fbpx
6+

Памяти Ирины Аврамковой

Программа Марины Михайловой

«Культурная реакция»

Гости: Владимир Гуревич, Ольга Терешкина

Тема: Памяти Ирины Семёновны Аврамковой (30.10.1961 — 26.11.2020), директора института музыки, театра и хореографии РГПУ им. А. И. Герцена, заслуженного работника культуры РФ, почетного работника высшего профессионального образования, доктора педагогических наук

16 февраля 2021 г.

 

Марина Михайлова:

Ирина Семёновна была директором института музыки, театра и хореографии  Герценовского университета, но при этом она ещё была и работающим преподавателем, профессором. У неё были студенты, был свой класс.

 

Ольга Терешкина:

Да. Студентов было не очень много, потому что совмещать работу директора, которому нужно решать просто неимоверное количество вопросов, абсолютно разных, отовсюду… К ней же обращались не только музыканты. Она пианистка. Но у нас в институте учатся не только музыканты, а ещё и хореографы, и актёры. И все эти люди обращались к ней в первую очередь. Её класс был небольшой и очень дружный. Это тоже мне очень запомнилось из обучения, что все студенты, которые у неё учились, очень хорошо общались между собой. Не было никакого соревнования друг с другом, все помогали друг другу, все старались. Обучались ребята из Китая, некоторые не разговаривали. И все русские ребята очень хорошо с ними общались, все старались помогать. Особенно если дело касалось исполнения русской музыки, например, которая русским студентам была понятна, а китайским студентам, возможно, иногда не очень. Всегда были готовы объяснить. И это было потрясающе, конечно. И первую очередь, это из-за Ирины Семёновны. Она не превращала свой кабинет в строгий кабинет, где ничего нет, где только уроки. И это потрясающе.

 

 

Владимир  Гуревич:

Да, конечно. Я много лет, больше двадцати лет, общался с Ириной Семёновной. Это значительная часть моей жизни, и контакты были очень разнообразные, всякие. Начались они ещё тогда, когда я был ряд лет председателем государственной комиссии на факультете музыки в Герценовском. Она только-только пришла из Свиридовской школы, пришла на работу на кафедру. Тогда мы с ней познакомились на каком-то экзамене. Очень быстро как-то сошлись, дальше у нас всё шло по нарастающей. Конечно, очень трудно говорить в прошедшем времени о человеке, который для тебя был всегда живым, самым живым, которого только можно себе представить, во всех смыслах. Мы были очень дружны, и поэтому даже секретов никаких у нас друг от друга никогда не было, и личных, и семейных, и каких угодно. Доверяли, в общем, друг другу. Не так часто между мужчиной и женщиной бывают такие отношения. Но бывают. И я счастлив, что Ирина Семёновна была именно таким человеком, которому я мог доверить всё. Я знал, что это останется между нами. И она понимала это. А так была текущая работа… Но разве можно забыть наше выступление в ансамбле? Когда она, спустя несколько лет, стала деканом факультета, она мне сразу сказала: «Владимир Абрамович, теперь будем играть». Я говорю: «Ну как раз теперь у нас будет меньше времени». Ну хорошо. Мы с ней играли, много раз играли. В начале двухтысячных годов у неё ещё было время позаниматься. Хотя мы занимались где угодно, включая её спальню тоже, потому что у неё там рояль стоял. У неё какое-то хоть время было. Мы тогда выучили моцартовские четырёхручные сонаты, целый ряд пьес Гаврилина, много чего учили. Много чего учили и играли. Выступали на всяких вечерах, концертах, многократно играли на заседаниях нашего учёного совета, Герценовского университета. Нас просто просили играть.

 

Марина Михайлова:

Я вчера видела замечательную запись, где вы играете, по-моему, на закрытии какого-то музыкального конкурса, вот из тех, что Ирина Семёновна придумывала. И там вы пускаетесь в пляс ещё, кроме всего прочего.

 

Владимир Гуревич:

Это мы играли фрагмент из балета Сергея Михайловича Слонимского, в шесть рук, вместе с Раффи Испировичем Хараджаняном. Ну там ещё плохо видно этот самый барабан, в который я ногой стучал как исполнитель левой партии, крайней, надо было ещё там ногой стучать. Но во всяком случае я никогда не думал, что мне придётся танцевать на сцене Малого зала филармонии…

 

Марина Михайлова:

Всё удалось.

 

Владимир  Гуревич:

Мы с ней порепетировали. У нас даже была пара уроков хореографии. Нам сказали, что мы должны делать, как должны там изгибаться.

 

Марина Михайлова:

Было очень красиво.

 

Владимир  Гуревич:

Много чего бывало. Последнее было замечательное выступление на юбилее, два года назад. В огромном центре, в китайском ресторане, в Ленэкспо. В самом конце мы там выступали, практически последние, с пьесой, с которой мы когда-то начинали. Она мне дала галоп австрийского композитора Кёллинга, который никто и не знал. Где она его нашла? Очень эффектная пьеска. Простая, но эффектная. Мы его сыграли, с большим подъёмом, что называется. Кто же знал, что мы последний раз играем, никто же не знал этого.

 

Полностью слушайте в АУДИО

ВИДЕО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru