fbpx
6+

«Отец – заботился об отцах. И даже ребенку в храме говорил – Вы»

Программа Александра Крупинина

«Неделя»

Гость – протоиерей Александр Рябков

Памяти протоиерея Ипполита Ковальского  (17 октября 1948 – 15 декабря 2020)

Прямой эфир 27 декабря 2020 г.

АУДИО

ВИДЕО

Протоиерей Александр Рябков:

Отец Ипполит прослужил настоятелем в храме Димитрия Солунского в Коломягах ровно 30 лет.

Он стал настоятелем этого храма в 1990 году. До этого он был настоятелем в Луге, в Казанском соборе.

Про храм в Луге отец Ипполит часто рассказывал – он служил там еще в советские времена.

Он очень почитал Божию Матерь, очень Ей молился. И Она помогала ему в трудные времена. Даже – были случаи, когда во сне ему являлась Богородица и говорила, как поставленные соввластью казначей и староста утаивают церковные деньги!  Можно сказать, Богородица ему помогала в его противостоянии с исполкомом – и ему не раз удавалось выйти «победителем». Вся жизнь священника при советской власти – это вот такая борьба. Таких историй много. Он любил о них рассказывать. Например, как он поставил ограду вокруг храма – в один день возвел капитальную ограду. Потому как прилегающая к храму территория – это было очень важно для отца Ипполита – должна быть в порядке, в чистоте, должна быть прибрана, все должно быть красиво и в храме, и вокруг него.


Отец Ипполит говорил: «храм – не кузня», в храме должна быть красота. Он захотел позолотить иконостас в храме Казанской иконы в Луге. А это было нельзя! И он что придумал – это было перед Олимпиадой, он сказал уполномоченному, что хорошо бы перед иностранными туристами не ударить лицом в грязь, позолотить хотя бы «всевидящее око»… ему разрешили, а он – позолотил весь иконостас. Приходят – видят, что сделан полный ремонт! Храм старинный, иконостас позолоченный… Как? Договаривались же только одну деталь – «всевидящее око», а что это, кстати? И отец Ипполит говорит уполномоченному: вот если один глаз закроете ладонью, то вот всё, что видит ваш один глаз – это и есть «всевидящее око»…

Очень важная черта отца Ипполита – забота о священниках, с которыми рядом он служил. В те времена священники были обязаны платить государству какой-то колоссальный, невероятный налог. И староста храма, поставленный исполкомом, говорил – настоятелю мы выплатим налог, а второму священнику не будем. И для второго священника – это была патовая ситуация, очень тяжелая. И тут у настоятеля был выбор – не идти на конфронтацию с исполкомом, или идти и вступиться за второго священника. И отец Ипполит вступался, и добивался, чтобы священнику помогали этот налог выплачивать, чтобы он не из зарплаты своей его отдавал.

И вот здесь я хочу отметить, что отец Ипполит всегда заботился не только о врученном ему храме, но и о порученном ему духовенстве – как настоятель, как отец. Он был отец. В полном смысле этого слова.

Помогал священникам с жильем – например, многодетным помогал, добивался, чтобы они получили это жилье. Очень многим отец Ипполит давал деньги на лечение.

Многих священников отец Ипполит воспитал. Пришел человек в храм, стал ходить на службы, отец Ипполит заметил его, пригласил в алтарь, научил  читать, научил алтарничать, пономарить, давал рекомендацию в семинарию. Я сейчас вспоминаю – я знаю просто этих священников, они служат в разных храмах, и даже некоторые стали благочинными. Вот каких священников воспитал отец Ипполит – он воспитал очень много духовенства. Воспитал. Вывел на эту дорогу. И помогал, в том числе материально.


Он был очень длительное время диаконом. Один из его начальников сказал ему поминать на панихиде приснопоминаемого Иосифа – Сталина. А он отказался. И с этого начались у него очень большие проблемы. Его так затравили, что он, диакон, потерял голос.

Почему он мог так поступить? Почему не боялся? Почему у него были силы на это?

Гонения начались для него еще в его детстве. Простая верующая семья, по убеждениям не вступали в колхоз, тогда их выселили из дома, лишили дома, они долгое время жили в неотапливаемом сарае – огромная многодетная семья. И их запугивали: мы отправим вас всех в Сибирь, всю вашу контру. Собрался колхозный актив, они кричали: бросай детей под грузовик! Мы их сейчас всех передавим!

Такое было. Маленькие дети уже на себе испытывали гонения за веру.

И всю жизнь он так прожил – он был из села, но не из колхоза! Это было принципиально. Он – человек культуры, высокой, духовной культуры!

В его семье четверо сыновей стали священниками – я знал прекрасно всех. Сейчас жив остался только один младший брат-священник. Еще было три сестры. И один приемный ребенок.

И вот когда все эти браться ходили в школу… (а они все прислуживали в местном храме, он был посвящен Рождеству Божией Матери – вот почему отец Ипполит так почитал Богородицу). И, конечно, над ними издевались в школе. Все годы обучения в школе над ними всеми издевались – это и карикатуры в стенгазете, как они в стихариках коленопреклоненные молятся в церкви.

Владыка Кассиан (Ярославский) всем братьям дал рекомендацию в семинарию. Все братья учились в нашем городе, все закончили Ленинградскую семинарию и академию.

И тут отца Ипполита заметил владыка Никодим, он говорил: подожди, я вернусь из Рима, на хороший тебя  якорь посажу. (Владыка Никодим из этой поездки не вернулся).  У отца Ипполита всегда была фотография владыки Никодима.

Очень был дружен отец Ипполит с владыкой Евгением Тамбовским.

Сам отец Ипполит воспитанник не только семинарии и академии нашей, но и Псково-Печерского монастыря, где он каждое лето находился под окормлением отца Алипия (Воронова). Тоже любил вспоминать про отца Алипия. А на брак отца Ипполита благословил отец Иоанн (Крестьянкин).

Понимаете, это люди другой эпохи.

Надо вспомнить, у кого сказано: кто такой воспитанный человек? Кто чувствует чужую боль или нужду более остро, чем свою.

Отец Ипполит мог общаться, не делая разницы между высокопоставленным человеком или любым другим. Что удивительно (мне всегда казалось странным это), отец Ипполит всегда говорил «Вы» даже маленьким детям. К Чаше подходит младенчик, а отец Ипполит к нему обращается: «Как Вас зовут?».

Понимаете, человек вроде бы из села, а воспитывали его – в семинарии, в академии – люди высочайшей культуры. Но важно, я подчеркну: он хоть и из села, но не из колхоза. Это люди, принципиально державшие дистанцию с колхозом. Не просто с колхозом как коллективным хозяйством, а с этим понятием «колхозности» – какой-то нахрапистости, наглости, некультурности. А вот эти люди – они были люди культуры. Отец Ипполит – человек высочайшей культуры.

Он был во всем – как отец. Заботился о людях, о сотрудниках – как отец. И был отец. И в чем скорбь? Чем меньше таких людей, тем пасмурней будет.

 

Полностью передачу памяти протоиерея Ипполита Ковальского слушайте в АУДИО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru