fbpx
6+

Новосергиево вместо Ленина

«Возвращение в Петербург»

Эфир 23 марта 2020 г.

АУДИО + ТЕКСТ

 

 

Андрей Рыжков рассказывает об официальных топонимических решениях (и не-решениях) Правительства Санкт-Петербурга, которые успели появиться в 2020 году.

 

В прошлой передаче, посвященной последним решениям 2019 года, мы обращали внимание на различные казусы «мемориального» подхода к топонимике, выразившиеся в неадекватном восприятии увековечивания в форме прилагательного (Колобановская улица). К счастью, говоря о новых названиях 2020 года, нам не придется касаться этой темы: все они по-хорошему нейтральны и связаны с местными привязками и ориентирами.

 

Тут в первую очередь нужно упомянуть очередной поименованный исторический район — Новосергиево. В последнее время наша комиссия весьма часто обращается к этому способу формирования городского топонимического ландшафта — обозначению обособленной части городской застройки. Причин тому несколько. Например, возрождение названия 1-е Парголово понадобилось для устранения некоторой несправедливости, на которую обратили внимание неравнодушные жители окрестностей Суздальских озер — забвения местонахождения «исторического» Парголова, которое начиналось почти от Поклонной горы. Но по большей части такие решения вызваны более практическими потребностями. Когда начинается жилищное освоение достаточно большой территории, которая никак не идентифицировалась до этого момента, и застройщикам, и новоселам нужно как-то обозначать новые места обитания.

 

При этом топонимическому вкусу застройщиков не всегда можно довериться. В городе есть примеры таких удачных решений наподобие Славянки, Новой Ижоры или Юнтолова, которые были безоговорочно рекомендованы комиссией к официальному утверждению в названиях «исторических районов». Но есть и другие, не столь приятные примеры в виде той же Балтийской Жемчужины, которую комиссия наотрез отказывается признавать в качестве «официального» топонима. Но если пустить дело на самотек, придется примириться с тем, что такие аляповатые, «непетербургские» топонимы будут входить в нашу жизнь явочным порядком.

 

Поэтому понятно, что появление совершенно нового района застройки западнее Сосновой Поляны привело к необходимости выбрать ему официальное название. Решение в данном случае отнюдь не лежало на поверхности. Во всей обозримой истории Петербурга-Ленинграда эти земли использовались для сельскохозяйственной деятельности. Они находятся между историческим ландшафтом Петергофского шоссе, Сосновой Поляной, Сергиевом (в 1918-2016 Володарским) и проспектом Будённого (до 1920-х — Монастырским). До революции никакого отдельного названия эта территория не имела, а в советские годы ее возделывал совхоз Предпортовый в лице местного отделения под названием «Ленинские Искры». Застройщик же начал освоение территории под брендом «Солнечный город».

 

Как видите, извлечь что-то подходящее из этой топонимии весьма трудно, и даже станция Предпортовая находится совсем в другом месте. Акцент на ленинской тематике делать совершенно не хочется, тем более что на Петергофском шоссе уже появился небольшой ЖК «Ленино». Дело в том, что Сергиевская слобода, ограничивающая нашу территорию с северо-запада и примыкающая к Троице-Сергиевой пустыни, была в 1920 году переименована в поселок имени Ленина. В 1950-е годы он вошел в черту Стрельны, но название трамвайной остановки на шоссе осталось, превратившись в Ленино. Топоним «переполз», таким образом, через шоссе, но закреплять его за новым кварталом официально у Топонимической комиссии никакого желания нет.

 

Так что, не дожидаясь, пока из этой ленинской искры возгорится топонимическое пламя, комиссия рекомендовала, а Правительство Санкт-Петербурга уже и утвердило, название нового исторического района в виде Новосергиево. Таким образом замкнулась связь Сергиевской слободы и Сергиева, расположеннного вокруг платформы Сергиево. Это, что называется, новодел, однако такое же название — Новосергиево — удалось обнаружить и на карте окрестностей Ленинграда 1939 года (где оно оказалось явно по ошибке). Надеемся, что новоселам оно придется по душе.

 


 

На Черной речке, между Сердобольской и Земледельческой улицами, обнаружился безымянный проезд, и ему официально присвоено название Бежецкий переулок. Так в проекте называлась нынешняя Омская улица, в створе которой он проходит. В начале XX века для ряда новых улиц в этом квартале названия выбирались по городам Тверской губернии (Осташковская, Старицкая), но к настоящему времени из них оставалась только Торжковская. Ее, конечно, надо было назвать Торжокской, но тогда победил вариант, более удобный для произношения.

 

В поселке Репино официально восстановлено название 1-го Балтийского переулка, который несколько десятилетий был безымянным. В его отсутствие странновато смотрелся существующий 2-й Балтийский переулок. Другое «номерное» название, но уже относящееся к мосту, тоже появилось благодаря наличию одинокого собрата. Теперь рядом с 1-м Лахтинским мостом через протоку Лахтинского разлива будет перекинут 2-й Лахтинский мост. Самое интересное в этом топониме — описание местонахождения: мост через… Лахтинский разлив. Дело в том, что современные гидрологи наотрез отказываются считать эту протоку протокой, заявляя, что все это, включая сам разлив, суть часть Финского залива, этакий северный «лиман». Поэтому, кстати, не удается официально закрепить за ней старинное народное название река Бобылка. Вот поэтому и мост оказался перекинут не через протоку или речку, а прямо «через разлив».

 

Официальные имена получили и три петербургских путепровода. Они тоже привязаны к местным ориентирам. Путепровод через Выборгское направление ж.д. по Скандинавскому шоссе теперь называется Скандинавским. Эту дорогу за границей Петербурга продолжает трасса «Скандинавия». Путепровод через Московское направление ж.д. по Усть-Ижорскому шоссе стал Металлостроевским, так как ведет в промзону «Металлострой». А путепровод над той же железнодорожной линией на южной границе Колпина, по Оборонной улице, стал Колпинским.

 

 

А вот возвращениями исторических названий в начале текущего года Правительство Санкт-Петербурга нас не порадовало. Да, в общем, пока ничто и не предвещает окончания той фактической заморозки возвращений, которая настала с 2017 года. Однако была обнародована кое-какая официальная информация по этому поводу, которой с нами поделилось агентство «Интерфакс». В словах представителя городского правительства вы можете узнать знакомые формулировки, которые значатся в стандартных ответах Смольного на предложения о возвращении ценных исторических имен:

 

«мнения жителей разделились», «обращения о переименованиях не носят массового характера», «переименования связаны с определенными финансовыми затратами», «необходимо дополнительное изучение мнения горожан».

 

В общем, все те же «аргументы», которые используются тогда, когда чего-то очень не хочется делать. Конечно, эти выражения трудно воспринимать буквально. Мнения разделились? Так на то есть мнение специального экспертного органа — Топонимической комиссии. Обращения о возвращениях не массовые? Тоже лукавство, мы прекрасно помним многотысячную кампанию за возвращение улиц в начале 2010-х, да и сейчас такие обращения — спасибо и слушателям нашего радио! — постоянно продолжают поступать. Но ведь организованную кампанию невозможно повторять каждый месяц, а иначе, видимо, у чиновников происходит «обнуление счетчика». Дополнительное изучение мнения петербуржцев — это прекрасно, но нет признаков того, что кто-то его собирается проводить. Ведь в официальной процедуре присвоения и изменения названий петербургских улиц оно до сих пор не предусмотрено… Что же касается «определенных затрат», то с таковыми связана вообще любая деятельность по поддержанию городского ландшафта в культурном виде. А если говорить о возвращениях, эти затраты сводятся к замене адресных знаков и указателей — совсем не колоссальные средства.

 

Однако пока такая точка зрения транслируется официально, Топонимической комиссии нет резона принимать к рассмотрению новые предложения о топонимических реставрациях. Ведь рекомендация о возвращении Рождественских улиц, в последний раз принятая в 2017 году, как раз и находится в подвешенном состоянии.

 

Это не означает, впрочем, что нужно прекращать попытки довести до городского руководства простую вещь: петербуржцы не смирились с утратой ценного топонимического слоя и будут продолжать обращаться в городское правительство с требованиями вернуть Рождественские, Знаменскую, Белозерские, Дворянские и многие другие знаковые петербургские названия. Ведь если обращения прекратятся, вся вышеприведенная риторика, увы, будет справедливой.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru