fbpx
6+

Ушаковский, но не в честь адмирала. Чесменский, но не в честь сражения. Тихвинский, но не в честь города

 

«Возвращение в Петербург»

Эфир 16 марта 2020 г.

АУДИО + ТЕКСТ

 

Ушаковский, но не в честь адмирала.

Чесменский, но не в честь сражения.

Тихвинский, но не в честь города.

 

Андрей Рыжков рассказывает о последних официальных топонимических решениях Правительства Санкт-Петербурга, относящихся к 2019 году.

 

Как известно, почти всегда новые петербургские названия звучат в наших передачах минимум дважды. В первый раз — когда идет рассказ о принятых рекомендациях Топонимической комиссии, и во второй — когда эти рекомендации превращаются в официальные названия постановлениями городского правительства. Вот и сегодня настало время повторить те названия, которые были рекомендованы летом и осенью 2019 года и  успели реально появиться на карте еще в прошлом году.

 

Речь пойдет о садах и скверах, доля которых в новых городских названиях продолжает расти. С сентября 2019 года было поименовано 33 таких объекта, но общее количество названной «зеленки» ничтожно в сравнении с общим перечнем городских зеленых насаждений, который исправно пополняется каждый год и содержит не одну тысячу безымянных скверов. Петербуржцы неустанно подают заявки на инвентаризацию все новых озелененных участков (наиболее удобно использовать для этого опцию «Народная инициатива» на сайте rgis.spb.ru).

 

Ну а подать заявление о присвоении названия безымянному скверу еще проще. Надо написать обращение в Топонимическую комиссию, предварительно убедившись (например, на карте Яндекса), что вас никто не опередил, и объект действительно не имеет названия.

 

Вот таким нехитрым образом и были реализованы предложения по наименованиям скверов, полностью соответствующим названиям улиц и площадей, на которых они расположены. На карте появились Альпийский, Большеохтинский, Комсомольский, Купчинский, Курский, Мгинский, Расстанный, Стародеревенский и Старорусский скверы. А вот узаконенные названия Симбирского сада и Тихвинского сквера тоже связаны с уличными топонимами, но уже утраченными. Они расположены по углам перекрестка улицы Комсомола и улицы Михайлова на Выборгской стороне. Симбирской улицей до 1927 г. называлась нынешняя ул. Комсомола, а Тихвинской — до 1930 г. —  ул. Михайлова. Название Тихвинской улицы, в отличие от Симбирской, было связано не с городом, а с храмом Тихвинской иконы Божией Матери, располагавшемся на этом перекрестке. Он вел свою историю с первой половины XVIII века, когда для прихожан Компанейской и Бочарной слобод была выстроена деревянная церковь. «Компанейством» тогда называлось производство пива, поэтому понятно соседство с бочарами. И будущая Симбирская улица до конца XIX века носила имя Бочарной. Каменный двухэтажный храм начали возводить в 1749 году, «нижняя» церковь во имя Тихвинской Божией Матери была освящена 7 февраля 1752, а   4 ноября 1767 – «верхняя» Спасская церковь, получившая народное название «Спасо-Бочаринская». Этот храм был уничтожен в 1932 году.

А название Чесменского сквера связано с сохранившейся прекрасной Чесменской церковью (на улице Ленсовета).

 

По местной доминанте — Нахимовскому училищу — получил название Нахимовский сквер напротив «Авроры». Скульптура Прометея дала название саду в Калининском районе, на проспекте Просвещения. Об Итальянском дворце XVIII века напоминает Итальянский сад на Литейном проспекте, спрятавшийся во дворах за зданием бывшего Екатерининского института на Фонтанке.

 

Конечно, не обошлось и без присвоения «увековечивательных» названий. Но некоторые при этом даны в «исторической» форме прилагательного. Так, Ушаковский сквер на Оборонной улице получил имя в честь известного петербургского купца и благотворителя Абрама Ушакова, о котором помнят краеведы Нарвской заставы. До 1954 года Ушаковской называлась улица Зои Космодемьянской, ну а Ушаковские бани и вовсе не меняли своего названия в народе.

 

В более привычной для современной топонимии форме присвоено название сквера Александра Володина (в честь ленинградского и петербургского писателя, поэта, драматурга). Этот сквер еще только предстоит озеленить — он запланирован на рукотворном квадратном острове в бывшем устье Смоленки, буквально «отбитом» у застройщиков. Сквер Виктора Набутова (в честь ленинградского футболиста и родоначальника династии спортивных комментаторов) появился на Крестовском, на Динамовской улице. На Большой Охте, рядом с Панфиловой улицей теперь есть сквер Георга Отса (популярный в Союзе эстонский певец родился в Петрограде, его семья жила на Охте).

 

В Песках (или на Песках), у Дегтярного переулка, появился сквер Пироцкого. Здесь русский изобретатель, военный инженер-артилерист Ф.А. Пироцкий в 1880 году испытывал трамвай собственной конструкции. Сквер между улицами Руднева и Кустодиева на севере города теперь носит имя Конашевича (в честь художника В.М. Конашевича). Таким образом объединились на карте все создатели современного ансамбля Марсова поля. Еще один именной сквер — Профессора Попова на Карповке — привязали к давно существующему памятнику изобретателю радио. Не обошлось и без практической реализации инициатив Санкт-Петербургской общественной организации ветеранов (пенсионеров, инвалидов) войны, труда, Вооружённых Сил и правоохранительных органов. Сбылась ее давняя мечта о присвоении названия в честь генерала Д.А. Медведева, лётчика, генерал-лейтенанта, Героя Советского Союза, председателя Ленинградского Совета ветеранов войны и труда. Сквер Генерала Медведева находится у дома №40 по Комендантскому проспекту.

 

Есть среди мемориальных скверов и два «абстрактных» названия. Оба они связаны с существующими памятниками: сквер Военных Летчиков на Приморском проспекте и сквер Полярных Конвоев на углу улицы Седова и Большого Смоленского проспекта. Возможно, внимательные слушатели помнят трогательную песню о петербургских улицах в исполнении Германа Тимофеевича Орлова, звучавшую в нашем эфире. По случаю появления «тематического» сквера хотелось бы напомнить чрезвычайно популярную в военном Ленинграде и на Балтике песню «Джеймс Кеннеди», которую исполнял в годы войны совсем молодой Герман Орлов.

 

Зато в Пушкине, по старой царскосельской традиции, все новые имена садов и скверов даны как прилагательные. В начале Фермской дороги, ведущей в Фермский парк, расположился Фермский же сад.

 

Жуковско-Волынский сквер связан с одноименной улицей, а через нее — с уважаемым в Царском Селе человеком, лейб-хирургом Ф.Ф. Жуковским-Волынским. В СССР эту улицу зачем-то сократили до улицы Жуковского, но историческое название вернулось в 1996. В названии Ожаровского сквера — память об утраченном имени Ожаровской улицы (ныне ул. Чистякова), называвшейся в честь дворцового управителя графа Ф.П. Ожаровского. Фридентальский сквер назван по бывшей немецкой Фридентальской колонии, Конюшенный сквер — по одноименной улице, Кочубеевский сад — по дворцу княгини Кочубей, он же Запасной дворец.

 

Все вышеперечисленные названия уместились в одно постановление Правительства Санкт-Петербурга. Но были в прошлом году и «точечные» присвоения зеленых названий. Во-первых, это сквер Инчхон в Кронштадте, названный в честь южнокорейского города-побратима, а во-вторых — сад Жореса Алфёрова между улицей Верности и проспектом Науки. Именно в такой форме (а не Алфёровский и не Академика Алфёрова) он и будет называться. Уже родилась топонимическая шутка — мол, проще было бы вернуть «историческое» название набережной Кутузова. Как известно, она с 1918 по 1945 год носила имя Жореса (в честь французского социалиста, чьей популярности в раннем СССР и обязан своим именем Жорес Иванович).

 

И эта форма — повод лишний раз поговорить о гримасах современного топонимического мышления. Топонимическую комиссию в последнее время атакуют жители новых кварталов Горелова, которые обнаружили, что Колобановская улица, которая и ведет от Красносельского шоссе в места их обитания, названа в честь танкиста Зиновия Колобанова, подбившего в одном бою под Гатчиной 22 немецких танка. Название это было присвоено в 2006 году, когда облако топонимического пафоса, казалось, рассеялось окончательно, и топонимисты с легким сердцем давали «мемориальные» названия в виде прилагательных. Но теперь активные граждане воспринимают такую форму увековечивания как оскорбление имени героя! И требуют исправить название на более подходящее, по их мнению, в виде «улица Зиновия Колобанова» или «улица Танкиста Колобанова» (а лучше, конечно, сразу «улица Героя-Танкиста Зиновия Колобанова», чтобы всем все было предельно ясно).

 

Однако простой вопрос — каким образом названия Пушкинской улицы, Лермонтовского проспекта или Суворовского проспекта унижают великих людей, при этом остается без ответа…

 

(продолжение — о названиях, присвоенных в начале 2020 — следует)

Наверх

Рейтинг@Mail.ru