fbpx
6+

«Трагедия, которая говорит о взаимной теплоте, терпимости и приятии»

«Читательский клуб»: читаем и обсуждаем

Софокл. Антигона

 

«Читательский клуб» на радио «Град Петров» приглашает открыть для себя новые книги или перечитать давно знакомые и любимые вместе с участниками клуба – студентами Русской Христианской Гуманитарной Академии Натальей Дынниковой, Германом Журавским, Евгением Масловым и филологом и философом Мариной Михайловой.

 

Н.Дынникова:

Я предложила перечитать «Антигону», потому что мне всегда интересна эта история с древнегреческими трагедиями. Я даже хотела начать учить древнегреческий, чтобы понять, насколько античность в переводе даже наших самых лучших переводчиков – это «та самая» античность.

 

Г.Журавский:

Насколько эта античность антична?

 

Н.Дынникова:

Да, ради этого хочется еще раз все эти трагедии перечитать – и лучше в разных переводах…

 

Г.Журавский:

Не будем забывать, что Софокл и Платон жили в одно время, в одном городе. И все они знали Сократа. Это невероятно важно. Есть мнение исследователей, что Антигона – это героиня сократовского толка. От себя добавлю, что Антигона могла бы быть ученицей Сократа.

 

М.Михайлова:

Если иметь в виду, что Антигона вообще не имеет возраста, и что она – персонаж мифа…

 

Е.Маслов:

Тогда Антигона, скорее, учительница Сократа!

 

Г.Журавский:

Антигона, ее действия, ее интенции близки сократовским. Ведь здесь налицо конфликт между писаным и неписанным законом. Царь Креонт – это человек, который искусственным образом генерирует ценности и предлагает всем остальным принять эти ценности как аксиому, возводит эти ценности в ранг общеобязательных оснований жизни.

 

Е.Маслов:

Если переводить на язык платоновски-сократовский, Креонт мнение принимает за истину.

 

Г.Журавский:

Да, это та самая полемика с софистами, которые поняли, как можно конструировать законы. Это полемика такого взгляда на мир с сократовским «озарением», которое сводится к тому, что закон во мне, в единстве макрокосмоса и микрокосмоса. Это как бы «живой» закон. Креонт же хочет однозначности, раз и навсегда данной истины, ответов на все вопросы на века вперед.

 

М.Михайлова:

Когда Антигона апеллирует к закону богов – «закон богов, неписанный, но прочный», речь идет о том, что есть некоторые истины, которые как бы «встроены» в человеческую природу и в порядок мира. Да, и Сократ ничего не конструирует; он открывает эти законы и показывает их.

 

Трагедия Софокла, как мне кажется, говорит еще и о том, что это наше равенство перед законом Аида может создавать если не взаимную теплоту, то хотя бы возможность этой теплоты, терпимость, приятие.

 

Перед Антигоной открывается всеуравнивающая бездна смерти. Ведь всякий, кто уже умер, – это брат. Пока человек бьется с оружием в руках, он может быть врагом. Но когда он умер, он может быть только братом. На слова Креонта «не станет другом враг и после смерти», Антигона отвечает: «Я рождена любить, не ненавидеть».

 

«Читательский клуб» в эфире еженедельно по пятницам в 21.40 с повторением в субботу в 15.00.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru