fbpx
6+

«Не столько вернуть Библию народу, сколько вернуть народ в Библию»

Программа Артема Гравина

«Исследования и исследователи»

Цикл бесед «Реформация и её влияние на европейскую культуру»

Гость: Антон Владимирович Тихомиров, доктор теологии, ректор теологической семинарии Евангелическо-лютеранской церкви России

Тема: биография Мартина Лютера: детство, монашество, замысел реформ, 95 тезисов

Эфир: 28 октября 2021 г.

АУДИО

 

Программа посвящена биографическим сведениям из жизни Мартина Лютера: взаимоотношения с отцом, принятие монашеских обетов, встреча с Иоганном фон Штаупицем, отношение к Библии.

 

Антон Тихомиров:

Разговор о Реформации невозможен без разговора о личностях…

Когда Лютер стал признанным лидером Реформации, многие его друзья, сподвижники, да и он сам во многом, воспринимает себя как немецкого пророка. Причём в совершенно буквальном смысле. Лютера понимали как продолжателя дела ветхозаветных пророков. Только тогда это были пророки, посланные израильскому народу, то Лютер – это пророк, посланный немецкому народу. Для Лютера было очень важным, особенно когда он занимался переводом Библии, не столько вернуть Библию народу, сколько вернуть народ в Библию.

Писание тогда было довольно малоизвестным по целому ряду причин. Далеко не все могли читать. И то, что они знали из текста Библии – это то, что они могли услышать «краем уха» и не очень внятно во время богослужебных чтений. Для человека, интересующегося богословием, особенных затруднений не было в этом плане. Библия не была запрещена, как это иногда излагается в популярной литературе. С латинским переводом Библии можно было легко ознакомиться. Но были и немецкие переводы. До Мартина Лютера существовало полтора-два десятка переводов Библии на немецкий язык. Однако это были переводы с латинского, а не с греческого и иврита.

Лютер же в своём переводе фактически создаёт немецкий язык. И это тоже иллюстрация. Для него было важно сделать немцев носителями библейского языка. То есть не Библию перевести на немецкий, а немецкий народ сделать носителем библейского языка. То есть здесь он вопрос ставил таким образом.

Другое дело, что позволить себе держать у себя дома Библию, взять её из библиотеки почитать домой было практически невозможно. Любые книги, в том числе печатные, стоили очень дорого.

Сохранилось одно интересное воспоминание самого Лютера. Когда он был студентом факультета свободных искусств, он зашёл в университетскую библиотеку и где-то в углу нашёл прикованную цепями Библию. Тогда он впервые для себя её «открыл» и увидел, что в ней есть тексты, которые не входят в привычный лекционарий, то есть в набор богослужебных чтений. Очень часто этот рассказ интерпретируют в духе того, что Библию держали в Средние века в неволе, что её приковывали цепями и всячески над ней издевались. Разумеется, это было не так. Приковывали цепями всякую ценную книгу просто для того, чтобы её не украли.

 

 

Когда Лютер становится монахом, у него завязывается многолетняя дружба с Иоганном фон Штаупицем, генеральным викарием августинского ордена. Штаупиц однажды спросил у Лютера: «А что тебе больше всего нравится в духовной жизни?». На что Лютер ответил: «Вы знаете, я больше всего люблю читать и изучать Библию». Тогда Штаупиц сказал ему: «Мой дорогой брат Мартин, очень хорошо, что ты интересуешься Библией. Вот тебе задание. Выучи её текст наизусть. Потом доложишь». И Лютер в следующий раз, действительно, Штаупицу доложил, выучив текст Писания наизусть.

День, когда Лютер написал девяносто пять тезисов против индульгенций (31 октября 1517 года) считается официальной точкой отсчёта Реформации. В этот день ряд церквей празднуют день Реформации. Есть легенда, что Лютер прибил эти тезисы к дверям замковой церкви, бросив вызов окружающей его церковной практики. Это, скорее всего, было не так, поскольку Лютер понимал, эти тезисы не как общественный вызов, а как приглашение к научной дискуссии по различным вопросам.

Суть его текста в том, что индульгенции давали людям, пусть и кажущиеся, пусть и ложное и незначительное утешение, уверение перед лицом Бога и гарантию. В рамках ранних взглядов Лютера это было недопустимым. Он не мог согласиться с тем, что верующий может искать гарантии перед лицом Бога. Наоборот, для его ранних взглядов важно, что верующий должен ощутить безнадёжность своего положения перед Богом. И только это, по Лютеру, станет путём к спасению.

 

Полностью слушайте в АУДИО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru