fbpx
6+

Пандемия и вера, тело и душа

Программа Александра Крупинина

«Неделя»

Гость: протоиерей Димитрий Симонов

Прямой эфир 11 апреля 2021 г.

ВИДЕО

 

Темы программы:

 

— Первая после 88-летнего перерыва Божественная литургия в верхнем Александро-Невском храме Благовещенской церкви Александро-Невской лавры.

 

Музеи и Церковь – «больная тема».

 

Реституция.

 

— Семинар «Как сегодня люди видят и управляют информацией».

 

В XXI  веке человек иначе воспринимает информацию: меньше текста, больше картинок.

 

Тайм-менеджмент в мире он-лайн.

 

Как и зачем читать большие и сложные тексты.

 

— Пандемия и вера. Почему призывают не ходить в храмы, когда есть опасность заболеть, если верующим привычнее наоборот – идти в церковь во время опасностей, трудностей и страхов?

 

Можно ли верующему бояться заразиться коронавирусом (и по этой причине не ходить на богослужение)?

 

Есть ли христианский смысл пропустить богослужение (в период пандемии)?

 

Бояться заболеть, умереть – грешно?

 

— Умер богослов Ханс Кюнг, профессор экуменического богословия Тюбингенского университета.

 

 

Звонок слушателя:

«Вот такой вопрос: раньше, в истории я читал, что всякие там пандемии были, значит, люди умирали, а верующий народ ходил в церковь и молился, чтоб их избавили от этого. А сейчас говорят наоборот: не толпитесь, ничего… А у меня мысль: если бы не радио и телевидение, народ бы не знал ни о какой пандемии. И действительно, все мои знакомые живы, ничем не болели. Ну вот как это понять? Как психоз, который нагнетается властью? Или там, например, есть такое выражение «милость призывал». Вот сейчас человек страдает, голодает, объявил голодовку от невыносимых условий содержания в тюряге, да, а народу – наплевать, и Церковь как-то об этом ничего не говорит, не заботится, вот такие у меня как бы вопросы есть».

 

Протоиерей Димитрий Симонов:

— Спасибо большое. То, что массовый психоз появляется, это, безусловно, бывает. В любой критической ситуации, не важно, это какая-то там локальная и экстренная ситуация или вот пандемия, может быть, не такая быстро проходящая, но всегда есть люди, которые паникуют, и те люди, которые действуют разумно, оперативно, более того, исходя действуют из того, как принести пользу окружающим людям, чтобы спасти их жизни и не дать им покалечиться. Мне кажется, вот все меры предосторожности, которые нам благословил Священный Синод и, в общем, во всем мире рекомендует врачи, они же исходят прежде всего из того, что человек должен быть сохранен и мы обладаем какими-то знаниями. Апелляции к прошлому здесь могут быть только отчасти приняты как серьезный аргумент, потому что в прошлом не было таких знаний. Еще 500 лет назад, 1000 лет назад, полторы тысячи лет назад, когда свирепствовала чума в некоторых областях, не было таких знаний, по, скажем так, по тому, как передаются некоторые заболевания, о бактериях, о вирусах мы так много не знали, как сейчас. Это объективные научное знание, безусловно, Божий дар, человеческие открытия. Более того, когда в прошлом люди начинали подозревать нечто подобное, даже в самой Церкви были рекомендации. Я в своё время, когда еще в середине двухтысячных, на прежнем приходе, по благословению Владыки мы дружили с одним английским приходом, и вот, приезжая в гости к нашим друзьям в Англию, нам показывали разные средневековые церкви, и я там видел церковь, где было сделано окошко недалеко от входа, окошко на улицу, и оказалось, что это окошко сделано специально для того, чтобы причащать прокаженных. Да, проказа заразное заболевание, но не в той степени, в которой думали древние, современники узнали больше об этой болезни, но вот исходя из тех убеждений человека ты не оставляешь без Евхаристии, но в особом состоянии – он не заходил в храм, где были все, а было окошечко, он подходил к окошечку, и прокаженного, как бы стоящего на улице через это окошечко священник причащал. То есть какие-то способы реакции на болезнь, безусловно, были.

Мне кажется, в интернете много написано было за этот год всяких статей, интересных и очень интересных, о том, какие были реакции и как церковь очень часто реагировала, предлагала такие-то меры предосторожности вводить. Безусловно, какое-то количество людей, ну, скажем так, охладели к духовной жизни, потому что не ходили в храм, ритм поменялся, ну да, может быть, больше чем в обычное время. Некоторые люди более нервные становятся, потому что переживают. Но так или иначе, мне кажется, что мы должны просто исходить из какого-то объективного знания, а это объективное знание говорит о том, что да, для каких-то людей может быть опасно. Я сам вот переболел коронавирусом довольно тяжело, я пролежал 11 дней с высокой температурой. И я в общем понимаю, почему все меры предосторожности, рекомендуемые, они разумны. Они разумны хотя бы по той простой причине, что, простите за банальную мысль, которая сотни раз уже звучала, что когда таких больных становится слишком много одновременно, оказывается ни у врачей не хватает сил, ни в больницах мест, и начинаются проблемы – люди могут умирать не потому, что их не могут спасти, а потому что на них не хватает времени, сил. И вот чтобы этого не случалось коллапса – соответственно все какие-то меры и предлагаются.

 

Александр Крупинин:

— Это понятно. Но всё сводится к такому вопросу: почему верующий человек стремится продлить свою жизнь?

 

Протоиерей Димитрий Симонов:

— Не искушай Господа Бога твоего напрасно. Мне кажется, действительно, для верующего человека нужно принимать промысел Божий о себе, о своей жизни, с одной стороны, но с другой стороны, это не приглашение к бездействию, или такой «священный фатализм»: «на всё воля Божья».  Но Бог же дает свободную волю человеку действовать, и в какой-то момент мы должны сложные проявить заботу о ближнем. В конце концов, я, например, для себя так объясняю, что есть люди, которые рассчитывают на меня, как на священника, есть моя супруга, мои дети, которые рассчитывают на меня как на мужа и отца, это тоже моя ответственность, есть мои друзья, моя бабушка, которая нуждается в заботе о ней, старенькая… эти все люди – они тоже часть моей жизни, если я буду небрежно относиться к себе, пренебрегать собой, то я, в каком-то смысле, пренебрегаю и ими. Это не значит, что я должен любой ценой сохранить свою жизнь, но это и не значит, что я должен всячески пренебрегать. Есть какая-то ответственность, есть разумное равновесие.

А в контексте пандемии – это тоже проявление милосердия к нашим ближним, забота о них, в том числе. И это, конечно, безусловно, нелегко.

А если вот один человек заболел, вот просто заболел, заболел сезонно ОРЗ, и ты приходишь в церковь и ты герой: я даже больной хожу в церковь! Но рядом с тобой может оказаться человек с онкологией, для которого любой вообще мимолетный вирус может быть смертельно опасен. Поэтому ради этого человека ты должен не приходить.

Вот все вот эти разговоры – они должны для христианина всё-таки сводится к тому, что я могу сделать для другого человека. А насколько для меня важен другой человек? Вот тот, кого я вижу своим ближним, вижу в своей духовной семье, в церкви. А мы во что бы то ни стало соберёмся?

 

Звонок слушателя:

«Я хочу сказать, что христиане смерти не страшатся, но страшатся неизвестности, куда пойдёшь. Если ангел пришёл бы и сказал «пошли со мной в рай», то любой бы сказал «давай, пошли», а там оказаться «направо или налево» –  вот что беспокоит людей. И время дается чтобы на покаяние, и человек надеется, что подольше поживу, возможно и раскаюсь в грехах своих. Вот и всё».

 

Протоиерей Димитрий Симонов:

— Ну да, а можно ещё сказать «подольше поживу – побольше нагрешу».

Я просто хотел бы обратить внимание наших радиослушателей ещё вот на какую важную вещь. Всё-таки для христианина, как для любого человека, страшно умирать. Господь в Гефсиманском саду молился, Ему было страшно перед грядущими страданиями, по человечеству Своему, это всем понятно, но что для человеческой природы ещё очень важно – мы же не просто… мы же не верим в то, что человек умирает и потом его душа летит и счастливо живёт. Не в этом вера христиан. Вспомним давайте Символ веры, «чаю воскресения мертвых и жизни будущего века». Для человека смерть неестественна, это противоестественное состояние. Для человека естественно быть в теле. Да, поэтому Христос воскрес из мертвых, поэтому так празднуем Пасху. Возможность возвращения для полноценного существования. Душа, отделенная от тела, неполноценна. Человек не является полноценным человеком, когда душа отделена от тела. … В этом смысле смерть ни для кого не может быть приятной.

 

Звонок слушателя:

«Я хотела бы вернуться всё-таки к теме пандемии, потому что рассуждение здесь было о ближних, о бабушках и членах семьи. А вообще ведь в христианстве ближний это тот, кто нуждается в твоей помощи. А в помощи как раз нуждались люди, которые находились в больнице, и не у всех у них был ковид. А их никто не исповедовал, не причащал, вообще там не было присутствия Церкви. В чем же миссия-то Церкви? Это просто вот получается «оказание услуг» и всё. И никакая это не Церковь. Извините».

 

Протоиерей Димитрий Симонов:

— Спасибо большое за ваш вопрос. Вы знаете, к сожалению, просто посещение больных сильно, что называется, не пиарилось. Но оно было.

Я знаю истории, и я знаю священников, которые имели доступ в «красную зону», в частности, вот мой друг один, священник, который в нашей епархии занимается одним из видов социального служения, он параллельно еще и доктор по светской профессии, он после того как переболел коронавирусом, имея запас антител, ходил в «красную зону», исповедовал, причащал. У нас, к сожалению, просто не были допущены священники. В Москве вот, я знаю, был специальный ликбез для некоторой категории священников, которые посещали «красную зону», даже некоторые епископы в своих епархиях.

 

Александр Крупинин:

— Это же не только зависит от желания Церкви или священников, а просто не пускают  медики.

 

Протоиерей Димитрий Симонов:

— Да, медики были очень против, и я не раз хотел попасть к больным, и врачи наотрез отказываются, ссылаясь на свои правила. Надо сказать, обычно, конечно, медики пускают священников, это не проблема. В вот в период пандемии у них была своя инструкция – строго не пускать.

Здесь, нужно признаться, сыграла злую роль ещё и позиция некоторых представителей духовенства как таких заядлых корона-диссидентов, да, и поэтому очень часто медики реагировали так…

 

 

Полностью слушайте в АУДИО.

Смотрите ВИДЕО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru