fbpx
6+

О премудростной энергии

Программа Артема Гравина

«Исследования и исследователи»

Цикл бесед «Учение Григория Паламы»

Гость: Дмитрий Сергеевич Бирюков

Тема: виды энергий в паламитском богословии

Эфир: 14 октября 2021 г.

АУДИО

 

Программа посвящена учению Григория Паламы об иерархии энергий, метафизическому измерению понятия «обожение», связи понятия премудростной (софийной) энергии с софиологией русской религиозной философии.

 

Дмитрий Бирюков:

«Раньше у меня было довольно критическое отношение к софиологии, как она проявлена в русской религиозной философии. Позже эта критичность несколько смягчилась, в частности из-за того, что я углубился в учение Григория Паламы. На мой взгляд, это учение, вообще говоря, достаточно софилогично, что проявляется во многих аспектах.

Так, у Григория Паламы есть учение о специальной премудростной энергии, то есть о Премудрости как божественной энергии. Интересно, что когда русские религиозные философы вроде Булгакова и Флоренского искали в святоотеческой литературе какие-то аналоги собственному учению о Софии (к которому они обратились, в первую очередь, под влиянием Владимира Соловьёва), то, собственно, нашли, если я не ошибаюсь, только богословские построения Афанасия Александрийского, развивавшего учение о Софии как о втором лице Пресвятой Троицы (то есть об Иисусе Христе).

В этом смысле, учение Паламы не идентично учению Афанасия, в частности, в том, что у Паламы речь идёт о Софии как о специальном виде божественной энергии.

Опять-таки, можно сказать и то, что софиология Паламы не совпадает с софиологией русских религиозных философов. Как я уже сказал, для Паламы София – это определённый вид божественной энергии, к которой причастны люди, обладающие премудростью.

Вообще Паламе мало того, что человек должен быть разумным для того, чтобы полноту собственной природы реализовать. Он учит о том, что некоторые разумные люди обладают свойством премудрости. Этому свойству Премудрости соответствует специальная божественная премудростная энергия, тогда как у русских религиозных философов София имела более космологический смысл в том значении, что София понималась как посредник между Богом и тварным миром, как некоторое предсуществование тварного мира до его творения в Боге. И, таким образом, радикальный разрыв между Богом и тварью софиология русских религиозных философов XX века пыталась смягчить и преодолеть.

Но интересно то, что нечто подобное, как мне кажется, имеет место и у Паламы. Пусть оно и не называется софиологией и не связано непосредственно с учением о Софии, но оно связано с определёнными аспектами его учения о божественных энергиях.

Так, он говорит о том, что все божественные энергии являются умопостигаемыми: и те, которые соотносятся с тварным миром, и те, которые не соотносятся с тварным миром. То есть «умопостигаемость» – это просто некое свойство для энергии божества. И, на мой взгляд, именно здесь имеются определенные такие про-софиологические интуиции Паламы: если божественная энергия является умной, то это значит, что она каким-то образом предназначена для того, чтобы её кто-то постигал (иначе зачем ей быть умной?). Поскольку энергия является умной (и умопостигаемой) всегда, в том числе, до творения мира, то, значит, до творения мира была уже некоторая предпосылка к тому, что мир сотворится и будут сотворены те существа, которые будут постигать эти умопостигаемые божественные энергии».

 

Материалы для цикла бесед были подготовлены в рамках проекта «Наследие византийской философии в русской и западноевропейской философии XX – XXI вв. РНФ №18-18-00134».

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru