fbpx
6+

Поморский язык – это норвежскорусский

Программа Екатерины Степановой

«Русский Север»

Информационное обозрение. Выпуск 118

Эфир 5 июня 2019 г., 10:45

 

Новгородцы, пришедшие на крайний север и обосновавшиеся там, безусловно, были очень смелые люди. Но мы можем понять, как и почему в такие дальние путешествия отправлялись воины или купцы, которые и сами-то не сильно отличались от воинов. Но северные земли привлекли и стали родиной для целых семей и родов. И так прочно они вросли в эти земли, что уже новгородцами себя не называли.

 

Что это были за люди, какими надо было обладать качествами, чтобы обустроить свою жизнь в таких суровых условиях. Об этом рассказывает директор Мурманского областного художественного музея Ольга Александровна Евтюкова.

 

«Поморы невероятно шутливые и ироничные люди. Образованные семьи. Дети к родителям обращались на «вы». Они стремились носить очень добротную одежду. Здесь не были в ходу лапти, большинство носило кожаную обувь. Детей учили, при церквях были школы. И еще одна традиция была, которая восхищает стремлением к содружеству. Мальчиков-зуйков – их еще так называли, это можно примерно как юнга перевести – отдавали в норвежскую семью, а норвежского мальчика в поморскую семью для того, чтобы соединить их дружески, может быть семейно, потому что может быть там кто-то женился или выходил замуж, и для того, чтобы преодолеть языковой барьер. И так своеобразно, перемешивая норвежские и русские слова, появился поморский язык. Все это дало очень хороший результат, потому что шла торговля, шла ловля рыбы, продажа ее, все были достаточно зажиточные.

 

— А Норвегия тут рядом. Почему город называется Мурманск, понятно – здесь Мурман, Мурманский берег. Но почему Мурманский, Мурман? Откуда это слово взялось?

 

Мурманский берег, он же Нурманский берег – норвежский берег, норманнский берег. Все очень близко. Игра букв и произношения – как удобнее.

 

В давние времена, когда пришел Трифон Печенгский, миссия у него сначала была крестить саамов. И он основал сначала небольшой монастырь, потом уже побольше. И это были одни из лучших земель, потому что монахи возделывали огороды, засеивали поля. Но это все очень сложно – это я сейчас так легко говорю «засеивали, возделывали». На самом деле земли здесь очень мало. Это только на юге полуострова может быть что-то такое. Но около Мурманска есть такой поселок Верхнетуломский, и там растет малина. А в самом городе в лучшие «погоды» даже начинает цвести сирень летом. Так что тут все очень контрастно. Вчера тепло было, сегодня у нас с вами похолодание. Это все большая борьба за выживаемость. Поэтому, когда говорят «они возделывали земли», так они просто боролись за этот урожай. И когда еще в древние времена были набеги норвежцев, то боролись, и это тоже была борьба за существование, и битва за земли, потому что граница уже была. А во времена Ивана Грозного сюда приходили стрельцы, и взимали день со всех, и увозили и денежный эквивалент, как сейчас бы сказали, так и пушнину, и жемчуг, который я упоминала. Так что надо было быть очень стойким человеком. Но однажды узнав свободу, поскольку крепостного права здесь не было, бороться с тяготами было уже легче. И все-таки были очень удобные бухты, заливы и, в частности, Кольский залив. Это все еще связано с тем, что сюда заходит Гольфстрим, теплое течение, и Кольский залив не замерзает. Именно поэтому в свое время было принято решение основать здесь город, который получил сначала название Романов-на-Мурмане, а потом уже в советское время – Мурманск.

 

Но если возвратиться к поморам, то расселение их было очень активным, а в 19-м веке сюда уже пришли коми-ижемцы. Но это уже поздняя история. А поморы – и меня это просто восхищает – они сохранили сказки, песни, сказания, письменность. Они привезли церковные книги, иконы. И все это бытовало активно. Были две знаменитые ярмарки – в Коле и в Печенге. Около Печенги находится карьер прекрасной глины, правда карьер уже умерший сейчас. Там делали посуду, т.е. посуда была местной. Посуда была дешевой, и ее покупали с большим удовольствием. А уж ярмарка в Коле была близка к тому, что можно было съездить в Архангельск и привезти сюда. Приезжали сюда и норвежцы торговать, и архангелогородцы. Это был очень активный товарооборот.

 

Удивительно, что по традиции крестьян, ремесленников, городских жителей ни минуты нельзя было проводить в праздности, поэтому когда приходили с уловом, и часть у них оставалась в тонях – тони называются такие места, – то в свободные вечера, когда мужские руки не занимались рыбалкой, резали какие-то деревянные детали быта. Это были прялки, это были челноки для вязания сетей, это были удилища – уда – не такие удилища, как мы сейчас себе представляем, а небольшие. Всегда они были декорированы орнаментальной резьбой. И конечно делались деревянные игрушки. Они назывались бабу́шки. Была такая игрушка – называлась пани или панка – женская фигура идолоподобная. Что это женская фигура мы можем понять только потому, что она в юбке – это конус, у которого куб это верхняя часть, а круг – голова. И только намек на кокошник. Эти игрушки не раскрашивались. Раскрасить мог сам ребенок, как говорили «подбасить», раскрасить. Еще были птички, коники – конь вообще всегда был символом красивой сильной жизни. Так что деревянная игрушка здесь тоже бытовала.

 

Еще делали игрушку из щепы. Предположим, строгал мужчина щепу для лучины, делал еще каких-то несколько движений, и щепа сразу превращалась в щепного оленя, например. Их делали много. Если они ломались, их отправляли в печь, т.е. не боялись, что они сломаются. А так можно было играть ими. И такие щепные олени у нас на выставке есть.

 

Если говорить уже о выставке, то она у нас с поморов и начинается. И первое, что мы видим – это лодка-ледянка. Она из музея города Колы. Кола буквально рядом с Мурманском. Музей этот довольно молодой, у них даже нет помещения пока, но фонды уже есть. И коляне – а так можно назвать жителей города Кола – коляне в семьях очень сохраняют традиции. У них даже есть общество «Родословец». Они родословные свои очень четко выстраивают. Вот это и называется «имя помни свое». Они знают всех своих предков. Это общество работает очень активно и давно. Поэтому семейные реликвии сохраняются. И как только было объявлено, что все-таки будет музей, то большинство из них принесли, понимая, как важно сохранить. Эти предметы есть у нас на выставке – уды, грабилки (для сбора ягод). Есть предметы, которые свидетельствуют о том, что в Коле – а это тоже поморские семьи, потому что на берегу Кольского залива – семьи были очень предприимчивыми, они были хорошими ремесленниками, потому что они принесли штангенциркуль, киянку, молотки, ножи прекрасные. Все это 19-го века. Они были не в очень хорошем состоянии, но их почистили, а у хозяев они как лежали давно, так и лежали. Конечно, сейчас многие виды работ не делают, потому что можно где-то заказать. Но, тем не менее, предметы не были выброшены, они сохранялись в семьях. В Мурманской области очень много в семьях сохраняется реликвий.

 

— Но ведь Кола этот тот город, с которого началось сохранение деревянного зодчество Русского Севера…

 

Ну да, во время Крымской войны англичане обстреливали Кольский острог и попали в многокупольный уникальный храм. Он сгорел. Очень жалко, конечно, потому что на Крайнем Севере – а наш край ведь называется Крайним Севером – это был единственный многокупольный деревянный храм. Он был построен очень добротно, и как говорят документы, если б он не сгорел, то он мог бы достояться и до нашего времени, как сейчас стоят храмы в Варзуге или в Ковде. Из многокупольных храмов мы теперь можем увидеть только в Кижах. Вот и все. Была уничтожена и святыня, и пример удивительного таланта русских строителей. Были планы, зарисовки, это теперь предмет исследований, художники пытаются восстановить, как это могло выглядеть, какая это была красивая доминанта в завершении залива. Корабли подходили, и это было все видно, было очень красиво. Может быть, сейчас не для каждого важно – присутствие храма, но тогда это было очень важно».

 

После подробного знакомства с Кольским полуостровом мы теперь можем вполне подготовленными приступить и к самой выставке «Строго на север». Собственно, мы это уже сделали в беседе с Ольгой Александровной, но сегодня прервемся и продолжим в следующем выпуске.

 

Проект компании «НорНикель» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха» пересек северный полярный круг и сделал седьмую остановку в Мурманске.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru