

Большая часть жизни Шпенера приходится на вторую половину XVII века. Изучая наследие Лютера, Арндта и Кальвина, он посвящает себя служению богословию. Большую часть своей пастырской деятельности он провёл во Франкфурте.

В какой-то момент он приходит к выводу, что между изначальным импульсом, который исходил от первого реформатора (Лютера), и церковной жизнью в его (Шпенера) время –существует пропасть, заключающаяся в мёртвенности протестантской ортодоксии, где большое внимание уделяется «буквам», каким-то «тонким» вопросам вероучения, и гораздо меньше уделяется внимания, собственно, христианской жизни. То есть, по Шпенеру, буква становится на место жизни. В этом Шпенер видит огромный изъян, и с этим он хочет бороться. Он начинает говорить о живой вере, которая должна быть противопоставлена мёртвой вере «букв». Проповедь Шпенера звучала довольно критично по отношению к окружающей церковной жизни. И, естественно, она воспринимается в штыки со стороны официальной церкви.

У Шпенера образуется конфликт с большинством верующих во Франкфурте, и он начинает проводить отдельные богослужения с небольшой группой своих сторонников. Это был очень интересный и новый шаг, когда люди, отказываясь от общего богослужения, стремятся образовать какую-то свою собственную общину.

Община Шпенера получает название collegia pietatis, то есть «благочестивая коллегия», от которой потом и появится название «пиетизм», понимаемое как особенное стремление к благочестию.

Такого рода собрания становятся популярными, о них разносится слух по всей Германии, и у Шпенера возникают многочисленные подражатели.

В 1675 году он публикует своё программное произведение под названием Pia Desideria, то есть «Благочестивое желание», в котором он констатирует, что церковь загнивает, потому что в ней отсутствует истинная вера. Да, есть учёность, есть литургия, есть какие-то правила, но нет истинной живой веры. И эту истинную живую веру надо искать у отдельных людей, в сердцах простых верующих.

Подобное стремление к созданию общины истинно-верующих людей, в противоположность большой омертвевшей церкви, получает впоследствии название ekklesiola in ekklesia, то есть «церквушка внутри церкви».

Такое противопоставление является довольно опасным и нередко пиетистские движения заканчивались сепаратизмом и отделением от общей церкви. Однако большинство пиетистов не порывали отношений с «большой» церковью, но и не поддерживали каких-либо официальных контактов.

 

Полностью слушайте в АУДИО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru