fbpx
6+

«Отдыхать, загорать, гулять, есть мороженое… на месте расстрелов и захоронений»

Программа «Неделя»

Гость: протоиерей Георгий Пименов

Ведет передачу Даниил Варламов

Прямой эфир 15 августа 2021 г.

ВИДЕО

 

Темы программы:

— скончался писатель Виктор Лихоносов

— создать должность уполномоченного при президенте по правам русских предложил создать епископ Савва (Тутунов)

— «русский мальчик в Киргизии»: в Русской Церкви заявили, что помогут русской семье из Киргизии переехать в Россию

9 августа по приглашению Святейшего Патриарха Кирилла в Москву из Киргизии прибыла семья русского мальчика, пострадавшего из-за своей национальности и веры от сверстников во время спортивных сборов на озере Иссык-Куль, родители мальчика сообщили, что планируют переехать жить в Россию.

— отношение России и «малых республик» СССР – продолжение истории в виде проблем для русских на национальной почве

По какому принципу люди разных национальностей могут объединяться? И нужно ли объединяться?

За что не любят русских в Киргизии и Казахстане? И что делать в случаях проявления такого отношения? Уезжать?

Русифицирование как вариант англофицирования.

Русские в бывших «республиках СССР» – это эмигранты?

— Сандармох

Католики чтят память пострадавших отцов и братьев.

Останки расстрелянных у стен Петропавловской крепости – что должно произойти, чтобы их похоронили по-человечески?

Можно ли загорать на месте расстрелов и расстрельных захоронений, вообще отдыхать, гулять и есть мороженое?

— отношение народа к личности Сталина

— Вопрос слушателя: «вы упомянули хилизам, вы имели в виду ересь царебожия?»

«Я имел в виду знаменитый советский плакат «Царствию рабочих и крестьян не будет конца», так что я имел в виду «марксизм-ленинизм», к царебожию никакого отношения тут нет. Речь о попытках построить Царство Божие на земле. И строили его – без Бога».

— убийство католического священника во Франции

9 августа в городке Сен-Лоран-Сюр-Севр (департамент Вандея на западе Франции) был убит 60-летний иеромонах Оливье Мэр, настоятель монашеской общины. Признавшийся в убийстве гражданин Руанды ранее нашел приют в этой монашеской общине.

— убиенные священники в России – Александр Мень, Даниил Сысоев, Павел Адельгейм и многие другие (больше трех десятков). Почему их надо вспоминать?

— можно ли считать мучениками священников, убитых с целью украсть церковные деньги?

— на мужчине загорелась одежда, когда он находился в Троице-Измайловском соборе, 53-летний мужчина получил термические ожоги лица, шеи и грудной клетки

Зачем свечки в храме? И можно ли заменить свечи (пожароопасные) на электрические лампочки? Или вообще обойтись без свечей?

— Вопрос слушателя: «что если этот мужчина хотел совершить самосожжение в храме?»

— храм вооруженных сил на Урале: в парке «Патриот» в Верхней Пышме (Свердловская область) начнется строительство военного храма

Зачем нужны «военные храмы»?

— военное духовенство в наше время

— насколько добровольно участие в богослужениях для военнослужащих, если «военные храмы» строит военное министерство, а военнослужащие ходят на богослужение строем?

«Военному священнику требуется и мудрость, и ирония».

— Вопрос слушателя: «может быть, не каждому покупать свою свечку, а жертвовать на общую свечу?»

— Власти Петербурга предоставили Государственному музею городской скульптуры помещения на Невском проспекте взамен тех, что будут переданы Русской Православной Церкви

 

Даниил Варламов:

5 августа, в международный День памяти жертв Большого террора, в урочище Сандармох в Карелии прошла акция памяти казненных в этом месте жертв сталинских репрессий. Только по официальной статистике там были лишены жизни и похоронены более шести тысяч человек, в их числе католики – священники и миряне. В этот день уже четвёртый год подряд проект «Сандармох. Возвращение имён» проводит церемонию памяти тех, кто здесь покоится. Каждый раз на этой церемонии устанавливаются новые таблички с именами казненных; всего на сегодня их установлено уже больше 250. В этом году было установлено 28 новых табличек, и среди них восемь – знаки памяти католических священников, осужденных на смерть в 1937 г. по групповому делу немецкого католического духовенства. Памятный знак установлен с благословения постулатора процесса беатификации о. Христофора Пожарского по воле и на средства Инны Сойтюрк-Апуковской (Турция), уроженки г. Полоцк (Беларусь). Это новость с сайта католического, она появилась не сразу после церемонии, о которой идёт речь. Вот теперь у нас есть возможность обсудить её.

 

Протоиерей Георгий Пименов:

Я хотел сказать, что наш Сандармох это Петропавловская крепость, вот у нас в Петербурге есть свой собственный Сандармох, там, конечно, не 6000 человек, но тоже немалое количество жертв красного террора было и расстреляно, и погребено, и в безвестности доселе пребывают. Побывав в Петропавловской крепости буквально на той неделе, увидел памятную доску четырем князьям, великим князьям Дмитрию Константиновичу и другим, которые были расстреляны в Петропавловской крепости после уже Царской семьи и после Алапаевских мучеников. Но вот остальные, там примерно 150 человек, никаких памятных знаков нету нигде. И по публикациям в интернете мы можем узнать, что даже обретенные вот эти косточки где-то там сложены в подвале. Вот. И нету денег… Кто там? Из Турции какая-то жена – вот она оплатила это в Сандармохе, 5 августа что был установлено…  Как бы нам какую-то жену турка какого-нибудь попросить, чтобы вот эти косточки определить, по-человечески захоронить.

А все вот эти лежат, кто там, великие князья, юнкера, гимназисты… кто там похоронен – это всё неизвестно. И, к сожалению, когда мы сейчас проходим, например, по Кронверкской протоке, мы там видим прогулочные катера, мы там видим велосипедистов, мы там видим загорающих людей… но мы там не видим никаких памятных табличек ни по поводу никого, как будто там всё хорошо. А это место скорби. Для нашего города Петропавловская крепость – это не только место славы, это символ города, но и символ скорби.

Ппоэтому мне вот это новость напомнила, что наш Сандармох он ещё пока почти не обозначен. Эта тема непопулярна.

 

Даниил Варламов:

А почему непопулярна эта тема?  Страшно слишком про это всё узнавать? Почитаешь про ужасы, которые творили наши предки, и самооценка занизится?

 

Протоиерей Георгий Пименов:

Я не могу сказать, по какой причине, может быть, туристов будет меньше или что там, в Петропавловской крепости, не так вкусно будет кушать мороженое на её территории. Но, мне кажется, это та горькая правда, которую нужно бы нам вспомнить, и тоже, на стене Петропавловской крепости, …не так чтобы там за 500 руб. ты можешь увидеть захоронения государей императоров и великих князей, а просто проходя по Петропавловской крепости ты бы видел, что здесь творилось, что мы как нация – мы жалеем об этом, мы скорбим об этом, мы каемся перед Богом за эти жертвы. Получается, что пока мы этого не делаем, мы пока за это не каемся.  Может быть, пока нету какого-то из Турции человека, который бы оплатил? Не могу сказать, почему этого нет. К сожалению, приходится констатировать, что мы, живя в Петербурге, свой Сандармох, центральный, не обозначили.

 

Даниил Варламов:

Почему вот часто я слышу: «мы» должны покаяться или «наша» национальная гордость разгром гитлеровской Германии? Почему в принципе вот появляется это «мы»? Какое имеет отношение человек, каждый конкретный, к историческим событиям, которые происходили за 100 лет до сего дня?

 

Протоиерей Георгий Пименов:

Ну да, мы в них лично не участвовали, но мы можем дать им свою оценку, узнать хотя бы о них. Что мы вот так вот сейчас живём… мы как нация. Мы существуем как народ? Или мы только как вот отдельные люди существуем уже? Почему мы не можем себя чувствовать идентичными с Пушкиным, с Петром Первым, с Дмитрием Донским? Это же – «мы», это же – «наша» история. И моя, и ваша. И поэтому «мы», мне кажется, вполне уместно. Это значит, что мы ещё сохраняемся как нация. Но у нации есть немало болевых точек, умалчивать об этих болевых точках, мне кажется, это тупик. Надо их раскрывать, обозначать, и тогда бы мы двигались вперёд.

 

Даниил Варламов:

Хорошо, тогда нам, на ваш взгляд, нам, как русскому народу, стоит прийти к консенсусу по вопросу советской истории? Какое-то единое мнение выработать по отношению к тем чудовищным вещам, которые, с одной стороны, и сами совершали, с другой стороны, вот правда там, Великая Отечественная война, героический эпизод. Как бы получается, что сейчас часть народа, так сказать, зациклена на чём-то одном: либо на Великой Отечественной войне, что мы победили, можем повторить, и так далее, либо второе, вот мы такие варвары, сами себя расстреливали.

 

Протоиерей Георгий Пименов:

Мне кажется, что ни по поводу России XX века, ни по поводу русской революции и 1917 года – у нас нет консенсуса до сих пор, и в этом смысле гражданская война, к сожалению, она ещё там где-то внутри нас сидит.  И кто-то покраснее, а кто-то побелее, но она сидит. К сожалению. Так вот, может быть, что-то нужно делать, хотя бы поминать эти жертвы, молиться за эти жертвы, причём, может быть, с двух сторон за эти жертвы, потому что те распропагандирование матросы, рабочие – это же тоже жертвы. Вот эти Шариковы, помните, из «Собачьего сердца». Шариков – он же тоже… Ну что с него возьмешь? Вот он такой, какой он есть, и ему всё разрешили.

В Петропавловской крепости полочка с «сувенирами» называется «Русские императоры», там есть Петр Первый, Николай Второй, Сталин… и еще Высоцкий. Вот так вот… К сожалению. Какой тут консенсус?

 

Даниил Варламов:

А внутри-то церкви есть консенсус по отношению к Сталину?

 

Полностью слушайте в АУДИО.

 

Смотрите ВИДЕО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru