fbpx
6+

«Именем Ринальди – Тучков буян»

Программа «Возвращение в Петербург»

Андрей Борисович Рыжков, топонимист

Эфир 30 сентября 2019 г.

 

Андрей Рыжков продолжает рассказ об официальных топонимических решениях в Санкт-Петербурге, принятых с апреля 2019. В той части, которая касается Колпинского и Красносельского районов, они почти полностью являются увековечивательными.

 

Так, на северо-западной окраине Колпина, вдоль Загородной улицы, начинается застройка в совершенно новом квартале, в котором появятся две улицы. Их названия уже приняты официально, и оба связаны с командирами знаменитого Ижорского батальона, почитаемыми в Колпине: улица Василия Кудрявцева и улица Георгия Водопьянова. Василий Сергеевич Кудрявцев (1905-1990) возглавлял батальон в самые трудные месяцы боев под Ленинградом — с августа по октябрь 1941. Георгий Вениаминович Водопьянов (1903-1980) командовал батальоном с октября 1941 до его расформирования в сентябре 1945 года.

 

Ну а в юго-западной части Петербурга традиция наименований в честь героев Великой Отечественной, защищавших наш город, сформировалась еще в советские годы. Поэтому естественным образом эта тема была использована и в совершенно новом квартале, который застраивается на продолжении проспекта Ветеранов западнее Сосновой Поляны. К поименованной осенью 2018 года улице Летчика Лихолетова официально добавились такие названия в честь Героев Советского Союза:

 

улица Владимира Пчелинцева, в честь Владимира Николаевича Пчелинцева (1919-1997) , одного из самых результативных снайперов Второй Мировой;

улица Генерала Кравченко — в честь летчика Григория Пантелеевича Кравченко (1912-1943), дважды удостоенного звания Героя еще до начала Великой Отечественной войны;

улица Ивана Куликова —  в честь красноармейца Ивана Николаевича Куликова (1925-1944), закрывшего своим телом амбразуру вражеского дота у деревни Койрово;

улица Тимофея Фёдорова — в честь сержанта Тимофея Васильевича Фёдорова (1915-1944), геройски погибшего у деревни Витино.

 


 

Однако в этом квартале нашлось место и для исторической привязки. Новосергиевская улица теперь официально отделяет его от исторического района Сергиево, долгое время именовавшегося поселком Володарский. Историческое название, правда, для соседней улицы, восстановлено в Старо-Панове. Безымянный переулок, пересекающий тамошнюю Красную улицу, теперь называется Павловский. Такое название Красная улица носила до 1923 года. В кварталах, распланированных южнее Красного Села, появились названия по географическому принципу — по населенным пунктам нарвского направления. Это Пудостская улица и Старицкая улица.

 

На территории Сестрорецка ликвидирован топонимический дубль — один из двух Купальных переулков, а именно тот, который расположен в Тарховке, превратился в Купальный спуск. На эту мысль топонимистов натолкнул рельеф местности. Вообще, по природным причинам, «спусков» в Петербурге почти нет. И нужно заметить, что традиции использования «статусных частей» в уличных топонимах весьма разнятся от города к городу. В Петербурге, как известно, в большом почете «линии» и «проспекты», а вот «тупиков» и «трактов» нет совсем.

 

Все перечисленные названия уже оформлены постановлениями Правительства Санкт-Петербурга, но за отчетный период успела собраться на заседание и Топонимическая комиссия. Мы уже рассказывали о ее летних рекомендациях, а в самом начале сентября топонимисты встретились внепланово. Это было вызвано необходимостью обсудить топонимическое увековечивание недавно ушедшего от нас академика Ж.И. Алфёрова (1930-2019), о чем петербургское правительство своим Указом настоятельно попросил Президент РФ. Как часто бывает, краткость повестки не способствовала краткости дискуссии. Споры разгорелись по всем пунктам — и где именно называть объект, и в какой конкретной форме.

 

 

Достаточно очевидным предложением, тесно связанным по местности с деятельностью нашего нобелевского лауреата, явилась идея наименования небольшой улицы, ведущей от Политехнической улицы к Академическому университету РАН, который основал и возглавлял Жорес Иванович. Однако ее «уличный» статус оказался сомнительным, и в итоге сошлись на названии большого благоустроенного сада между проспектом Науки и улицей Верности, в квартале, топонимически связанном с научной тематикой. А варианту сад Академика Алфёрова в итоге предпочли сад Жореса Алфёрова. Красивое французское слово опять вернется на карту нашего города: с 1918 по 1945 год нынешняя набережная Кутузова носила имя Жореса. Этот французский социалист был очень популярен в первые годы советской власти, так что по его фамилии называли даже и детей.

 


 

Хочется еще раз упомянуть и внезапно возникшую весной 2019 года тему о названии будущего зеленого пространства на Петроградской стороне между Биржевым и Тучковым мостами. Можно сказать, неожиданно начинает сбываться вековая мечта петербургских градостроителей — о создании рекреации на месте островов Тучков Буян и Ватный начинали задумываться еще в 1910-е годы. Возвращались к этой идее и в довоенный период, поскольку непрерывная «зеленая цепочка» (парк Ленина, ныне Александровский — новая рекреация — Петровский парк — выход на Острова) выглядела очень заманчиво. На практике, однако, на слившемся к тому времени с Петроградским Ватном острове возникли корпуса Института прикладной химии. В позднесоветские годы ГИПХ получил новую площадку в Девяткино, и снова пошли разговоры о создании на этом месте рекреационной зоны. Активнейшим образом в поддержку нового парка высказывался Дмитрий Сергеевич Лихачев.

 

 

До переезда прикладных химиков дело дошло только в начале 2000-х, но тогдашние городские власти не торопились согласовывать «зеленую зону». Земля освобождалась для амбициозного проекта застройки под пафосным названием «Набережная Европы». А когда и этот проект канул в Лету, на территории между Биржевым мостом и дворцом спорта «Юбилейный» был анонсирован «судебный квартал» — жилье и место заседаний Верховного суда РФ, который должен был переехать в Петербург. Вопрос казался решенным окончательно, как вдруг весной 2019 года было объявлено о решении, повергшем всех урбанистов в состояние эйфории: судебный квартал отменяется, вместо него будет парк!

 

Не давая опомниться (в хорошем смысле слова), городское правительство организовало электронный опрос силами Союза Архитекторов: какое название для будущего парка кажется петербуржцам более подходящим? В лидеры опроса поначалу вырвался вариант, к которому склонялась и Топонимическая комиссия: назвать парк по имени одного из бывших островов, которые его образуют, и по имени единственной сохранившейся здесь архитектурной доминанты XVIII века — парк Тучков Буян.

 

Буян — это причальный склад. Буянов в старом Петербурге было несколько: сальный, винный, сельдяной, масляный… Было и два пеньковых, которых для различения именовали по месту: Гагаринский (недалеко от домика Петра I) и Тучков. Здание последнего, построенное в XVIII веке Ринальди, вышло настолько «классическим», что этот утилитарный комплекс позднее даже был известен под «легендарным» названием «дворец Бирона». Вот топонимисты и решили перенести его в название парка Тучков Буян. Конечно, просто Тучков парк был бы лаконичнее, но «буян» придает названию некоторую изюминку. Примеры удачного использования исторических маркеров в новых городских пространствах уже есть: Новая Голландия в Петербурге, Зарядье в Москве… В общем, Тучков Буян уверенно двигался к победе в опросе, однако ему составил серьезную конкуренцию предложенный русскими монархистами вариант Романовский парк.

 

Идея этого названия была прозрачна — почтить память правившей династии. Однако выглядит такое предложение, да простят меня инициаторы, вполне по-советски! Идеология без всякой привязки к местности. Тем не менее, усилиями единомышленников со всех концов страны Романовский парк в опросе практически сравнялся с Тучковым Буяном, хотя последний и был объявлен победителем.

 

Официальное решение о названии будущего парка, видимо, будет принято позднее, когда в точности определится статус этой территории.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru