fbpx
6+

«А это ведь уже совсем другой уровень зла»

«Читательский клуб»: читаем и обсуждаем

А.Камю. Калигула

 

 

«Читательский клуб» на радио «Град Петров» приглашает открыть для себя новые книги или перечитать давно знакомые и любимые вместе с участниками клуба – студентами Русской Христианской Гуманитарной Академии Дарьей Тюренковой, Германом Журавским, Евгением Масловым и филологом и философом Мариной Михайловой.

 

 

Е.Маслов:

Пьеса «Калигула» показалась мне, при всей ее художественной открытости, понятности, при всей ясности выраженных в ней идей, центральным произведением в том образе Камю, который вырисовался у меня при знакомстве с его творчеством, со всем тем, что я смог осилить – как философских произведений, так и  художественных.

 

М.Михайлова:

Когда я читала эту драму, у меня было ощущение какой-то тайны. Потому что, с одной стороны, это очень простая история: тиран, который вокруг себя сеет смерть – и люди, которые в страхе за свою жизнь. Казалось бы, все просто, и можно было бы предположить, что здесь перед нами Гитлер, Сталин и т.д. В 1945-м году была написана эта вещь, и, казалось бы, все предельно прозрачно. Но вместе с тем не покидает ощущение, что там есть какое-то двойное, тройное дно. Эта вещь не исчерпывается таким простым изображением тирании. Что же в ней скрыто?

 

Е.Маслов:

Центральная фигура этой пьесы, Калигула – это, мне кажется, выражением той части каждого из нас, которая остается травмированной столкновением с ужасами мира. И 45-й год, год создания пьесы, многое объясняет. Возможно, нужно сравнивать это не столько с самим источником зла, которым в общественном сознании зачастую становятся тираны, сколько с жертвой зла, которая принимает и понимает это зло как свою роль. Калигула в какой-то момент прямо говорит, что решил стать чумой. А это образ, который Камю в другом своем произведении использует.

 

М.Михайлова:

Да, в романе Камю чума – это такое мировое зло, и мы понимаем, что речь идет о фашизме.

 

Е.Маслов:

Это с одной стороны. А, с другой стороны, Камю пишет, что чума и война никогда никуда не исчезали. Что меня, например, заставило при прочтении пьесы мысленно прибавить сюда еще и всех остальных всадников Апокалипсиса…

 

Г.Журавский:

Но Калигула так говорит: мое правление не ознаменовалось ни войной, ни чумой – поэтому я сам вынужден стать чумой. А это ведь уже совсем другой уровень зла. Я бы назвал Калигулу художником – он и претендует на эту роль, он творит. Но не словами, не красками… Творит зло. Но он еще и естествоиспытатель, который ставит некоторый эксперимент – просто из собственного интереса.

 

Е.Маслов:

Да, Калигула сам говорит, что главный его трактат написан не словами – и это трактат о казнях.

 

Д.Тюренкова:

Мне показалось важным, что в основу пьесы легли исторические подлинные события. С одной стороны, это, конечно, здорово – так приблизиться к этой эпохе. Но, с другой стороны, когда ты понимаешь, что это реальность, пусть и уже прошедшая, то, конечно, становится страшно за тех людей, которые это переживали.

 

М.Михайлова:

Мне кажется, здесь перед нами две главные темы. Первая – это сам Калигула и то, что с ним произошло. Мы понимаем, что это во многом мифологическое, символическое произведение: речь идет о человеке, который пережил встречу с абсолютным злом и впустил его в самого себя. А вторая тема – как себя ведут люди перед лицом абсолютного зла?

 

Е.Маслов:

Если посмотреть с точки зрения философских воззрений Камю, Калигула пытается воплотить абсурд и навязать его всем окружающим – для того, чтобы разбудить их и разрушить собственное абсурдное одиночество. Его возлюбленная реагирует на это бунтом против зла – и это тоже обусловлено реальными событиями в жизни Камю. Он вместе с Сартром и другими участвовал в движении Сопротивления против фашистов в оккупированной Франции. И это принципиальная этическая позиция Камю.

 

Программа «Читательский клуб» в эфире еженедельно по пятницам в 21.40 с повторением в субботу в 15.00.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru