fbpx
6+

Имени Инчхона

«Возвращение в Петербург»

Гость: Андрей Борисович Рыжков

Тема: итоги очередного заседания Топонимической комиссии Петербурга

Эфир 8 июля 2019 г., 13:30

АУДИО + ТЕКСТ

 

О решениях первого в 2019 году заседания Топонимической комиссии Санкт-Петербурга рассказывает Андрей Рыжков.

 

Повестка заседания, прошедшего 26 июня, была весьма обширной. Комиссия рекомендовала присвоить 45 новых названий городских объектов, а еще несколько предложений были отклонены. И на три четверти эти рекомендации относятся к садам, скверам и другим объектам зеленых насаждений, представляющих в Петербурге настоящую топонимическую кладовую. Благодаря любезности нашего Законодательного собрания в перечне городского закона официальный статус обрели не только сады и парки городского значения, но и множество внутриквартальных скверов, которым можно присваивать собственные имена. И горожане весьма активно обращаются по этим вопросам в Топонимическую комиссию. С одной стороны, сады и скверы привлекают внимание тех, кто желает увековечить героев, деятелей культуры, других персон, заслуживающих этого (по мнению инициаторов). Безымянных улиц появляется не так много, и топонимисты более благосклонны к «мемориальным» названиям зеленых объектов. А с другой стороны, защитники природы давно подметили, что скверик даже с самым незамысловатым названием гораздо легче защищать от застройки или просто вырубки, чем безымянный!

В 33 рекомендациях по наименованиям скверов и садов, принятых комиссией на этом заседании, можно видеть как «мемориальные» названия различной степени торжественности, так и «простые» имена, соответствующие существующему топонимическому окружению.

 

При обсуждении первого же вопроса комиссия столкнулась с непростой задачей лингвистического характера. В Кронштадте в конце 2018 года был обустроен сквер, посвященный партнерским отношениям нашего города-крепости и южнокорейского порта Инчхон. Он находится у Южного ботардо, там, где Цитадельское шоссе отходит от улицы Зосимова. Связь Кронштадта с Инчхоном неслучайна, ведь именно в бухте этого города, называвшегося раньше Чемульпо, приняли свой последний бой в 1904 году крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец». Гюйс «Варяга» бережно хранится в инчхонском историческом музее, несколько лет он даже «гостил» в Кронштадте. А в Инчхоне уже имеется площадь под названием «Санкт-Петербург». В общем, предложение Правительства Санкт-Петербурга о названии сквера в честь города-партнера укладывалось в ту же логику, что и недавнее  наименование Исфаханского сквера, и никаких принципиальных возражений комиссии не вызвало. Вопрос заключался лишь в форме названия – кронштадтская администрация предлагала просто сквер Инчхон, члены Бюро комиссии настаивали на  форме прилагательного – Инчхонский. Однако в итоге с минимальным перевесом победил более лаконичный вариант, который возможную трудность произношения компенсирует хотя бы своей краткостью.

 

А вот о другой рекомендации, увы, того же сказать нельзя. Доныне здравствующий «Ленинградский комбинат хлебопродуктов им. С.М. Кирова» (это его официальное юридическое название) даже не предложил, а просто потребовал присвоить безымянному бульвару на проспекте Обуховской Обороны как раз напротив комбината, название «бульвар Ленинградских Мукомолов». И никакие возражения отдельных членов комиссии о чрезмерной длине названия и громоздкости самой топонимической конструкции не возымели веса в сравнении с аргументами представителя предприятия о подвиге блокадных мукомолов, который необходимо увековечить именно в таком виде. Даже для краткости статусную часть «бульвар» на «сад» (каковым он фактически и является) менять не пожелали. Надо отметить, однако, что название это будет присвоено объекту зеленых насаждений, а не бульвару-проезду, поэтому, по крайней мере, в официальных адресах зданий оно не появится.

 

 

На фоне таких инициатив комиссия с большим облегчением и даже радостью, абсолютно единогласно поддержала еще одно «мемориальное» название. По предложению муниципального образования «Нарвский округ», безымянный сквер на углу Оборонной и Турбинной улиц получит название Ушаковский сквер. Но не в честь знаменитого адмирала, а в честь купца и благотворителя А.М. Ушакова (1826-1917), много сделавшего для развития Нарвской заставы. До 1954 года Ушаковской называлась современная улица Зои Космодемьянской. А исторический топоним до сих пор живет в названии Ушаковских бань (между прочим, это наша традиционная практика – вспомним Батенинские бани на улице Александра Матросова, Ямские бани на улице Достоевского или Казачьи бани в бывшем переулке Ильича). В этом названии прекрасно все – и форма, и содержание, и топонимический вкус инициаторов, почему-то не требовавших названия «сквер Абрама Ушакова».

 

 

Остальные рекомендованные на этом заседании названия садов и скверов в форме прилагательного уже не являются «увековечивающими», а связаны с местными топонимическими ориентирами, как существующими, так и утраченными. Довольно большой блок таких названий появится в Пушкине. Фермский сад расположится в начале Фермской дороги, там, где она отходит от Дворцовой улицы, Жуковско-Волынский сквер и Конюшенный сквер также находятся на одноименных улицах. Кочубеевский сад окружает дачу княгини Кочубей (известную также как Запасной дворец). Ожаровский сквер на улице Чистякова получит имя по ее старинному названию – Ожаровская улица, данному по фамилии графа Ф.П. Ожаровского,  возглавлявшего Царскосельское дворцовое правление в 1811-1817 годах.  В этой же традиции – по царскосельским управителям – сохранившиеся наименования Захаржевской и Удаловской улиц. Фридентальский сквер на Московском шоссе будет назван в память немецкой Фридентальской колонии, о которой также напоминает Колонистский пруд. Вообще надо сказать, что в Пушкине даже в советское время удавалось называть в форме прилагательных не только скверы, но и улицы, и замечательно, что эта традиция сохраняется.

 

В других частях «большого Санкт-Петербурга» также рекомендовано немало подобных названий. На Охте – Большеохтинский сквер в начале одноименного проспекта, в Купчине – Альпийский и Купчинский скверы с одноименными прудами, Курский, Мгинский, Расстанный, Старорусский скверы – на одноименных улицах.

 

 

Во дворе дома 57 по Литейному проспекту будет официально наименован Итальянский сад, оставшийся от существовавшего в XVIII веке обширного сада, тянувшегося от Итальянского дворца на Фонтанке до нынешней улицы Восстания. Этому дворцу, построенному для Екатерины I, а также и старинному саду, обязаны своими историческими названиями Итальянская улица, побывавшая в советское время улицей Ракова, и Малая (Садовая) Итальянская улица – с 1902 года улица Жуковского. В начале XIX века Итальянский дворец был перестроен Кваренги для Екатерининского женского института, а теперь в этом здании находятся читальные залы Российской национальной библиотеки. Не удалось пока выяснить ни имя автора первоначального проекта Итальянского дворца (позднее его перестраивал М.Г. Земцов), ни точное происхождение его названия; историк А.И. Богданов в середине XVIII века объяснял его так: «Называется Италианский потому, что оной италианским маниром как снаружи, так и изнутри убранством состроен имеется».

 

 

Название треугольного Комсомольского сквера в Автове будет связано с соседней Комсомольской площадью и находящемуся в нем памятнику комсомольцам. Нахимовский сквер на углу Петроградской и Петровской набережных, напротив стоянки «Авроры», получит имя по соседнему училищу, сад Прометей на проспекте Просвещения между улицами Ольги Форш и Демьяна Бедного – по перенесенной в него скульптуре Прометея. Примечательно, что в отсутствие значимых ориентиров на местности в северной части Гражданки этот самый Прометей (вместе со снесенным ныне одноименным кинотеатром) дал название местному муниципальному округу!

 

 

На пересечении улицы Комсомола и улицы Михайлова появятся названия по историческим именам этих улиц – Симбирский сад и Тихвинский сквер. Нынешняя улица Михайлова, между прочим, называлась Тихвинской не по городу, а по уничтоженной церкви Тихвинской иконы Божией Матери… Название Стародеревенского сквера на улице Савушкина, 77 связано с железнодорожной платформой Старая Деревня, а Чесменского сквера на улице Ленсовета – с прекрасной Чесменской церковью, творением Ю.М. Фельтена.

 

 

Возвращаясь к увековечивательным названиям, надо упомянуть рекомендацию о присвоении наименования сквер Профессора Попова безымянному скверу между Каменноостровским проспектом и Карповкой, в котором давно стоит памятник изобретателю радио. Сквер между Дегтярным переулком и Кирочной улицей получит название сквер Пироцкого, в честь Ф.А. Пироцкого (1845-1898), изобретателя первого российского трамвая. Его испытания проходили в 1880 году неподалеку от этого места, а впоследствии здесь, на Дегтярном, размещался Рождественский трамвайный парк (в советское время – трампарк N4 им. Смирнова). В названии сквера Конашевича (на проспекте Просвещения между улицей Кустодиева и улицей Руднева) будет увековечен В.М. Конашевич (1888-1963) – русский художник, участвовавший вместе с Б.М. Кустодиевым и Л.В. Рудневым в создании ансамбля Марсова поля. На Комендантском проспекте, 40, появится сквер Генерала Медведева, в честь Д.А. Медведева (1918-1992), летчика, Героя Советского Союза, председателя Ленинградского совета ветеранов войны и труда. На углу улицы Седова и Большого Смоленского проспекта название получит сквер Полярных Конвоев, в котором уже установлен памятный знак в честь советских и союзных моряков Второй Мировой, водивших караваны в Мурманск. Другой памятный знак, установленный в сквере на Приморском проспекте, 55, стал поводом для рекомендации названия сквер Военных Летчиков.

 

Мы уже упоминали о том, что не все рассматривавшиеся предложения были поддержаны Топонимической комиссией. В числе отклоненных инициатив – достаточно тяжелый вопрос, очень характерный для нашей топонимической действительности. Его можно обозначить так: «назвать во что бы то ни стало». Если подвиг героев неоспорим, а тема увековечивания свята, как это было с «бульваром Ленинградских Мукомолов», то у современных топонимистов не находится аргументов против самых языколомных предложений, и саму идею обязательности «топонимической награды» никак не удается поставить под сомнение. Но бывает и так, что инициатор требует увековечить подвиг человека, который, к сожалению (или к счастью?) является подвигом только в его представлении. В Топонимическую комиссию обратился сын М.И. Евстюхина (1915-1982), который, будучи сотрудником Госбанка, вывез в 1941 году в Кронштадт ценности из петергофского отделения перед самым захватом города немцами. По мнению заявителя, пожилого человека, такое деяние достойно увековечивания в названии сквера рядом с этим сохранившимся зданием в самом центре Петергофа, на Торговой площади. Надо сказать, что Комиссия была единодушна в своем мнении: наилучшим способом почтить память М.И. Евстюхина была бы установка памятной таблички внутри отделения Сбербанка, находящегося по тому же адресу. И нет сомнения, что руководство банка с радостью установило бы такую табличку. Но топоним?..

 

(продолжение следует)

Наверх

Рейтинг@Mail.ru