fbpx
6+

«Свято место пусто не бывает». История одного пьедестала

«Возвращение в Петербург»

Вера Федоровна Андрейчева и Андрей Борисович Рыжков

Володарский мост и памятник Володарскому

Эфир 14 октября 2019 г.

АУДИО

 

Вера Федоровна Андрейчева, краевед и автор нескольких книг по истории Невского района, раскрывает некоторые вновь открывшиеся подробности об одном произведении монументального искусства, затрагивая и тему топонимики.

 

Речь в нашей передаче пойдет о памятнике Володарскому, который притаился в тени одноименного моста. Будучи одним из самых популярных членов советского «пантеона», Володарский оставил множество топонимических следов не только на карте Петербурга, но и по всей России. Однако, кроме нашего моста, ни одно из многотысячных названий не имело никакой связи с его жизнью и деятельностью.

 

Официальные сведения о Моисее Марковиче Гольдштейне – как звали «В.Володарского» до начала его партийной карьеры, довольно скупы – он родился в 1891 году на Волыни, в революционном движении состоял с 1905, в рядах большевиков – с 1917, возглавлял большевистскую агитацию в Петрограде. В 1918 году Володарский – комиссар печати, пропаганды и агитации в Союзе коммун Северной области, член президиума ВЦИК. Среди неприятелей Октябрьской революции фигура Володарского приобрела особую одиозность благодаря тому, что он находился на переднем крае идеологической борьбы, беспощадно выкорчевывая не так давно обретенную Россией свободу печати. За первую половину 1918 года он успел закрыть около ста пятидесяти петроградских газет. Организационные способности и агитационный талант Володарского высоко ценились новой властью, а посмертно он был удостоен высокого эпитета «великого трибуна».

 

Луначарский: «Этого скрывать мы не будем: Володарский был террорист. Он до глубины души был убежден, что если мы промедлим со стальными ударами на голову контрреволюционной гидры, она не только пожрет нас, но вместе с нами и проснувшиеся в Октябре мировые надежды».

 

Его убийство 20 июня 1918 года, по официальной версии совершенное эсером Н. Сергеевым, наряду с августовским убийством Урицкого послужило поводом для начала «красного террора».

 

Инициал В. в партийном псевдониме не расшифровывался, некоторые статьи в своем детище – «Красной газете» – он подписывал и как М. Володарский. Надпись на его могиле на Марсовом поле, переименованном в площадь Жертв Революции, изначально выглядела как «М.М. Володарский», а привычный нам вид «В. Володарский» обрела после создания всего мемориального комплекса.

 


 

Существующий памятник Володарскому стоит практически на месте убийства, тогда это было пересечение улицы Штубе с Прямым переулком и проспектом Села Фарфорового Завода. Из этих топонимов до наших дней сохранился только Прямой, и даже в виде «проспекта», а проезд по набережной Невы был переименован в 1926 (вместе с селом) в проспект Села Володарского, а в 1954 году вошел в объединенный проспект Обуховской Обороны. Но в таком виде монумент появился здесь не сразу. Поначалу, в декабре 1918 года, на месте убийства был установлен памятный знак по проекту архитектора Л.В. Руднева, который позже работал и над мемориалом на Марсовом поле. Очень похоже, что для этого был использован один из «столичных» верстовых столбов или что-то в этом роде, но точных сведений об этом нет.

 

 

Затем, в 1919 году, был открыт гипсовый памятник Володарскому работы скульптора М.Ф. Блоха в самом центре Петрограда, на Конногвардейском бульваре, переименованном к тому времени в бульвар Профессиональных Союзов. В отличие от других гипсовых произведений монументальной пропаганды тех лет, этот памятник погиб не от естественных причин, а был взорван в мае 1921 года неизвестным членом антибольшевистского подполья.

 

«Ничего не понимаю. Или, может быть, слишком много понимаю… Памятник Володарскому в начале Конногвардейского бульвара с разрушенными ногами и в грязном, рваном чехле, из которого торчит протянутая рука, – страшный символ несчастной России. Я не могу без содрогания сердца проходить мимо этого безобразия… А там, неподалеку, другой памятник – Гиганта на взбешенном коне. Он еще цел. Только буквы скрали. Нет, нет жива еще Россия». (Из дневника Г.А.Князева, запись от 27 апреля 1922 года)

 

 

После этого единственным местом для проведения революционных акций в честь «трибуна» остался памятный знак на месте убийства, однако пространства для массовости там явно не хватало, и власти района (переименованного к тому времени из Невского в Володарский) решили устроить рядом сквер имени Володарского, а чтобы расчистить место, снесли два каменных дома за монументом. Средства на устройство сквера пришлось искать на районном уровне, проводили для этого даже спектакли и концерты. Но собранные деньги в ту пору быстро обесценивались, и пришлось районным предприятиям и учреждениям выделять стройматериалы «натурой». Каждая годовщина гибели Володарского отмечалась с размахом – торжественным митингом у памятника. Явка, как это нередко случалось, была добровольно-принудительной. Например, 20 июня 1924 года районные власти предписали присутствовать на митинге в полном составе рабочим и служащим тринадцати крупных промышленных предприятий. Остальные предприятия должны были выделить не менее 25 человек.

 

Однако памятный знак, сооруженный в 1918 году на месте убийства Володарского, казался все-таки недостаточно значительным для прославления «великого трибуна». Поэтому, когда военная разруха стала уходить в прошлое, было решено установить в новом сквере более величественный монумент. По этому поводу в 1923 году сформировали комиссию под руководством председателя исполкома Володарского райсовета Давида Трилиссера. Создание бронзовой скульптуры поручили скульптору М.Г. Манизеру и его жене Л.В. Блезе-Манизер. Им предоставили литейную мастерскую Академии художеств. Так же, как для устройства сквера, материалы для создания скульптурной модели по просьбе комиссии (гипс, 50 аршин нового холста, доски и др.) безвозмездно предоставляли разные предприятия. Архитектором памятника стал В.А. Витман.

 

 

А вот и архивная находка, давшая повод для сегодняшней беседы. Согласно документам, материалом для пьедестала послужили опустевшие постаменты двух памятников Петру I на Адмиралтейской набережной. Они были установлены в 1909 — 1910 годах по моделям скульптора Леопольда Бернштама («Петр I спасает погибающих в Лахте» и «Петр I обучается в городе Саардаме в Голландии корабельному делу в 1697 г.»). Обе бронзовые скульптуры еще в 1918 году отправили в переплавку. Кстати, один из памятников, «Царь-плотник», восстановили в 1996 году. Однако его нынешний постамент совсем не похож на тот высокий пьедестал, который поначалу служил для памятника.

 


 

Приемка комиссией модели памятника Володарскому, исполненной супругами Манизер, состоялась со второй попытки в августе 1924 года. Поначалу предполагалось, что отливку памятника выполнит завод «Большевик» (бывший Обуховский) за счет военного ведомства, но этот вариант по каким-то причинам не был реализован. В ноябре того же года завод «Красный Выборжец» (бывший «Бывший Розенкранц») предложил отлить бронзовый памятник с патинировкой за 13500 рублей и выполнить его доставку и установку на пьедестал. Однако от Академии художеств поступило предложение изготовить памятник за гораздо меньшую сумму — 9850 рублей. Тогда «Красный Выборжец», не желая уступать «конкуренту», согласился на ту же сумму. Средств на сооружение памятника хронически не хватало. Пришлось вновь обращаться за помощью к предприятиям и учреждениям. Через газеты объявляли о сборе пожертвований, даже на 10% (в пользу монумента) увеличили стоимость билетов в кинотеатры и Народный дом района. Церемония открытия памятника состоялась 21 июня 1925 года.

 


 

Интересна судьба старинных пьедесталов петербургских памятников! Одни доселе стоят опустевшими, как «памятник Человеку-Невидимке» у Александровской больницы на Фонтанке. Другие, чудом уцелевшие, обрели покой в других местах Петербурга – таков пьедестал памятника «Родному полку», который можно видеть во дворе музея Суворова. Когда-то он украшал вход в собрание лейб-гвардии Финляндского полка на Васильевском. А теперь мы узнали, что некоторые послужили и для насущных нужд монументальной пропаганды нового строя. Перипетии нашего времени тоже иной раз оставляют пустые постаменты. В Невском районе, в саду, недавно получившем имя архитектора Николая Львова, перед культурным центром «Троицкий», остался пьедестал от очередного памятника Ленину. В парке Бабушкина, который местные жители уже называют Бабушкин парк, пустует постамент от бюста Ивана Бабушкина…

 

В объемах топонимической пропаганды, конечно, вряд ли кто, кроме Ленина, смог потягаться в итоге с Володарским. Один из первых «мучеников» новой, коммунистической псевдорелигии наряду с Урицким подлежал практически повсеместному увековечиванию. Однако исторические имена, пострадавшие от Володарского, возвращались на карту и в советский период, а были и примеры просто переименований «володарских» объектов. Литейный проспект вернулся в 1944, Невский район – в 1949. В 1976 году аллея Володарского в ржевской промзоне была переименована в улицу Химиков. Во время зарождения «топонимического перелома», в 1987 году, проспект Володарского в Рыбацком стал Шлиссельбургским. В 1993 петергофская улица Володарского снова стала Константиновской, пушкинская – Захаржевской, а в 1999 кронштадтская – Андреевской. В 1998 году вернулся Иликовский проспект вместо проспекта Володарского в Ломоносове. Последние события, топонимически затронувшие «володарскую» тему, состоялись в 2010-х. Сначала, в 2010, вернулось историческое название платформы Сергиево (Володарская с 1919), а в 2016 и бывший поселок Володарский официально, как исторический район, вернул имя Сергиево. Колпинская улица Володарского вернула себе историческое название Адмиралтейская в 2017 году.

 

Вера Федоровна Андрейчева – автор интересных книг по истории Невского района:

«Александровское, Мурзинка, Фарфоровый завод: забытое об известном» (СПб, 2012), «Малая Рыбная слобода, Уткина Заводь, Клочки и Киновия» (СПб, 2015). В недавно вышедшем Топонимическом альманахе, с которым можно ознакомиться на сайте Комитета по культуре, помещена ее заметка «Щемиловка и улицы бывшего села Фарфорового завода».

 


 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru