fbpx
6+

Отец русского фарфора Дмитрий Виноградов

«Время Эрмитажа»

Выставка «Посвящение Дмитрию Виноградову. Рождение фарфора “из земли российской”»

Эфир 19 и 26 декабря 2020 года, 14.30

АУДИО

1

2

Сегодня мы приглашаем вас посетить очень маленькую, но драгоценную выставку — «Посвящение Дмитрию Виноградову. Рождение фарфора “из земли российской”». Она открылась 5 декабря 2020 г. в Арапском зале Зимнего дворца.

 

Выставка маленькая, потому что предметов, созданных самим Дмитрием Виноградовым или при нем, сохранилось невероятно мало. В более широком смысле Елизаветинского фарфора, т.е. изделий, изготовленных на Невской порцелиновой мануфактуре в царствование императрицы Елизаветы Петровны. По этой же причине эту маленькую выставку и можно назвать драгоценной, т.к. для русской истории и для русской науки сохранившиеся предметы как редкие драгоценные камни.

 

Для русской науки имя Дмитрия Ивановича Виноградова не менее важно, чем для русского искусства и культуры. Именно он создал первый русский фарфор, описал все тонкости и сложности химико-технологических процессов изготовления фарфора.

 

О самом первом русском фарфоре и его создателе рассказывает старший научный сотрудник и хранитель фарфора Отдела истории русской культуры, кандидат искусствоведения Ирина Багдасарова:

 

 

«Виноградовский период или Елизаветинский период Императорского фарфорового завода это очень короткий промежуток времени – 40-е – чуть-чуть 60-е годы XVIII века. Хотя Дмитрия Ивановича Виноградова не стало уже в 1758 году, но считается, и это подтверждают произведения, сохранившиеся до наших дней, что какое-то время в начале царствования Екатерины II еще пользовались бельем (нерасписанная фарфоровая заготовка – прим ред.), готовыми изделиями периода Елизаветы Петровны. Это и понятно. Конечно, сама Екатерина, когда взошла на престол, не тут же переименовала Невскую порцелиновую мануфактуру в Императорский фарфоровый завод – это произошло лишь в 1765 году.

 

Эта выставка для нас знаковая. И прежде всего мы подчеркиваем такие ценные вещи. Спасибо, что вы обратили внимание на дизайн экспозиции. Делали его приглашенные дизайнеры Андрей Шелюта и Ирина Чекмарева. Мы хотели подчеркнуть, вспомнить, показать широкому зрителю Дмитрия Виноградова, это имя. Всем известен сподвижник Виноградова Михаил Ломоносов, а на самом деле они были друзья, и учились изначально вместе.

 

Сам Дмитрий Виноградов уроженец Суздаля. Начальное образование получил в Славяно-греко-латинской Академии под Москвой, а затем он в числе избранных был направлен на дальнейшее обучение сюда в Петербург в Академию наук в 1735 году. Ему тогда было 15 лет. И через год лишь трое были отправлены заграницу в Германию. Сначала в университет Марбурга, а затем в центр горно-рудной промышленности во Фрайберге.

 

Возвращается Дмитрий Виноградов в Петербург как раз в год основания Невской порцелиновой мануфактуры в 1744 году. Он прекрасно сдает экзамен и получает звание бергмейстера, горный инженер по-нашему. Но судьба распорядилась по-другому, и он был направлен на кирпичные заводы, с чего и началось развитие производства, которое в настоящее время действует, разрослось и имеет уже мировой бренд. Если говорить об очередности, то фарфоровый завод в Петербурге третий в Европе, так что Россия в этом процессе шла вполне в ногу со временем. Сначала был Майсенская фарфоровая мануфактура в 1709 году, потом Венская, и потом в Петербурге в 40-е годы. Я пропускаю Севр, потому что там был мягкий фарфор, а мы говорим сейчас о твердом фарфоре.

 

Конечно же Елизавета гордилась этим предприятием. Более того, о собственном фарфоровом производстве мечтал еще Петр I, потому что он видел восточный товар через Ост-Индскую компанию, приходил к нам китайский фарфор, а потом и европейский. В XVIII веке фарфор называли белым золотом царей, что неслучайно – он все-таки был редкий и действительно ценился на вес золота.

 

Вместе с дизайнерами у нас была задача показать каждый предмет как бриллиант. Подсветка изнутри в каждом кубике подчеркивает белизну материала – чего добивался Дмитрий Виноградов. Рецепта перед ним никакого не было. Он видел китайские вещи, видел европейские образцы, но как сделать, какие надо компоненты добавить, чтобы получился такой материал, сколько его выдержать, этого он добивался сам путем проб и ошибок.

 

Дмитрий Виноградов еще и первый теоретик чистого порцелина в Европе. Он описал, как делается порцелин, когда пришел к этому сам. И в 1752 году он написал труд, который называется «Обстоятельное описание чистого порцелина как оный в России при Санкт-Петербурге делается». До Виноградова таких трудов не публиковалось. Может быть и хотели, но было запрещено. Потому что нужно было сохранять тайну…

 

Виноградов опытным путем приходил как к изготовлению массы, так и сам изобрел печь для обжига. Для фарфора малой руки – для вещей небольших, будь то шахматы, которые представлены у нас на выставке, небольшие чашечки. Затем после 1756 года он же сам изобретает большую печь для обжига фарфора, и появляется возможность изготавливать более крупные предметы. Это уже предметы сервизов».

 

 

Самый знаменитый узор на предметах Императорского фарфорового завода – это кобальтовая сетка, которую, наверно, точно знает и любит любой ленинградец, петербуржец. Но, скорее всего, не все знают, что прототипом этой сетки стал узор на одном из первых сервизов, созданных для Елизаветы Петровны Дмитрием Виноградовым.

 

Мы когда-то подробно рассказывали об этом и о других предметах, принадлежавших Елизавете Петровне, когда знакомились с большой выставкой 2016 года «Из сервизных кладовых. Убранство русского императорского стола XVIII – начала XX века». Но увидеть и еще раз поговорить об этих редкостях все равно приятно и полезно.

 

«К сожалению, мы не знаем, как выглядел Дмитрий Иванович Виноградов. Не сохранилось ни портрета, ни гравюры, ни хотя бы рисунка. Может быть, где-то в фондах сохранилось. У нас есть, конечно же, портреты, когда неизвестный художник и неизвестно, кто изображен. Но пока этого нет. Единственное, что мы знаем о внешности Дмитрия Виноградова, это когда они с Михаилом Ломоносовым отправлялись заграницу, то ему был выдан паспорт, и в этом паспорте было всего лишь написано, что он высокого роста, и волосы у него темно-каштанового цвета. Больше мы ничего не знаем.

 

И вот Эрмитаж совместно с Императорским фарфоровым заводом провел акцию в этом юбилейном 2020 году в честь 300-летия со дня рождения пионера русского фарфора. Эксперты и исследователи Отдела истории русской культуры подобрали изобразительные материалы, живопись, костюмы, предметы прикладного искусства именно середины XVIII века. И эти материалы на отдельном диске были переданы главному художнику завода, заслуженному художнику Российской Федерации Нелли Петровой. Опираясь на эти методические материалы, она расписала фигуру. Эта фигура – скульптура «Дмитрий Виноградов» была торжественно передана в дар на открытии выставки Государственному Эрмитажу и занимает центральное место.

 

Конечно, это поэтизированный образ – здесь напудренный парик, видимо темно-каштановые волосы скрываются под ним. К образу Виноградова художники Императорского фарфорового завода обращались на протяжении всего времени существования завода. И у нас есть фильм, который демонстрируется здесь на выставке в Арапском зале Зимнего дворца. Этот фильм создан силами Эрмитажа, и в этом фильме можно увидеть, как эта фигура создавалась на заводе. Мы ездили туда несколько раз, чтобы заснять все этапы производства фигуры, а также показать, как сейчас работает завод.

 

Сама форма была воссоздана в 2005 году на Императорском фарфоровом заводе по модели советского мастера Глеба Садикова. Модель была изготовлена в 1968 году. Поэтому здесь мы еще и захватываем немного советский период, чтобы не забывать это сложное время, хотя для завода оно как раз было довольно светлым.

 

А рядом с фигурой – чашечка, простая по форме, на вид неказистая, обрамленная изображением рельефной виноградной лозы. Эта лоза ассоциируется, конечно, с именем самого мастера. И эта вещь сделана руками Виноградова. На дне ее имеется клеймо мастера в виде буквы «W» и год изготовления вещи – 1749.

 

Наши дизайнеры взяли за основу именно это клеймо — «W». Мы его и на стенде можем видеть. А если мы обойдем инсталляцию, то увидим эту букву в основе витрины. А на ней столбики разного уровня. Эти столбики неслучайно разного уровня – будто бы перепад температуры во время обжига, дыхание пламени, дыхание печи.

 

Кто-то мне заметил, что лучше бы столбики были бы белыми, чтобы подчеркнуть белизну фарфора. Но цель была другая. Дело в том, что известно из дневников Виноградова, что печи топились еловыми брусками, и это та самая ель, которая использовалась при производстве виноградовского фарфора.

 

На выставке у нас представлен ассортимент Невской порцелиновой мануфактуры также представлен и скульптурами – вот эти замечательные шахматы, – и посудными формами – чайно-кофейными предметами и предметами столового и десертного сервиза собственного Елизаветы Петровны. Также на имя основательницы завода представлена пакетовая табакерка. Пакетовая она называется потому, что сделана в виде конвертика…

 

Большой радостью для Елизаветы Петровны было создание первого сервиза из российского материала. Собственный сервиз Елизаветы Петровны. Он хорошо узнается за счет сеточки золоченой, на которой в одних случаях есть изображение пурпурных лепестков и в меньшей степени – таких предметов сохранилось меньше – с голубыми незабудками, как вот эта корзиночка.

 

Кстати, вот эту корзиночку Эрмитаж приобрел в уходящем 2020 году, и это очень редкое приобретение. Вообще виноградовский, елизаветинский фарфор практически на антикварном рынке не бывает. И тут как будто сам Дмитрий Виноградов направил эту корзиночку в фондово-закупочную комиссию Эрмитажа».

 

 

Фарфоровая фигурка Виноградова, в буквальном смысле венчающая выставку, водруженная на самой высокой точке экспозиции, хорошо обозримая со всех сторон, удивительно органично смотрится среди своих почтенных предшественников. Этот небольшой… можно сказать что и памятник… напоминает нам о великом (и это величание вполне уместно), талантливом и ранимом человеке, создавшим одно из тех видов русского искусства, которым мы гордимся до сих пор.

 

Полностью слушайте в аудио.

 

Выставка продлится до 4 апреля 2021 года.

 

С 30 декабря по 10 января в связи с постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 2 декабря 2020 года Эрмитаж приостанавливает приём посетителей.

 

С 11 января 2021 г. музей снова станет доступен для посетителей.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru