fbpx
6+

«От лодий и кочей…»

Программа Екатерины Степановой

«Русский Север»

Информационное обозрение. Выпуск 133

Эфир 18 сентября 2019 Г., 10.45

 

Как и многие выставки проекта компании «НорНикель» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха», восьмая выставка в Архангельске начинается с археологии. По своему существу археологические материалы вводят нас, как правило, в какой-то очень древний мир или в эпоху Средневековья. И этот раз не является исключением. Но только узнаем мы лишь одну сторону жизни Русского Севера, которой и посвящена сама выставка – «Студеное море – северные рубежи: история обороны Русского Севера». К сожалению, эти мирные спокойные земли когда-то были предметом острых споров сначала новгородцев и суздальцев, потом Новгорода и Москвы, в целом – пришельцев из Руси и местным населением. Поэтому и предметы, представленные в витринах, рассказывают нам об облике и быте именно служилых, военных людей. Ведь именно они и продвигались здесь на севере, и колонизировали, и осваивали его.

 

Рассказывает один из кураторов выставки, ученый секретарь Архангельского краеведческого музея Алексей Геннадьевич Едовин:

 

«Концепция выставки была построена на современных подходах освещения военной истории Архангельского севера, которая предполагает не старый, как обычно в советское время подход – рассмотрение событий в строгой хронологической последовательности, исходя из интересов определенных групп людей, а подход в большей степени антропософский, человеческий поход к тем военным вопросам, которые представлены на этой выставке. Поэтому помимо самих экспонатов, помимо карт и схем укрепленных поселений еще присутствует аудиоряд, который говорит о личных драмах, каких-то событиях, связанных с конкретными людьми, которые участвовали в этих событиях. Кроме того, вы видите, что у нас достаточно большое количество карт – метод картографирования тоже тут применялся, потому что военная история конечно должна быть наглядной, и люди должны понимать, о каком регионе идет речь. Это все должно быть наглядно. Ну и конечно еще одной из основной идеей нашей северной оборонной истории было широкое использование всегда морских просторов в освоении нашего края и ведении военных действий. Поэтому большое количество плавсредств, которые принимали участие в сражениях, здесь тоже представлены, начиная от лодий и кочей поморов и заканчивая атомными подводными лодками в дальнейшей истории.

 

Нельзя сказать, что мест археологических раскопок, на которых найдены предметы, подходящие к нашей выставке концептуально, много. Это не так много памятников, но они достаточно показательны. Прежде всего, это грунтовые могильники средневекового населения края и укрепленные поселения-городища, на которых сохранились находки, связанные с оборонным зодчеством и проживанием в этих оборонительных сооружениях. Какие это памятники? Это могильники на реке Вага, Корбальский, например, могильник. Это места противостояния с древним племенем югра на реке Печора, такие как Городецкое святилище, Ортинское городище. Некоторые находки были случайны. Ну и укрепленные поселения – это Орлецкий городок, Емецкий городок, ряд других укрепленных населенных пунктов на территории Севера по Северной Двине, Ваге, Онеге, т.е. по северным рекам.

 

Основная категория находок это боевые наконечники стрел и копий, боевые топоры, боевая конская фурнитура и фурнитура снаряжения воина. У нас представлен почти полный комплект защитного снаряжения воина. А из уникальных находок можно отметить меч, найденный на Ваймушском городище. Он на заглавном баннере у нас представлен. Меч очень интересный. Мне всего два меча известны, найденных на территории нашего края. Это средневековые каролингские мечи, по французским образцам деланные, попадавшие сюда редко. Это был найден в Пинежском районе, неподалеку от Карпогор в деревне Ваймуша, на городище Ваймушском, которое еще иногда называют Кеврольским городком. В 1980 году местный школьник Володя Нифантьев обнаружил этот меч в обрыве Ваймушского городка, прямо на обрыве реки он торчал из культурного слоя. Он его выдернул. При этом меч сломался, и центральная часть была утрачена. Набалдашник, как выяснилось, датируется 14-15 веком, а само лезвие клинка 12-13 веками. Это было дорогое оружие, которое передавали по наследству, его ремонтировали, достаточно долгое время оно использовалось пока, наконец, не было потеряно в ходе событий 1456 года, когда по Яжелбицкому договору Пинежские владения московских князей передавались новгородцам. Новгородцы совершили поход, взяв Кеврольский городок. Кеврольский городок они сожгли, а Чакольский городок откупился от них. В общем на Пинеге все эти события датируются второй половиной 15 века. Ну и меч скорее всего после этого был там потерян.

 

В одном из разделов этого зала у нас представлены миниатюры Лицевого свода Ивана Грозного 70-х годов 16-го столетия. Тогда составлялись русские летописи. Ну вы, наверно, прекрасно знаете, что при Иване Грозном в основном русское летописание начинает подвергаться правке, редактированию. Заодно были заказаны иллюстративные варианты тех или иных событий. И повезло нашему региону в том, что события Двинских войн 1397-1417 годов, последнего, второго этапа этих войн, как раз представлены в этих миниатюрах. Мы здесь видим и новгородцев – поход 1398 года на Орлец, взятие этого Орлеца. Потом ответный поход устюжан и вятчан во главе с новгородскими беглецами на Двину. Новгородцы дали отпор им и прогнали в Устюг. И Устюг еще разграбили по пути.

 

— Довольно много представлено моделей судов. И названия у них такие специфические – ладья, шняка, ёла… Для чего они были созданы и в чем отличие?

 

Названия специфические, и конечно только специалист может в них разобраться, потому что по форме они внешне-то похожи очень. А отличались незначительными деталями, которые только специалист может разобрать. Все они построены по образцу древней ладьи. Древняя ладья дала основу для дальнейшего кораблестроения, в том числе и поморского. Основная форма была позаимствована новгородцами у наших скандинавских соседей, в том числе новгородцами, которые заселяли территорию севера, и, конечно, они принесли свои традиции судостроения сюда. Ладья, а уже потом из ладьи появились и другие виды плавсредств, которые уже потом в эпоху Московского княжества, когда здесь жили поморы, нашли свое отражение в разного рода судах. Отличались размерами. Шняка это небольшое судно. Ло́дья – это большое судно. Коч – тоже большое. Ёла – это что-то среднее. Средний вариант, в основном промысловый.

 

Часть экспозиции посвящена укрепленным местам и монастырям. Почему монастырям. Потому что монастыри в то время, во время своего начала существования вынуждены были быть частенько еще и оборонительными сооружениями из-за того, что подвергались нападению различного рода неприятеля. Особенно те монастыри, которые находились на периферийных, пограничных районах. Например, Соловецкий монастырь, Николо-Корельский монастырь, который подвергся нападению литовских панов в начале 17 века. Поэтому мы большое внимание уделили роли монастырей и крепостного оборонного зодчества на территории Русского Севера.

 

Этапы оборонного зодчества были очень хорошо изучены Олегом Владимировичем Овсянниковым в его книгах. Они включают в себя четыре основных хронологических этапа. Это этап борьбы Новгорода и Москвы за территории Русского Севера – 14-15-й века. 16-й век – это формирование системы Беломорья. При Иване Грозном в основном происходили эти события. При чем основным исполнителем этой системы, т.е. административным руководителем, был Соловецкий монастырь, которому принадлежали еще многие административные функции помимо религиозных и духовных. Также уделено внимание Пустозерской порубежной крепости. Она была создана, чтобы давать отпор самояди – ненцам. Вот мы считаем, что у нас страна не колонизировала свою территорию. На самом деле ничего подобного. У нас постоянно происходили стычки с местным населением. Особенно эти стычки были жесткими во второй половине 17 – первой половине 18 века, когда самоядь несколько раз нападала на Пустозерский острог, разоряла его, уводила даже в полон захваченное местное население. Т.е. с ненцами у нас были далеко не мирные взаимоотношения на протяжении целого века. И потом, уже когда освоение Сибири достигло определенного этапа, когда разгромили карачеевскую самоядь, Надымский городок взят был, тогда только самоядь вынуждена была подчиниться и платить ясак, как положено. Т.е. конечно это колонизационное движение до середины 18 века, это уже послепетровское время, только тогда закончились эти события. Завоевание тундры растянулось на достаточно длительное время.

 

— Прямо в центре зала примеры древнего огнестрельного оружия. Это из коллекции музея? Их приклады специально расписывали или украшали резьбой?

 

Да, все оружие, кроме упомянутого каролингского меча, из коллекции Архангельского краеведческого музея. И пищали, и ружья того времени. Наш музей является одним из крупнейших хранилищ военной тематики на Севере.

 

Вся утварь человеческая, она декорировалась. Особенно это было в те времена, когда минимализма как такового не было. Поэтому люди и предметы вооружения декорировали, и личные вещи, так что ничего в этом удивительного нет. Ведь оружие было не только для военных целей. Было и многофункциональное огнестрельное оружие, которое использовалось и для охоты, и для обороны. Многие охотники использовали такое оружие и украшали его, вносили какую-то изюминку.

 

— Дорого было иметь свое ружье?

 

Все зависит от того, в какое время. Если брать 16-17 век, то ружье мог иметь только военнослужащий, который мог по статусу носить такое оружие – мушкеты, пищали. Во второй половине 17 века стало распространяться и охотничье огнестрельное оружие. Но все равно основными средствами охоты вплоть до 19 века оставались силки, ловушки и в меньшей степени огнестрельное оружие».

 

 

Все, кто хоть немного интересуется русской историей, читал про суда новгородских купцов, про варяжские ло́дьи и в целом о плавсредствах, которые перетаскивали по волокам. Обычно мы только умозрительно можем представить, что это за суда-корабли такие. На выставке же показано сразу несколько моделей, довольно крупных по величине, по которым видно, как там размещались люди и товары, каково это было – перемещаться по холодным северным рекам. А крупные, хорошо отрисованные карты ориентируют нас в пространстве – где же происходили события, куда двигались рати.

 

Конечно, древние суда прелестны, но все же Архангельск это родина Российского флота, флота морского. Долгое время это главный северный порт Российской империи. И этому посвящены другие залы выставки. Мы поговорим о них в следующих выпусках.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru