fbpx
6+

Кривое Колено, Красная Слободка и Новосаратовка

Программа «Возвращение в Петербург»

Эфир 6 января 2020 г.

Андрей Борисович Рыжков

АУДИО + ТЕКСТ

 

Андрей Рыжков продолжает рассказ о рекомендациях, принятых на заседании Топонимической комиссии Санкт-Петербурга 5 декабря 2019 года.

 

В прошлой передаче, которая начала рассказ о декабрьском заседании комиссии, мы отметили приятную особенность: почти все названия скверов были рекомендованы в форме прилагательных. То же можно сказать и о названиях улиц, одобренных комиссией. Единственным примером родительного падежа тут явилась будущая улица Георгия Чернышёва. Она будет наименована в Московском районе, на территории бывшего Мясокомбината, в честь Г.Н. Чернышёва (1919-1997), конструктора подводных лодок, Героя социалистического труда, участника Великой Отечественной. Он работал в КБ «Малахит», но также был связан с находившимся на Московском шоссе ЦНИИ им. А.Н. Крылова (ныне ФГУП «Крыловский научный центр»). Это название инициировал петербургский Комитет Героев Социалистического труда, полных кавалеров ордена Трудовой Славы и награждённых знаком Трудовая доблесть России. До рассмотрения на комиссии не дошло предложение назвать эту улицу именем видного ленинградского архитектора Ноя Троцкого, автора индустриального ансамбля бывшего мясокомбината, остатки которого еще охраняются как памятник архитектуры. Московский район, однако, высказался за Георгия Чернышёва.

 

А вот остальные уличные названия, рекомендованные на этом заседании, ориентированы на локальные признаки и историю местности. Так, в Пушкине, между Госпитальным переулком и Красносельским шоссе, появится Краснослободский переулок. Здесь, недалеко от Софии, находился квартал под названием Красная Слободка. В поселке Репино, близ Нагорной улицы, рекомендовано присвоить названия Усадебная улица и Нагорный переулок. Вместе с одобренными ранее комиссией Ридингерской и Гулинской улицами они составят топонимический ансамбль, связанный со старинными куоккальскими усадьбами Ридингера и Гулина.

 

 

После утверждения проекта новой развязки Западного скоростного диаметра появилась возможность возродить проектное название советского времени – Шкиперская улица. Она будет соединять ЗСД со Шкиперским протоком и завершит формирование топонимического ансамбля «бывшего морского фасада» Васильевского острова. Сейчас его составляют Флагманская, Капитанская, Мичманская и Боцманская улицы. В Невском районе, между Октябрьской набережной и Русановской улицей, появится Новосаратовская улица. Название связано с областной деревней Новосаратовкой, с которой улица фактически граничит. А на другом берегу Невы, в районе мыса Кривое Колено, появится ряд «производственных» названий. Солодовая улица будет названа по местному солодовому предприятию, а три проезда, примыкающие к территории СКТБ «Технолог», отразят в своих названиях специфику его деятельности: Полимерный, Композитный и Бризантный проезды. Топонимисты не смогли отказать себе в удовольствии обыграть главную топонимическую доминанту местности: еще один тамошний проезд получит название Кривоколенный – надо сказать, что ни он, ни остальные упомянутые проезды совершенно не содержат прямых линий!

 

 

На прошедшем заседании не были обойдены вниманием и искусственные дорожные сооружения Петербурга. Новенький мост, соединивший берега Оккервиля по трассе Гранитной улицы, естественным образом будет назван Гранитным. А вот для недавно построенного путепровода через Пискарёвский проспект (в створе проспекта Непокорённых и Шафировского проспекта) «лежащего на поверхности» названия не нашлось, поскольку одноименные путепроводы уже существуют, а от Непокорённых название произвести сложно. Но топонимисты не растерялись и рекомендовали присвоить ему название Ново-Шафировский.

 

 

Впервые комиссия рассматривала вопрос об официальном утверждении названий автомобильных тоннелей Санкт-Петербурга. В этом качестве были рекомендованы к официальному присвоению давно бытующие названия Канонерского и Муринского тоннелей. Но если первый из них, ведущий под Морским каналом на Канонерский остров, находится в полном распоряжении городских властей, то сделать официальным название Муринского тоннеля могут только федеральные дорожники, обслуживающие Кольцевую автодорогу, под которой он проходит. Топонимические вопросы для них не в новинку: на одном из участков свежеоткрытой скоростной платной дороги на Москву недавно появился мост Композитора Рахманинова. Он переброшен через Волхов в Новгородской области, рядом с усадьбой Онег, где С.В. Рахманинов провел детские годы.

 

Между прочим, на федеральном уровне решался и вопрос с названием самой трассы, которая вышла в Петербург у развязки Пулковского шоссе и КАД. Как известно, главные федеральные автодороги обычно имеют собственные имена: «Скандинавия», «Сортавала», «Кола», «Россия», «Нарва»… Для нашего региона исключение составляет лишь дорога на Псков, известная в народе как Киевское шоссе. Но вот новую платную трассу Москва-Петербург решили не оставлять с одним лишь кодовым номером и присвоили ей официальное название «Нева», что, конечно, лестно для петербуржцев.

 

А вот вопросы возвращения исторических названий в Петербурге не затрагивались на этом заседании комиссии, и, боюсь, не будут затронуты и на ближайших. Комиссия не видит смысла выносить такие рекомендации в условиях «подвешенности» многократно одобренного (последний раз – в 2017 году) возвращения Рождественских улиц. Скоро состоится освящение прекрасного храма Рождества Христова, восстановленного на Песках, но он получит официальный адрес по 6-й Советской улице.

 

Процесс возвращений в очередной раз пришел на точку замерзания. Что греха таить – по сложным резонансным вопросам городские власти сейчас предпочитают не выносить никаких решений, если, конечно, их к этому не понуждают сверху. А из двух противоположных требований – вернуть названия или оставить как есть – выбор естественным образом делается в пользу «здорового консерватизма». Конечно, время лечит, но топонимическому ландшафту Петербурга в XX веке были нанесены такие раны, которые не затянутся никогда. И есть такие потери, с которыми нельзя смириться. Что же делать сейчас активным сторонникам топонимических возвращений? В первую очередь – не отчаиваться и не удивляться, получая очередную стандартную отписку – «спасибо, вопрос очень важен, отношение горожан поляризовано и мы его откладываем до полного выявления мнения жителей».

 

Это – всего лишь вежливая форма текущего отказа, ведь в «Порядке» наименования и переименования городских улиц так и не появилось никакой процедуры «выявления мнения»! Рекомендация Топонимической комиссии необходима, но не достаточна для официального решения. Практическая надежда, пожалуй, лишь на некую влиятельную персону, способную подтолкнуть городские власти в нужном направлении. В самые жесткие топонимические времена таким способом возвращались Кадетские, Сенатская, Благовещенский мост, Воскресенская набережная.

 

Но все сказанное совершенно не отменяет постоянной необходимости «топонимического давления» – снизу!

 

Голос людей важен хотя бы для того, чтобы чиновники постоянно чувствовали: проблема актуальна, она не уходит сама собой и не «рассасывается». Он важен и для того, чтобы демагоги, радеющие за «народное благо», не могли прикрываться мнениями только с одной стороны. А уж письма и обращения от пожилых петербуржцев просто на вес золота, ведь все мы знаем «железобетонный аргумент» «невозвращенцев», заявляющих как будто от общего имени, что, дескать, «ветераны против переименований…»

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru