fbpx
6+

«Переборщили с нейтральностью»

Программа «Возвращение в Петербург»

Андрей Борисович Рыжков, топонимист

Эфир 23 сентября 2019 г.

 

 

Андрей Рыжков рассказывает про названия, официально появившиеся на карте Петербурга c апреля 2019 года. За это время было подписано несколько постановлений Правительства Санкт-Петербурга, реализовавших предшествовавшие решения Топонимической комиссии, о которых мы уже рассказывали в наших передачах.

 

Как повелось в последнее время, многие из них носят мемориальный, «увековечивательный» характер. Так, во Фрунзенском районе на новом месте были восстановлены два ранее утраченных топонима в честь участников «незнаменитой войны» – «Финской». В промышленно-деловой зоне у пересечения Софийской улицы и улицы Салова появились улицы Брагина и Зубарева. Танкист Николай Брагин (1902-1940) и стрелок-пехотинец Михаил Зубарев (1920-1940) посмертно были удостоены звания Героя Советского Союза, тогда же в Ленинграде были наименованы и улицы в их честь, позднее вошедшие в новую застройку.

 

 

В Приморском районе, на границе Лахты и Ольгина, давно существовавший безымянный проезд получил имя русского ученого Д.Н. Кайгородова (1846-1924). Основная часть его деятельности была связана с Лесным институтом, однако Дмитрий Никифорович прославился и как отец русской фенологии – систематических научных наблюдений за природой. Вел он их и в Лесном, и в Лахте, где, как известно, до нашего времени в заказнике встречаются редкие виды птиц и растений; в последние годы жизни выступал с лекциями на Лахтинской экскурсионной станции.  Земляки-лесновцы весной приветствовали его шутливым стишком:

 

Среди полей и огородов

Уж появился Кайгородов!

 

Между прочим, благодаря этому стишку можно легко запомнить правильное ударение в названии «улица Кайгородова». Вопрос этот не праздный – часто у петербуржцев возникают сомнения в правильной постановке ударения в том или ином названии. Топонимисты разработали даже (пока неофициальный) Реестр петербургских ударений, куда вошли наши улицы, сады и мосты. Ознакомиться с ним и высказать свои замечания можно на страничке Топонимической комиссии на сайте Комитета по культуре Санкт-Петербурга по ссылке.

 

В Приморском районе появилось и еще одно официальное название из группы объектов, пользующихся сейчас большим вниманием наших топонимистов – речь идет об исторических районах. До сего момента в новостях мелькали сообщения о восстановлении или официализации бытующих или бытовавших названий (например, «1-е Парголово» или «Парнас»), но, как выяснилось, официальное название исторического района иногда может появиться и на «чистом месте». Кварталы новой застройки к западу от одноименного заказника получили общее наименование Юнтолово.

 

 

Какая же тут необходимость? Дело в том, что изолированный микрорайон новой застройки так или иначе нуждается в некоторой идентификации. Если никакого бытовавшего ранее названия за ним не замечено, естественным образом новоселы начинают использовать коммерческое обозначение территории.

 

Но здесь все зависит от вкуса, такта и дальновидности застройщика. Наиболее прозорливые предпочитают использовать как раз топонимические принципы – исторические или современные местные привязки. Это и способствует лучшему ориентированию потенциальных жителей, и создает дополнительные ощущения некоего уюта, защищенности, с которыми часто ассоциируется приобретение собственной жилплощади.

 

Однако все это делается практически подсознательно, и многие застройщики предпочитают идти по другому пути – привлекать внимание к своим проектам броскими вычурными названиями, наподобие «Лондон-парков» и «Ладожских оазисов». Топонимическая комиссия не имеет возможности повлиять на их политику, зато может своеобразно поощрить правильные решения путем их утверждения в качестве названий новых исторических районов (это относится, конечно, к масштабным проектам освоения территорий). Таким образом, например, утвердились в Реестре городских названий Новая Ижора и Славянка в Пушкинском районе. А вот китчевую «Балтийскую жемчужину» топонимисты в качестве названия исторического района не приемлют. Возможно, там когда-нибудь удастся закрепить в качестве местной доминанты Матисов канал, пока же кварталы за Дудергофским каналом официально входят в огромный исторический район «Юго-Запад». Его название, кстати, закрепилось вполне стихийно, при этом никакого «Северо-Запада» или «Юго-Востока» в нашем городе не возникло.

 

Так вот, с точки зрения Топонимической комиссии «коммерческое» название Юнтолово вполне заслуживает высокого звания исторического района. Главным современным ориентиром в этой местности является Юнтоловский заказник, имеется и речка Юнтоловка. Все они происходят от исчезнувшего финского хутора Юнтола.

 

 

Еще один официально утвержденный топонимический куст названий в другом квартале Приморском районе также явился плодом трудов местного застройщика – творца Лахта-центра. Чтобы представить в Топонимическую комиссию предложение по названиям проездов, окружающих небоскреб, им была проделана большая работа, начиная с проведения опроса в социальных сетях. Получившийся результат в виде Воздушной улицы, Водной улицы, Высотной улицы и Открытой набережной при этом вызывает двоякое чувство.

 

С одной стороны, нельзя не приветствовать любимую топонимистами форму названий в виде прилагательных (презираемую сторонниками топонимического пафоса). Однако в стремлении добиться благозвучия и нейтральности, на мой взгляд, с нейтральностью тут сильно переборщили. Ансамбль получился слишком уж дистиллированным, без малейшего намека на местонахождение. Но, как бы то ни было, эти названия уже официально присвоены, а нам остается надеяться, что Открытая набережная хотя бы оправдает свое название в плане общедоступности.

 

В некотором смысле отвлеченными получились и новые названия в Московском районе. В своеобразном закутке к востоку от Пулковского шоссе, там, где раньше располагался завод по выращиванию шампиньонов, имена улицам были присвоены по «царскому» географическому принципу – по населенным пунктам Псковской области, куда и ведет шоссе, переходящее в Киевское. Грибная тема топонимистов не вдохновила, и топонимический куст в итоге получился такой: Порховская, Великолукская, Идрицкая улицы, Себежский и Черский переулки.

 

Безусловно, Идрицкая улица должна занять видное место в упоминавшемся выше Реестре петербургских ударений, а запомнить правильное – на первое И – нам поможет Знамя Победы, развевавшееся над Рейхстагом с названием 150-й стрелковой Идрицкой дивизии.

 

 

Не остались без внимания в официальных постановлениях Правительства Санкт-Петербурга и мосты с путепроводами. Различить эти термины очень просто – мост всегда подразумевает пересечение водной преграды. Если же дорога идет поверх другой дороги (автомобильной или железной), употребляется понятие «путепровод». Хоть оно и является калькой латинского «виадука», последнее слово имеет более широкий смысл, применяясь также и к пересечению естественных (но не водных) преград. Официальные названия обрели:

 

Карлинский путепровод над Киевским шоссе по дороге в деревню Малое Карлино;

Приморский путепровод в конце улицы Савушкина, там, где она вливается в Приморское шоссе;

Пулковский путепровод над Варшавским направлением ж.д. по Петербургскому шоссе, между историческим районом Пулковское и предместьями Пушкина;

Ушаковский путепровод на съезде с Ушаковского моста – одна из первых развязок в новейшей истории Петербурга;

Октябрьский путепровод по Октябрьской набережной над подъездом к бывшему грузовому причалу.

 

Что же касается мостов, то Серный мост все же появился на карте Петербурга, но не в качестве названия большого моста над Серным островом, которому ранее досталось имя Бетанкура, а как имя маленького мостика, соединяющего упомянутый остров с набережной Макарова. Также присвоено название Заповедному мосту по одноименной аллее через реку Каменку, его имя связано и с Новоорловским заказником.

 

(продолжение следует)

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru