fbpx
6+

Пасхальная топонимия Петербурга

фото Amos Chapple / Rex Features

Программа Марины Лобановой

«Возвращение в Петербург»

Гость: Андрей Борисович Рыжков

Тема: топонимы Петербурга в честь Воскресения Христова

Эфир 13 мая 2019 г.

АУДИО + ТЕКСТ

 

С первых десятилетий существования Петербурга одной из главнейших составляющих городской топонимии являлись названия религиозного происхождения. И в те времена, когда имена улиц возникали стихийно, и в более поздний период церкви и соборы были доминантами как местного, так и городского значения, и по этой причине охотно использовались для наименования проездов и площадей. Затем, во времена послереволюционного богоборчества, такие названия вычищались с карты особенно тщательно, и зачастую их уничтожение предшествовало закрытию и разрушению самих храмов. В новейшее время некоторые ценные названия духовного происхождения удалось вернуть, но этот процесс сильно замедлился и очень далек от завершения. Все это наглядно отражается и в истории петербургских названий, связанных с Воскресением Христовым.

 

ФОТО: wikipedia.

 

Одним из самых старинных петербургских храмов была церковь Воскресения «за Литейным двором», находившаяся в палатах сестры Петра I царевны Натальи Алексеевны. Царь поселил своих родственников в Литейной части новой столицы: здесь до 1716 года жил и царевич Алексей Петрович, а также вдовы братьев Петра Марфа Матвеевна и Прасковья Федоровна. Дворец царевны был одним из первых каменных домов в Петербурге, а находился он на углу современных Шпалерной улицы и проспекта Чернышевского. По приказу Натальи Алексеевны на участке была построена и первая в Петербурге богадельня для «престарелых и убогих» женщин, получившая по храму название Воскресенской. В начале XIX века церковь была перестроена по проекту архитектора Луиджи Руски в известный петербуржцам храм иконы Божией Матери Всех скорбящих Радость. Но до этого момента церковь Воскресения успела оставить значительный след в местной топонимии.

 

Достаточно долгое время имя Воскресенской улицы бытовало за современной Шпалерной, название которой закрепилось на местности только к середине XIX века, благодаря Императорской шпалерной мануфактуре, располагавшейся в доме 29. В советское время (1918-1991) эта улица носила имя рабочего-большевика Воинова. Надо сказать, что некоторые исследователи возводят название Воскресенской улицы, предшествовавшее Шпалерной, к Смольному собору Воскресения Христова или даже к Воскресенскому Смольному монастырю, но ее бытование зафиксировано в XVIII веке и до появления монастыря, так что происхождение  Воскресенской улицы все же следует связать со старой церковью Воскресения.

 

Название Воскресенская к концу XIX века перешло на обустроенную набережную Невы и благополучно существовало до 1923 года. Впрочем, в 1916 году Городская Дума уже почти утвердила ее переименование в Бельгийскую, дабы уважить союзную державу (соседняя набережная тогда носила имя Французской). Но здравый смысл возобладал, и решение не было выполнено. Тогда, после переименования Петербурга в Петроград, поднялась такая волна «патриотической топонимии», что в городе просто перестали рассматривать предложения о переименованиях улиц. А вот 6 октября 1923 года Воскресенская набережная была переименована в честь деятеля Великой Французской революции Максимилиана Робеспьера. Эта дата стала роковой для многих петроградских названий церковного происхождения. Но если набережной после долгих мытарств все же удалось в 2014 году вернуть историческое название, то Воскресенский проспект, тогда же ставший проспектом Писателя Чернышевского, все еще далек от возвращения.  Любопытно, что фамилии революционеров, изобильно появлявшиеся в те годы на карте, по мнению увековечивателей, не нуждались в пояснительных словах. Зато все деятели культуры, чьи имена были призваны заменить «старорежимные» названия, были аккуратно снабжены профессиональной принадлежностью: улица Композитора Чайковского (Сергиевская), канал Писателя Грибоедова (Екатерининский), площадь Писателя Тургенева (Покровская) и т.д. Все эти приставки отпали естественным путем уже к концу 1920-х годов, за единственным исключением в виде улицы Зодчего Росси (Театральная).

 

Воскресенский мост на карте 1828 года

 

Но топонимическое влияние Воскресенского храма распространялось даже на другой берег Невы! Дело в том, что с 1786 года и до постройки постоянного Литейного моста именно в створе Воскресенского проспекта наводился наплавной Воскресенский мост на Выборгскую сторону. Долгое время название Воскресенской улицы бытовало и за нынешней улицей Михайлова, в створ которой выходила переправа на правом берегу Невы. В 1880 году она стала Тихвинской улицей, по несохранившемуся храму Тихвинской иконы Божией Матери, а в 1930 году была переименована в честь большевика.

 

Церковь во имя Воскресения Христова (Мало-Коломенская Михаила Архангела) — утраченная церковь в Санкт-Петербурге, в Коломне. Относилась к наиболее почитаемым городским храмам. По церкви площадь на которой она находилась была названа Воскресенской (ныне площадь Кулибина). Храм располагался в створе Торговой улицы (ныне улица Союза Печатников).

 

Одним из самых серьезных ударов по исторической топонимии нашего города явилось переименование около сотни улиц в декабре 1952 года. Тогда были уничтожены многие названия, которые пережили довоенные топонимические «чистки», а об удивительном возвращении исторических имен в январе 1944 года ленинградцы боялись и вспоминать, ведь его согласовывали те, кто был только что репрессирован по «ленинградскому делу». И в этом ряду чудом сохранявшееся название Воскресенской площади в Коломне было заменено на площадь Кулибина, в честь знаменитого русского изобретателя-самоучки. Название за площадью закрепилось с середины XIX века, когда на ней была построена церковь Воскресения Христова, а до того в народе она называлась попросту Козьим Болотом. Храм был закрыт и снесен в 1932 году, имя площади пережило его на 20 лет и вряд ли будет возвращено в ближайшем будущем. Однако сквер, разбитый вокруг храма в начале XX века, носит официальное название Воскресенский.

В 2013 году в сквере силами Отдела охранной археологии Института истории материальной культуры РАН были произведены пробные раскопки, которые показали частичную сохранность подземной крипты, представлявшей собой «отдельный» храм в виде рождественского вертепа, освященный во имя Рождества Христова (с подробным отчетом об этих раскопках можно ознакомиться по ссылке).

 

 

 

Напоминанием об утраченном храме служит и название Воскресенского проезда в Апраксином дворе. Но тамошние линии и переулки, названий которых хватило бы на небольшой микрорайон, по счастью, никогда не привлекали внимания ревнителей топонимической идеологии, а потому и Воскресенский проезд не переименовывался и не упразднялся официально. Небольшой, но богато украшенный Храм Воскресения Христова, с которым связывается это название, был возведен графом Антоном Степановичем Апраксиным по обету, данному после пожара, уничтожившего торговые ряды в 1862 году: построить церковь с богадельней по возобновлении рынка. Он располагался на набережной Фонтанки, там, где сейчас находится здание Лениздата. Между прочим, его нынешний владелец подумывает о сносе советского строения, но неизвестно, входит ли в его планы восстановление храма.

 


 

Еще один городской объект, носящий имя Воскресенский, был восстановлен совсем недавно, хотя и не в полном объеме. Это канал, расположенный у южного, главного входа в Михайловский замок. Неудивительно, что роскошный царский дворец с самого начала именовался «замком», ведь по замыслу императора Павла он был полностью окружен водой: вдоль западной стороны отделялся от Садовой улицы Церковным каналом, вливавшимся в Мойку, а Воскресенский вытекал из Фонтанки. Затем эти каналы были засыпаны, а теперь Воскресенский снова отрыт и наполнен водой, но ни с каким другим водотоком не сообщается.  В отличие от всех других «воскресенских» имен нашего города его название происходит не от храма, а от одноименных ворот Михайловского замка. А вот загадка названия самих ворот принадлежит к одной из многочисленных тайн этого уникального дворца.

 

 

Несомненным является одно – название Воскресенских ворот, так же как и остальных ворот Михайловского замка (Зачатейских и Рождественских), было придумано лично Павлом Первым и помещено в виде надписи над аркой при строительстве. Исследователи до сих пор не пришли к согласию по поводу того, что же должны были символизировать эти названия, впрочем, то же самое относится и к различным предметам скульптурного и архитектурного убранства этого дворца, вознесшегося в удивительно короткие сроки и так недолго служившего своему монарху. Предметом споров служит даже архитектурное авторство проекта, приписываемое и Василию Баженову, и Винченцо Бренне. Известно, однако, что Павел короновался на царство на Пасху, почти через полгода после восшествия на российский престол в ноябре 1796 года. А въезжал для венчания на царство в Москву – на Вербное воскресенье, причем приветствовать его должны были теми же словами, что и когда-то Иисуса Христа при въезде в Иерусалим: «Благословен Грядый во имя Господне». Такое нескромное (мягко говоря) отождествление вызывало немало толков, которых не стало меньше, когда венчанный на царство государь объявил себя главою Церкви. Наконец, знаменитая надпись на фронтоне Михайловского замка: «Дому твоему подобает Святыня Господня в долготу дней», также восстановленная при недавней реставрации, есть не что иное, как чуть видоизмененная строка псалма «Дому Твоему подобает Святыня, Господи, в долготу дний», которая должна была украшать строящийся Исаакиевский собор. Конечно, в Михайловском замке есть и храм св. Михаила Архангела, которому дворец обязан своим названием, но смотрит он совсем на другую сторону, и получается, что надпись по задумке императора могла символизировать некий сакральный смысл всего дворца в целом…

 

 

Петербургский храм Воскресения Христова, известный в народе как Спас-на-Крови, является одной из «визитных карточек» нашего города. На первый взгляд может показаться, что он не оставил следа в окрестной топонимии, но это не совсем так. Поначалу к храму можно было подойти с противоположного берега Екатерининского канала по возведенному одновременно с собором мосту Храма Воскресения Христова, скорее напоминавшему площадь, да фактически и являвшемуся ею. Ведь его ширина составляла 116 метров, что делало его рекордсменом среди петербургских мостов. Центральная ось моста совпадала с осью храма, и таким образом, композиция с распятием Христа, отмечающая место смертельного покушения на Александра II, находилась посередине этого моста-площади. Сейчас к ней можно подойти только по узкому выступу набережной в канал, но мост был гораздо шире. Внимательный взгляд может отличить переход в облицовке стенок канала – именно в этом месте и проходила южная граница моста Храма Воскресения Христова. После революции сначала избавились от религиозного названия моста, однако, в отличие от многих других городских объектов, он не был назван в честь героев нового времени, а поименован просто: мост Перекрытие. Затем в течение нескольких десятилетий мост постепенно уменьшался в размерах за счет южной части, а в 1960-е годы полностью «переехал» севернее, в створ Конюшенной площади и нового проезда, проложенного по территории Михайловского сада. Некоторое время побыв вообще без названия, в 1975 году этот новый мост получил имя цареубийцы Гриневицкого. А в 1998 году он был переименован в Ново-Конюшенный мост.

Бывшая богадельня с храмом Воскресения. Кондратьевский пр., 87

 

Единственной окраинной улицей Петербурга, носившей имя Воскресенской, была маленькая улочка на Пискарёвке, между Кондратьевским проспектом и Замшиной улицей, и именно она последней из всех «воскресенских» исчезла с карты Ленинграда в советское время (если не считать полузабытого  Воскресенского проезда, о котором говорилось выше). Ее название произошло от Воскресенской церкви, находившейся в здании богадельни Общества вспоможения приказчикам и сидельцам, построенной в первые годы XX века в конце Безбородкинского проспекта, переименованного в начале 1920-х годов в Кондратьевский в честь героя-комсомольца. В 1924 году храм закрыли и снесли его звонницу, но само здание уцелело и посейчас находится по адресу Кондратьевский пр., 87, а размещается в нем отдел полиции. В 1962 году, когда в этом районе осуществлялось массовое жилищное строительство, Воскресенская улица вошла в состав продленной Бестужевской улицы. На Пискарёвке многие проезды еще с дореволюционных лет носят имена петровских сподвижников: Меншиковский проспект, Брюсовская улица, Куракина улица, Екатерининский проспект (в честь супруги-императрицы). А Бестужевская улица была названа в честь государственного канцлера графа Алексея Петровича Бестужева-Рюмина (1693-1766), который начал свою дипломатическую карьеру как раз при Петре I. Осевая магистраль этого района и была названа проспектом Императора Петра Великого, после революции превратилась в проспект Ленина, а 13 января 1944 года была очень удачно переименована в Пискарёвский проспект.

 

 

Рассказ о «пасхальных» петербургских названиях был бы неполным без упоминания одной улицы, проложенной и названной относительно недавно. Это Вербная улица в Коломягах, получившая свое имя в 1993 году. Хотя официальное постановление о присвоении названия говорит лишь о «продолжении традиции наименования улиц района по породам деревьев: Ольховая, Рябиновая, Берёзовая и др.», названия соседних улиц, присвоенные в тот же день, намекают на более возвышенные ассоциации. Тогда в Коломягах появились Солунская улица и Афонская улица, и поэтому в названии Вербной улицы естественно читается намек на народное название праздника Входа Господня в Иерусалим – Вербное воскресенье.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru