fbpx
6+

«Неделя». Протоиерей Владимир Сорокин

Протоиерей Владимир Сорокин

Программа Александра Крупинина
«Неделя»
Священники комментируют события прошедшей седмицы

Прямой эфир: 5 октября 2014 г.

Как простые люди на Украине относятся к происходящему? Почему СМИ в России и на Украине настраивают людей на вражду друг с другом? Подготовка к празднованию Всеправославного Собора – это не конец света. Каковы перспективы межцерковных отношений? Празднование 1000-летия кончины святого благоверного князя Владимира – шанс для объединения всех славян?

Александр Крупинин: У нас в гостях настоятель Князь-Владимирского собора Санкт-Петербурга протоиерей Владимир Сорокин.
Вы, отец Владимир, позавчера вернулись со своей родины, из Украины. Может быть Вы поделитесь своими впечатлениями: что там происходит, о чем думают люди, какова там церковная ситуация, как жизнь там идет?

Протоиерей Владимир Сорокин: Я ездил с очень конкретной целью. В моей жизни пятая заповедь «чти отца твоего и мать твою» является обязательной. Я каждый год непременно езжу в сентябре (время кончины моих родителей) к себе на родину, в деревню Злынка Кировоградской области (это центр Украины, 300 км от Киева), служу там по родителям службу, собираю своих родных и близких, соседей, устраиваю там обед, поминки. Вспоминаем, молимся. Посещаю храм, конечно. Был я и в Киеве два дня, там много дорогих для меня мест, где я начинал свое обучение в семинарии, в Андреевском соборе (он сейчас в ведении патриарха Филарета Украинского патриархата). Был я и в Князь-Владимирском соборе (того же патриархата), я всегда там поклоняюсь мощам святой великомученицы Варвары, у меня с юности прикипело сердце к ней, иду к мощам святителя Макария, посетил Киево-Печерскую лавру и везде молился о том, чтобы Господь послал мир на Украину. Я смотрел там телепередачи, беседовал с людьми и мое мнение: Украина сегодня в очень тревожном, сложном духовном состоянии. Она разделена, и я не могу понять, как это возможно, когда слышу официальную статистику – 3627 убитых (и это только в украинской армии), а еще ведь и «ополченцы», и мирные жители. Я не могу объяснить самому себе, как это может быть, чтобы православные люди, говорящие на одном языке, с одной культурой – уничтожают друг друга. Политические мотивы у каждой стороны могут быть свои, но с моей точки зрения (православного, верующего человека) это трудно понять. Моя позиция – президентам России и Украины нужно найти момент, встретиться, попросить друг у друга прощения от лица двух народов. Очень уж много всего и с одной, и с другой стороны нагромоздилось, этот ком зла все увеличивается. Наши СМИ создают одни настроения, антиукраинские, а у них – совершенно антирусские: Россия напала на Украину, взяла Крым, хочет взять Донбасс, Россия хочет поставить Украину на колени, хочет господствовать – все в таком духе, а здесь все это наоборот: Украина такая-сякая и прочее. Я когда слышу с обеих сторон одни и те же события, интерпретирующиеся каждой стороной в своем духе, то думаю, что СМИ опаснее оружия. Такое впечатление, что перекодировали людей. Это касается даже близких мне людей: раньше я с ними мог говорить, мы находили общие темы, а сейчас они совершенно меня не воспринимают. Если я говорю о гуманитарной помощи в Донбасс, в их представлении мы туда везем одни танки, одно оружие. Если я пытаюсь сказать о жертвах, мне говорят, что только Россия убивает – даже диалога не получается, мы уже не слышим друг друга. Это очень опасная духовная болезнь, одинаковая что в России, что на Украине. Мы на каждой литургии читаем молитву о мире на Украине и сегодня на литургии я, читая эту молитву, совершенно конкретно представил, что если мы все не будем молиться, если мы все не наберемся терпения, не наберемся смелости и не попросим друг у друга прощения, не пойдем навстречу – эта катастрофа может нанести непоправимый ущерб целым поколениям, на много лет вперед закодирована будет эта вражда. Нужно искать возможности какого-то трезвого подхода: с молитвой, с уважением друг к другу, к традициям. Я после поездки на Украину почувствовал, что это очень большая беда и очень большая боль. И почему у нас не находится ни среди церковных лидеров, ни среди гражданских, ни среди разных других слоев населения мужественных людей, которые могли бы стать над этими страстями, враждой, ненавистью и призвать к молитве, к единению, к обсуждению? В Киеве простые люди – просто в шоке, как и я, никто не может объяснить, как это может такое случиться, когда у нас и литература, и богословие, и литургическая жизнь – все одно и то же, общие святыни. Я ходил на могилу владыки Владимира, прежнего предстоятеля, мы были с ним очень хорошо знакомы. Святые отцы заповедали нам единство, святость, соборность и апостольство – а тут такое количество жертв и страданий людей. Давайте все молиться о том, чтобы Господь вразумил людей и остановил их.

АК: А в Киеве люди между собой разговаривают на каком языке?

ВС: Большинство говорят по-русски, но некоторые и на украинском, никакого конфликта по этому поводу нет. В моей деревне говорят и по-русски, и по-украински, в школе преподают одинаково оба языка.

АК: В чем тогда смысл действий этих «ополченцев» в Донбассе?

ВС: Я сам не понимаю, для чего все это. Может быть, в каких-то местах этот конфликт языковой есть, но там, где я был, я не увидел никаких признаков того, что на почве языка люди могут друг друга ненавидеть.

АК: А ради чего война тогда идет?

ВС: Никто из простых людей (у меня в деревне) не понимает, в чем проблема, почему воюют. Люди, которые слушают радио, со мной спорили, что это Россия напала, она хочет нас поставить на колени. Разница в мнениях между тем, кто слушает СМИ, и простым человеком – как небо и земля.

АК: Я слышал такие разговоры, что во Львове стоит только слово сказать по-русски – тебя сразу чуть ли не повесят.

ВС: Я там не был, я говорю только о том, чему сам был свидетель: никто меня не останавливал, нигде меня не третировали, везде принимали, как своего, родного. И для меня это является поводом к оптимизму – когда я вспоминаю свои контакты с простыми людьми, для которых это или неизвестно, или непонятно, то я делаю вывод, что это – основа, на которой можно еще выстроить нормальные, правильные отношения и каким-то образом подкорректировать ситуацию. Но для этого надо, чтобы наверху – и в Украине, и у нас – услышали друг друга, задали бы себе вопрос «кому это нужно?». Не нужно это простым людям, не нужно это молодому поколению, это нужно – не знаю кому.

АК: Каковы отношения Киевского и Московского патриархата?

ВС: В Киеве, в Князь-Владимирском соборе я взял газету, и там написано, что храмы переходят в Киевский патриархат, они говорят, что это люди переходят, потому что (там показывали по телевизору) священники Московского патриархата освящают оружие для «ополченцев». А в Андреевском соборе (Филаретовского подчинения) стоит приёмничек, через который идет чтение Псалтири на славянском языке, а богослужение у них идет на украинском языке. Я почитал их печать, их главная цель – нам нужна Поместная Украинская Церковь, одна, независимая, автокефальная. Мы говорим – да, но она должна быть каноническая и быть связана с Московской патриархией. Поскольку мы Филаретовскую считаем неканонической, то они должны присоединиться, не объединиться, а присоединиться. Например, когда подписали объединение с Зарубежной Церковью – это было не присоединение, а именно объединение на равных правах.

АК: Реально-то они к нам присоединились.

ВС: Правильно, потому что они – епархия, канонически они наша епархия. И они вошли к нам на положении епархии, но документально, чтобы не ущемить их чувство собственного достоинства, пошли по правилу 102-му Вселенского собора, отнеслись с пониманием. Я думаю, что какую-то формулу нужно искать и здесь. Там сейчас очень обострено чувство оскорбленного национального достоинства. Исходить надо из принципа Евангельского: простим все согрешения друг друга и объединимся, жизнь человеческая дороже.

Вопрос слушателя: Какие должны быть учебники в школе, чтобы они правильно отображали историю Украины и России?

ВС: Следующий, 2015 год – это шанс для славян, потому что юбилейный для князя Владимира (1000 лет его кончины), а он – очень значимая фигура для всех нас, он и святой, и государственный деятель. Я в надежде, что эта личность, этот святой, просветитель, креститель поможет объединиться. Но я смотрел учебники украинские – там очень глубоко украинцы ведут свою историю: что именно Украина первым делом была, а потом где-то там появилась Русь, уже вторичная (финно-угорские племена на севере, совсем не славяне). Празднование 1000-летия должно побудить нас всех к каким-то практическим действиям по реализации его заветов. Для Церкви – он наш святой, но он – явление православной культуры. Я член городской комиссии по празднованию 1000-летия как настоятель Князь-Владимирского собора, нам обещали отремонтировать собор. И теперь от нас просят – дайте ваши пожелания, что бы хотелось. Я хочу обратиться ко всем слушателям: если у вас есть какие-то предложения, как праздновать – вносите, пожалуйста. Я думаю, что должно быть издание каких-то плакатов, открыток, заветы князя Владимира хотелось бы прочитать в метро. Хотелось бы увидеть какие-то картины, художественные произведения, фильмы, издать альбом. Будут, конечно, конференции. Все зависит он нашей с вами активности, что мы предложим? Нам городские власти обещают и финансирование на интересные проекты. «Град Петров» тоже, я думаю, должен принять участие в какой-то дискуссии: например, князь Владимир и культура, искусство, или князь Владимир и православие, как князь Владимир воспринимается в нашем обществе – мусульманами, баптистами, евреями, чем он является для остальных конфессий и национальностей.

Вопрос слушателя: Поскольку требуются от нас наши предложения к 1000-летию князя Владимира, то мы, петербуржцы, просто обязаны внести предложение о переименовании улиц в честь князя Владимира, и именно тех улиц, о которых постоянно говорится на «Граде Петрове». Это нужно непременно сделать.

ВС: Хорошее предложение, я двумя руками «за». У нас улица Блохина рядом, революционера какого-то, хотелось бы ее переименовать в первую очередь. Давайте Ваши предложения на сайт Князь-Владимирского собора, я как член городской комиссии их обобщу и пошлю в нужные инстанции.

Вопрос слушателя: У нас в городе есть Князь-Владимирский собор, есть такой же и в Киеве. Не начать ли диалог россиян и украинцев на уровне соборов?

ВК: Если бы мне было такое благословение, я бы взялся за это дело. Очень хорошая инициатива.

АК: Завершается подготовка к Всеправославному Собору, она длилась более 60-ти лет. Вы принимали в ней участие?

ВС: Это начиналось еще при владыке Никодиме и даже раньше. О Всеправославном Соборе мечтали еще в начале XX века, об этом мечтают после 7 Вселенского Собора, православный мир всегда мечтает о соборности. А в VIII веке на 7 Вселенском Соборе все это закончилось. С того времени православные мечтают собраться вместе и изучить какие-то общие проблемы. Но все мешают то крестовые походы, то реформация, то революции, и никак не доходили руки. А вот в XX веке об этом задумались, потому что все-таки необходимо собираться вместе, и не обязательно на соборы, может быть, на какие-то совещания, чтобы решать вопросы, выдвигаемые современным обществом к Церкви, и чтобы они облекались в виде каких-то постановлений, канонических правил. Например, биоэтика, клонирование – как отвечать? И отвечать нужно вместе, чтобы и мы, и греки, и антиохийцы, и иерусалимцы говорили одно и то же, нужно договариваться. Поэтому идет процесс подготовки, согласований. Но нельзя называть этот Собор Восьмым Вселенским, это Всеправославный Собор. Никакой собор не назывался с самого начала Вселенским, это происходило тогда, когда Церковь принимала его таковым. Так что конца света не будет и нужно спокойно и взвешенно решать все назревшие проблемы.

Текст: Н.М.Лукьянова

 

Удобно скачивать — легко помогать радио в сборе средств на вещание.

Рубрика «Духовные наставления».

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями.

 

 

«Покаяние — не такая легкая вещь»

Опыт покаяния апостолов Петра и Павла и убийство Николая Второго. В программе «Неделя» принимает участие главный редактор радио «Град Петров» протоиерей Александр Степанов. Ведет передачу Александр Крупинин. Прямой эфир 19 июля 2020 г. ВИДЕО

нет комментариев

«Искать не камни, а живого Христа»

В программе «Неделя» принимает участие протоиерей Александр Дягилев. Прямой эфир 12 июля 2020 г.

нет комментариев

«Так легко стать расистом»

«У нас еще слишком много рудиментов безбожного периода». В программе «Неделя» на вопросы ведущего Даниила Варламова отвечает священник Николай Савченко. Прямой эфир 5 июля 2020 г. ВИДЕО

нет комментариев

«А кто такие «церковные неолибералы»?»

Программу «Неделя» ведет Даниил Варламов. Приглашенный гость — протоиерей Александр Дягилев. Прямой эфир 28 июня 2020 г. ВИДЕО

нет комментариев

Закрывали ли храмы во время эпидемий в дореволюционной России?

«Не стоит отказываться от парового двигателя». В программе «Неделя» принимает участие иерей Николай Савченко. Прямой эфир 21 июня 2020 г. ВИДЕО

нет комментариев

Наверх

Рейтинг@Mail.ru