fbpx
6+

Кожа Эрмитажа. Впервые

Программа Екатерины Степановой

«Время Эрмитажа»

Выставка «Кожа. Художественные изделия старой Европы»

17 декабря 2019 г.

АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

 

Неисчерпаемый декабрь 2019 года подарил нам еще одну удивительную выставку в Синей спальне Зимнего дворца, где обычно представляет сокровища своего хранения Отдел западноевропейского прикладного искусства. Выставка называется «Кожа. Художественные изделия старой Европы». В некотором смысле это также  знаковая и эпохальная выставка, потому что еще никогда изделия, произведения искусства из кожи не были представлены отдельно. Они всегда как бы оттеняли другие художественные произведения. Теперь же нам предложено полюбоваться старинными испанскими обоями, которые ценились не меньше дорогих восточных тканей, и богато украшенным вооружением, которое использовалось только в парадных целях. Да и в целом взглянуть на кожу, как на материал не только очень древний, который использовали в основном в быту, как нам может казаться, изготовляя одежду, обувь и так далее, но и взглянуть на нее как на основу для создания великолепных произведений искусства.

 

О выставке рассказывает ее куратор и автор концепции Екатерина Некрасова, сотрудник Отдела западноевропейского искусства:

 

«Я должна была, делая эту выставку, ограничиваться эрмитажным материалом, а не впадать в литературу, не впадать в химию. Но в химию мне пришлось все же очень сильно впадать, потому что кожа – это органический материал. И надо было понять, как можно из кожи делать совершенно разные предметы: мягкие, как ткани, пластичные, чтобы из них можно было делать предметы в техниках таких же, как из металла. Из кожи можно делать не только мебель, можно было делать водонепроницаемые сосуды, если использовалась вареная кожа.

 

Кожа – это органический полимер. Все знают, что из полимера можно делать все, что угодно, то есть это по функционалу прямой предок современного пластика. И только сейчас, наверное, понимая, насколько это материал будущего, мы можем оценить по заслугам свойства кожи. Поэтому в химию надо было внедриться некоторым образом. Но с литературой – не вышло.

 

Шагрень – на одних языках означает одно, на других – другое. Это не какой-то тип кожи какого-то животного, это именно зернистая поверхность. Шагренью называют и кожу лошади, осла (круп зернистый) или другую кожу, которую можно было теснить зернами растений, добиваясь зернистости. У нас на выставке шагрень представлена кожей, которая называется галюша. Галюша – это кожа ската или акулы. В XVIII веке во Франции мастера, отец и сын Галюш, ввели в моду этот материал. Невероятной красоты материал. К сожалению, у нас нет каких-то больших предметов из этой кожи. Из него делают даже мебель. Причем, в отличие от всей остальной кожи, он не обработанный, только покрашенный, нет никакого дубления.

 

К выставке была проведена очень серьезная реставрация многих вещей, в основном кожаных обоев. Очистка этих вещей – это тот же процесс, что и очистка живописи. Кожаные обои делали из золоченой кожи (термин общепринятый), но золота там нет.

Это кожа, покрытая серебряной фольгой, а сверху – золотого цвета желтыми или оранжевыми лаками из смол растений, что давало эффект золота. И поскольку это лаки, то лаки темнеют, лаки загрязняются. Реставраторы чистили лаки точно так же, как это делают в живописи, только здесь попроще материал.

 

Надо отметить, что часто потрясающий эффект просто достигается тем, что вещь освещается. И я всех вас и всех наших гостей призываю на эту выставку смотреть с мобильными телефонами в руках. Во-первых, я здесь не поставлю запрета на фотографирование, потому что все наше. Во-вторых, если посветить, например, на щиты с обратной стороны, то они ничуть не хуже, чем с лицевой, а даже, может быть, интереснее, так как тиснение такое же, только в лучшей сохранности. Кстати, из кожи можно было изготавливать не только щиты, но и доспехи. Прочность достигалась тем, что использовали особую кожу, дубление, несколько слоев, а также использовали вареную кожу (когда кожа в горячей воде нагревается, она становится твердой).

 

Основной враг кожи – жучки. Но очень часто жучков останавливает дубление. Все, что уничтожило кожаные обои – это сухость, прямые солнечные лучи. В конце концов, обои рассыпаются. Хотя поначалу кожа считалась прочнее текстиля, прочнее много чего, потому кожаные обои были предпочтительнее. Вы не поверите, что в XVII веке кожа была самым распространенным типом обивки, даже в Италии. Мне в голову не приходило, что в Италии дворцы могут чем-то кроме фресок украшаться, а там были сплошные кожаные обои.

 

Кожа – это материал, который дышит, он живой. Искусство кожевника состояло в том, чтобы сохранить максимум свойств, которые были присущи еще живому существу, плюс еще добавить каких-то, скажем пластичности или прочности. Это продолжающее жить «животное». То есть, если условия бытования более-менее нормальные, это получается практически вечный материал, но если его как-то обработать. Если его никак не обработать, он умрет.

 

Эрмитажная коллекция складывалась следующим образом: часть предметов поступила из Царскосельского Арсенала в 1886 году, часть предметов — из коллекции Александра Петровича Базилевского. Вообще, если бы не Базилевский, у нас не было бы коллекции Средних веков. Началось все с него, потому что было приобретено большое средневековое ядро, к нему подключили и все остальное. А дальше – это коллекция училища Штиглица. Но это уже приобрели после революции путем национализации. А также коллекцию Михаила Петровича Боткина – коллекционера, который занимался в основном Средними веками и эпохой Возрождения и специально обращал внимание на кожу, собрал очень много изделий из кожи. Есть также приобретения ХХ века у советских граждан. Несколько экспонатов поступило из Львовского исторического музея.

Такой выставки ни разу не было в Эрмитаже. Это первая выставка кожи. К сожалению, здесь пришлось себя ограничивать. Тут нет ни одежды, ни обуви, ни археологии, ни книжных переплетов, ни транспортных средств. Между прочим, из кожи есть и портшезы, и кареты, чего только нет».

 

 

Экспозиция в Синей спальне очень камерная, но там можно провести довольно много времени, увлекшись разглядыванием расписных сцен на средневековые сюжеты на кожаных ларцах, или рассматривая великолепные тончайшие узоры. Во второй половине XIX века в эпоху историзма Европа вновь открыла для себя удивительный мир кожи. И появились новые фантазии, аллюзии, ассоциации, имитации на прежние темы, которые через сто пятьдесят лет обрели уже свою ценность. Эти произведения также представлены на экспозиции. А ведь всегда интересно сравнить более ранние произведения с более поздними их переработками, которые уже перестают быть копиями, а приобретают собственное значение.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru