fbpx
6+

Ленин здесь не жил, не работал и не умер

Программа Даниила Варламова

«Смысл происходящего»

Гость: протоиерей Александр Рябков

Захоронение Ленина: почему общество не может решиться?

Эфир 24 сентября 2020 г.

АУДИО

ВИДЕО

В программе «Смысл происходящего» об отношении современного российского общества к коммунистическим символам рассуждает клирик храма св. вмч. Димитрия Солунского в Коломягах протоиерей Александр Рябков.

— Можно объяснить позиции тех людей, которые настаивают на том, чтобы тело вождя сохранялось. Мне кажется, очень многие с конца 80-х – начала 90-х верили в некую перезагрузку, некую реформу нашей страны. И у очень многих людей, мне кажется, кардинально поменялись взгляды и мировоззрение в 1993 году. Те же люди, которые были у Белого дома в 1991 году в одном качестве, в 1993 году оказались там же в другом качестве. Некий вектор, моду задают столицы. В Москве и Петербурге обсуждаются такие вещи, как вынос или погребение тела Ленина, снос мавзолея или его иное использование. Почему сейчас? Это какой-то символ. Были расставлены скульптурные изображения по всей стране, во всех присутственных местах был бюст Ленина. Рисовать Ленина, ваять Ленина – это была отдельная профессия. Художники могли с закрытыми глазами нарисовать Ленина, сделать какое-то изваяние. Точно так же в языческом Риме были профессионалы по «созданию» богов. У апостолов был конфликт с этими ваятелями, которые увидели, что извергают созданных ими идолов. Это была профессия, люди зарабатывали на жизнь – рисовали богов, рисовали Ленина. Этот образ – Ленина – был изначально мифологизирован, символ был оторван от реального человека. Где-то были шутки, анекдоты, насмешки – это был фольклорный образ. Существовали легенды, которые имели под собой фантастическую подоплеку.

— Причем это ведь при жизни Ленина началось.

— Что-то и при жизни было. Чем дальше от его кончины, тем больше его личность становилась объектом религиозного поклонения. Другое дело, насколько эта религия была жива. Вы знаете, языческий Рим считал, что религия умерла, культ богов нереален, неинтересен, но его надо сохранить – это основа государства. Но ведь уже в конце 80-х годов наш народ верил совсем в другой миф. Наши люди очень легко повелись на другой миф – что там, за рубежом уже построили коммунизм, и осталось провести у нас экономическую реформу, и тут же появится социализм по шведскому, австрийскому или какому-то другому европейскому образцу. Миф о Ленине к тому моменту выветрился.

 

Также в программе зашла речь о «большевистских» топонимах.

Протоиерей Александр Рябков:

«Признаюсь, что лично не склонен быть расположенным к наименованию улиц именами людей. Улица Гоголя и Достоевского появились до революции. Многие, может быть, со мной не согласятся. Но при всем уважении к Достоевскому, я был бы не против возвращения Ямской улицы, раз уж вернули Малую Морскую. Улицы в новых районах предлагал бы называть по природным и ландшафтным признакам. Можно давать названия по наличию исторических объектов или по бывшим на этом месте утраченным селам или деревням. Зачем давать в новостройках название улице в честь человека, который тут не жил, не бывал и не работал? Но если в этом безымянном месте жил, бывал или трудился какой-то очень достойный гражданин, не связанный с политической борьбой или уж тем более с террором, тогда, взвесив все за и против, может быть и можно дать его имя новой магистрали.

Могут быть еще исключения: например, самолет героя защитника города упал на месте будущей улицы. Может быть, на этом месте проходил рубеж обороны во времена Великой отечественной и тут совершен геройский подвиг. Можно назвать тогда проходящую здесь новую улицу или именем героя, или общим именем героев-защитников. Но героев гражданского противостояния прошедших или новых времен надо оставить для изучения в курсах истории. Можно сохранить мемориальные доски в честь Ленина, но с условием установки таких же досок его противникам, участникам Белого движения, тем более, что, в отличие от него, они часто были выдающимися полководцами, писателями или учеными».

В рубрике «Комментарий» своим видением проблемы поделился пастор Владимир Батухтин, клирик Нарвского прихода Евангелическо-лютеранской церкви Эстонии.

Для Нарвы эта тема по-прежнему актуальна – в граничащем с Россией европейском городе до сих пор две улицы носят имена коммунаров: Альберта-Аугуста Тиймана и Антса Даумана.

Пастор Владимир Батухтин:

«Важно, чтобы не в архитектурном и внешнем интерьере происходили изменения. Самое главное, чтобы изменения происходили в головах. Очень странно, когда молодые люди мыслят в контексте прошлого – контексте, в котором мыслили их родители, дедушки и бабушки. Это навязанное мышление. Молодые люди тоже абсолютно дезориентированы. Докопаться, достучаться до истины, правильно представить вопрос бывает очень трудно. В таком случае действует не разум, а, я бы сказал, архаичный инстинкт. Как с ним справиться? «Молитвой и постом» (Мф. 17:21), как нам рекомендует Господь».

ВИДЕО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru