fbpx
6+

«Я царь, я раб, я червь, я бог»

Программа «Родная речь. Второе чтение»

 

Приглашаем перечитать великие строки русских поэтов разных эпох и поразмышлять над ними вместе с автором и ведущей программы филологом и философом Мариной Михайловой.

 

Гавриил Романович Державин

 

Ода «Бог» (фрагмент)

 

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества;
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь — я раб — я червь — я бог!
Но, будучи я столь чудесен,
Отколе происшел? — безвестен;
А сам собой я быть не мог.

 

Твое созданье я, Создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель,
Душа души моей и царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! — в бессмертие твое.

 

Неизъяснимый, непостижный!
Я знаю, что души моей
Воображении бессильны
И тени начертать твоей;
Но если славословить должно,
То слабым смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
Как им к тебе лишь возвышаться,
В безмерной разности теряться
И благодарны слезы лить.

 

1784 г.

 

 

Державинская ода «Бог» стала одним из знаменитейших стихотворений мировой литературы; ее переводили на множество языков, в том числе и на японский; на один только французский язык пятнадцать раз, на немецкий – не менее десяти. Многие строки оды «Бог» стали крылатыми; их цитируют, не называя автора.

Это стихотворение Державин начал писать в 1780-м году и закончил работать над ним в 1784-м. Вот державинский автокомментарий к этому стихотворению:

 

«Автор первое вдохновение, или мысль, к написанию сей оды получил в 1780 году, быв во дворце у всенощной в Светлое Воскресение, и тогда же, приехав домой, первые строки положил на бумагу; но, будучи занят должностью и разными светскими суетами, сколько ни принимался, не мог окончить оную, написав, однако, в разные времена несколько куплетов. Потом, в 1784 году получив отставку от службы, приступал было к окончанию, но также по городской жизни не мог; беспрестанно, однако, был побуждаем внутренним чувством, и для того, чтоб удовлетворить оное, сказав первой своей жене, что он едет в польские свои деревни для осмотрения оных, поехал и, прибыв в Нарву, оставил свою повозку и людей на постоялом дворе, нанял маленький покой в городке у одной старушки-немки с тем, чтобы она и кушать ему готовила; где, запершись, сочинял оную несколько дней, но не докончив последнего куплета сей оды, что было уже ночью, заснул перед светом; видит во сне, что блещет свет в глазах его, проснулся, и в самом деле, воображение так было разгорячено, что казалось ему, вокруг стен бегает свет, и с сим вместе полились потоки слёз из глаз у него; он встал и ту ж минуту, при освещающей лампаде написал последнюю сию строфу, окончив тем, что в самом деле проливал он благодарные слёзы за те понятия, которые ему вверены были».

 

Державин в своей оде выражает поэтически тот ход мысли, который составляет сердцевину христианской апологетики. Он начинает с величия мира, затем он дает нам картину величия человека, и затем воспевание красоты мира и красоты человеческой судьбы завершается благодарственным гимном Творцу. В этом стихотворении Державина бытие Божие доказывается через человеческий опыт, а значительность человеческого удела оправдывается бытием Божиим. Это как в псалмах Давидовых: «Бездна бездну призывает». Бездна тайны человека может быть познана или угадана только в свете Божественной любви.

 

 

Слушайте программу «Родная речь. Второе чтение» в четверг и в пятницу в 11.45, а также в субботу в 12.40.

 

См. также:

Автор Марина Михайлова на Сервисе скачиваний

Программа «Родная речь. Второе чтение» на Сервисе скачиваний

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru