fbpx
6+

Часовщики, финансисты, метеорологи и Юрий Никулин

Программа «Возвращение в Петербург»

Автор: Андрей Борисович Рыжков

Эфир 12 июля 2021 г.

АУДИО + ТЕКСТ

 

Первое в этом году заседание Топонимической комиссии Санкт-Петербурга состоялось 11 июня. Впервые на нем председательствовал новый вице-губернатор по вопросам культуры Б.М. Пиотровский. Как мы уже неоднократно отмечали, в последние годы в Петербурге борются  две топонимические тенденции – повальное увековечивание и поиск «нейтральных» названий для какого-то уравновешивания этого мемориального вала. Не стала исключением и повестка июньского заседания комиссии.

 

Но сначала хотелось бы заметить, что далеко не все увековечивательные предложения одинаково неприятны для топонимистов. Приятным исключением стала, например, новая набережная, которая формируется на западном намыве Васильевского острова. Потомок выдающегося русского путешественника Н.Н. Миклухо-Маклая предложил назвать ее в честь своего знаменитого предка. И это пришлось весьма кстати: комиссия несколько лет искала название, которое могло бы достойно завершить тамошний топонимический ансамбль из путешественников и первооткрывателей (Челюскин, Крузенштерн, Лисянский, Беллинсгаузен…). Вариант «Маркизова набережная» комиссию не вдохновил (напомним, что Маркизова лужа – другое наименование восточной части Финского залива, Невской губы, возникшее в первой трети XIX века в среде офицеров Балтийского флота по имени морского министра России маркиза де Траверсе), зато перекличку новой набережной с берегом Миклухо-Маклая в Новой Гвинее коллеги сочли весьма удачной.

 

 

Как всегда, большую часть повестки заняли названия зеленых насаждений. И вот тут состоялась редчайшая находка – самое настоящее стихийное народное название, возникшее в 1950-е годы в традиционной русской форме Анфисин сад. Он был разбит у дома № 55 по Наличной улице в 1953 году под руководством учительницы биологии А.Н. Семёновой-Тян-Шанской, которая ухаживала за садом до конца жизни. Прекрасный пример народной микротопонимии, не слишком известный в городе, поэтому Топонимическая комиссия обратила на него внимание только сейчас. Еще один сквер на бывшем острове Голодае, вдоль реки Смоленки, получит название по старому имени острова – Голодаевский. Он находится у переулка Декабристов, который раньше тоже был Голодаевским. Исторические отсылки присутствуют и в других рекомендованных названиях скверов. Шереметевский сквер будет назван вдоль реки Дачной, за бывшей усадьбой Шереметевых. Когда-то на этом месте был Шереметевский парк. Название Кожевниковского сквера в Петергофе связано с исторической усадьбой А.П. Кожевникова. В поселке Репино, на месте несохранившейся виллы «Ваза», будет присвоено название сквер Ваза. Владельцем этой куоккальской виллы был швед, чем и объясняется ее имя в честь королевской шведской династии.

 

Однако не все решения, конечно, удалось выдержать в историчном стиле. Пресловутый «мемориальный напор» нынче приобрел оттенок некоей бюрократической обязательности. Самые разные органы и организации составляют планы мероприятий к дорогим для них датам. И практически обязательным пунктом в этих планах присутствует «присвоение названия в честь»! А петербургское правительство просто с каким-то упоением идет им навстречу…

 

Вспоминается  советская практика присвоения «юбилейных» названий: 30 лет Октября, 40 лет Октября, 60 лет Октября… Но она не покажется такой уж странной, если понять, что в основе этих инициатив лежало желание не еще раз увековечить уже многократно увековеченную память о конкретном событии, а увековечить собственную потребность в увековечивании.

 

Вот конкретный пример. В 2016 году в Невском районе появился парк Боевого Братства, посвященный памяти участников локальных конфликтов новейшего времени как на территории России, так и за ее пределами. В парке установлен именной мемориал, посвященный воинам-десантникам 6-й роты 104 полка 76-й гвардейской Псковской дивизии, героически погибшим в 2000 году в Чечне. Но поскольку в прошлом году исполнилось 20 лет со дня этого печального события, Министерство обороны настоятельно попросило присвоить еще какое-нибудь название! А то, что было пять лет назад… «не считается».  В итоге: сквер Псковских Десантников появится во Фрунзенском районе на улице Белы Куна, недалеко от техникума, где учились двое погибших ребят, Константин Тимошинин и Вадим Чугунов.

 

Наши слушатели помнят, что на прошлом заседании комиссии не прошло предложение о присвоении названия бульвар Студенческих Отрядов, которое, по мнению городского Комитета по делам молодежи, должно было увенчать юбилей создания вузовских стройотрядов. Действительно, непорядок: улица Пионерстроя в городе есть, а как же студенты? В этот раз инициаторы пришли на заседание с более скромным предложением в виде сквера, расположенного у Молодежного моста через Карповку, неподалеку от Ленинградского дворца молодежи. Но стройотрядам снова не повезло — конкуренцию за название этого сквера у них выиграли… метеорологи. Рядом с 1933 года находится старейшая городская метеостанция, ведущая свою историю от первой петербургской метеостанции, основанной в 1725 году. Так что на Карповке будет сквер Метеорологов.

 

А вот у предложения Комитета финансов по присвоению названия сквера Финансистов конкурентов не нашлось. Он появится на Суворовском проспекте у дома № 61. Формальная привязка – одна из первых ленинградских сберкасс находилась напротив, в доме № 38 (там и сейчас работает отделение Сбербанка), а в доме № 34 до революции располагалась и «царская» сберегательная касса.

 

Завершил «профессиональную» повестку сквер Часовщиков в Петергофе, напротив Петродворцового часового завода.

 

 

В этом году в комиссию обратились сразу два петербургских города воинской славы —  Кронштадт и Ломоносов – с идентичными предложениями: назвать безымянные скверы у своих стел «Город воинской славы» скверами Воинской Славы. Комиссия попросила разнообразить эти предложения с учетом какой-то привязки к конкретному месту, как это было сделано ранее в еще одном городе воинской славы – г. Колпино (сквер Героев-Ижорцев). Кронштадтские муниципалы согласились с такой логикой, и в результате было принято решение в форме сквера Кронштадтской Славы. Подразумевается, что для города-крепости, принимавшего участие в боевых действиях со дня основания, по смыслу такие названия равнозначны. А вот с г. Ломоносов все оказалось сложнее. Его боевая слава – это Ораниенбаумский плацдарм, но представители местного муниципального образования наотрез отказывались от любых намеков на историческое название города, и никакого решения на заседании комиссии принять не удалось.

 

Тут надо сказать, что, конечно, наши города-спутники, хоть юридически и являются частью «большого Санкт-Петербурга», представляют в культурном и историческом смысле вполне особенные «планеты». Комиссия как раз и пыталась в данном случае подчеркнуть эту особость и избежать тиражирования шаблонных названий. Но иногда у такой особости проявляется и «темная сторона» в виде подчеркнутой изолированности, когда ломоносовцам глубоко безразлично, что происходит даже в соседнем Кронштадте, и, тем более, какие названия там присваиваются.

 

 

Остальные «зеленые» названия на этом заседании были посвящены персональным увековечиваниям. В Сестрорецке появится сквер Юрия Никулина. Всеми любимый клоун и выдающийся артист редкого комического и драматического дарования начинал срочную военную службу под Сестрорецком в 1939 году, оставшись там на финскую, а затем и на Великую Отечественную войну. В 1943 году он был переведен под Колпино, ранен, после госпиталя участвовал в операции по снятию блокады.

 

Имя другого участника войны, Героя Советского Союза А.М. Андреева (1905-1983), получит сквер Генерала Андреева на улице Пограничников. До 1939 года Андреев возглавлял 5-й Краснознаменный пограничный отряд, размещавшийся в Сестрорецке.

 

Имя еще одного фронтовика появится на карте Пушкинского района в виде сквера Ивана Шинкарёва. Но это название продолжит местную традицию увековечивания директоров совхозов: Герой Социалистического труда И.С. Шинкарёв (1910-1979) был первым директором совхоза «Детскосельский».

 

Именем архитектора Петра Егорова (1731-1789), создателя храма Рождества Христова, будет назван маленький сквер на 6-й Советской улице, выходящий к  недавно возрожденному храму; зодчий и проживал неподалеку, на Песках.

 

 

В названиях, рекомендованных комиссией для безымянных проездов, также присутствует баланс между «нейтрально-историческими» и «увековечивательными». C середины XX века на Петроградской стороне между Малой Пушкарской улицей и улицей Воскова существует маленький переулок. Он настолько мал, что не имеет даже «собственных» зданий, но комиссия решила с его помощью восстановить проектное название XVIII века — Маркитантский переулок. Так планировали назвать проезд в слободе Белозерского полка (Большая Белозерская – это и есть улица Воскова).

 

Другое забытое название из XVIII века возродится в имени Григоровского проезда у ж.д. платформы Сортировочная. Там протекал Григоровский ручей, именовавшийся, очевидно, по землевладельцу и впадавший в Чёрную речку (впоследствии Волковку). В 1970-е годы русло Волковки спрямили, а ручей засыпали. Соседний проезд будет назван Маневровым, с отсылкой к Сортировочному железнодорожному парку. Безымянная площадь у ж.д. станции Ручьи станет Ручьёвской. Нельзя сказать, чтобы ей уж так было необходимо имя собственное, но, возможно, топонимисты просто подсознательно хотят оставить поменьше места для каких-то неприятных предложений?

 

В Пушкинском районе необходимо было утвердить сразу несколько названий для проездов, проектируемых в очередном квартале на месте совхозных полей. Во-первых, комиссией одобрено присвоение наименования исторического района в целом – Верхнее Кузьмино. Деревня с таким названием находилась в этом месте до Великой Отечественной войны. По ее бывшей главной улице пройдет проектируемый Верхне-Кузьминский проспект. Название Синдинской улицы связано с также исчезнувшим в годы войны селением Синда, в котором жили финны-ингерманландцы. Фронтовой переулок будет находиться на бывшей линии фронта, проходившей на Пулковских высотах в 1941-1944 годах. В этом же районе комиссия рекомендовала увековечить двух героев Великой Отечественной. Название улицы Василия Зверева посвящено Герою Советского Союза В.В. Звереву (1915-1945), уроженцу другой соседней деревни Большое Кузьмино. Улица Нины Петровой увековечивает память Н.П. Петровой (1893-1945), снайпера, полного кавалера ордена Славы, участницы обороны Ленинграда и боев на Пулковских высотах при снятии блокады в 1944 году.

 

А вот для проектируемых улиц в Петергофе, рядом с территорией СПбГУ, были использованы имена ученых, уроженцев Санкт-Петербурга, связанных с нашим Университетом. Улица Шокальского будет наименована в честь Ю.М. Шокальского (1856-1940), географа, океанографа и картографа, председателя Русского географического общества, преподававшего в ЛГУ. Улица Академика Фока получит название в честь В.А. Фока (1898-1974), физика, основателя кафедры квантовой механики ЛГУ. На северной окраине Сестрорецка, вдоль Ржавой канавы и реки Малой Сестры возродится существовавшее когда-то название Лебедевская набережная. В самом начале XX века дачевладелец А.Д. Лебедев, чей участок находился севернее устья Сестры, уже на «финской» территории, на свои средства обустроил набережную, которая в народе получила его имя.

 

 

Единственное название абстрактно-увековечивательного характера (в части проездов) было утверждено на этом заседании в виде аллеи Мужества в поселке Лисий Нос. Она проходит в точности по трассе Малой Дороги Жизни, связывавшей  в 1941-1944 годах Ленинград с Кронштадтом и Ораниенбаумским плацдармом.

 

С недавних пор петербургские мосты выступают для топонимистов некоторой отдушиной, позволяющей соблюдать «историческо-увековечивательный» баланс. Вот и на этом заседании абсолютно все утвержденные «мостовые» названия имеют местные исторические привязки. Мост через реку Дачную на территории бывшей усадьбы Шереметевых, как и упомянутый выше сквер, станет Шереметевским. Сразу три моста на реке Оккервиль, расположенные в Весёлом Посёлке, отразят в названиях имена этой речки, бытовавшие в разные периоды ее истории: Лезьинский (XV век), Карвильский (XVII век) и Порховский (XIX век). Напомним, что блестящая выдумка Л.В. Успенского, который производил название реки от фамилии «шведского полковника Оккервиля», владевшего мызой в устье реки, не нашла документального подтверждения. Другое дело — название самой мызы, которая фигурирует на картах в виде Акарвель и Окорвель. Современные исследователи полагают, что эти названия происходит от финского имени реки — Карвила. А уже через мызу закрепилось и  привычное нам звучное название реки Оккервиль.

 

 

Мост через Дудергофский канал в Полежаевском парке рекомендовано назвать Клиновским, по существовавшему поблизости в 1930-1942 годах поселку Клиново. Названия Верхнего и Нижнего Константиновских мостов через реку Дудергофку в Горелове напомнят об исторической деревне Константиновке. В Стрельне мост через реку Кикенку по Волхонскому шоссе станет Кикенским, а мост через реку Стрелку в створе Нижней дороги – Лемановским, в честь А.И. Лемана (1859-1913), скрипичного мастера, жившего поблизости. В Колпинском районе будут названы два моста. Через реку Малую Ижорку по Вознесенскому шоссе – Рамбюров мост, по фамилии владельца располагавшегося поблизости пистонного завода Е.К. Рамбюра. Через реку Большую Ижорку в поселке Понтонный – Зареченский мост, поскольку он ведет в исторический район Заречье. В Пушкинском районе появятся названия у трех мостов. Александровский мост через реку Кузьминку по Кузьминскому шоссе будет назван непосредственно по поселку Александровская, где он и находится.

 

 

Другой мост в этом поселке, через ручей по Волхонскому шоссе, получит имя Гоночный. С этого места по шоссе в начале XX века стартовали многочисленные автомобильные, мотоциклетные и велосипедные гонки.

 

Еще один близлежащий мост, через реку Кузьминку по дороге в Александровку, станет Баболовским, по одноименному парку. В Курортном районе, в поселке Белоостров, мост через реку Сестру по Александровскому переулку получит название Ольхин мост по фамилии заводчиков Ольхиных, владевших фабрикой в Александровской слободе.

 

Интересная дискуссия состоялась по поводу названия недавно восстановленного пешеходного моста через реку Охту южнее Магнитогорской улицы. Его построили в 1930-е годы и назвали по близлежащему заводу мост Красный Судостроитель. В начале 2000-х годов обветшавший мост разрушился, почему его название и исчезло из городского Реестра, а в прошлом году был реконструирован. С первоначальным названием спорили два предложения: Магнитогорский мост по улице и Матросский мост по исторической Матросской слободе. Победил в итоге Красный Судостроитель – как топонимический аналог какого-нибудь памятника конструктивизма.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru