fbpx
6+

Энциклопедия романа «Два капитана»

Программа Екатерины Степановой

«Русский Север»

Информационное обозрение. Выпуск 110

Эфир 3 апреля 2019 г.

 

Мы продолжает знакомить вас с различными направлениями большого культурологического проекта компании «НорНикель» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха». Одно из этих направлений – литературное – называется «Читаем Север», в его рамках было подготовлено двухтомное издание: первый том – роман Вениамина Каверина «Два капитана»,  второй том – большой академический сборник научных комментариев к произведению – Энциклопедия романа «Два капитана».

 

В марте 2019 года в Российской Национальной библиотеке (РНБ) состоялось представление издания, выпущенного издательством РОССПЭН, и встреча с авторами и составителями Энциклопедии.

 

 

Об идее создания такого проекта, о работе надо подготовкой этого сложного издания рассказывает составитель и ответственный редактор, д.и.н. Юлия Кантор:

 

«Наверно, следует рассказать о самой идее. Когда я была во Пскове, в музее романа «Два капитана», и бродила по очень небольшим залам, я вдруг поймала себя на том, что здесь есть столько ниточек, которые могут увести от конкретики и от художественного вымысла в подлинную историю и в настоящие рассказы о прототипах, о путешествиях, о картах, о городах и о многом другом, и стало понятно, что без них не обойтись. Таким образом, два года назад родилась сама идея.

 

Идеи не бывают реализованы без команды, это невозможно. И я должна сказать не без удовольствия, что команда получилась очень разной, но при этом очень монолитной. Нас двадцать четыре человека. Здесь представители двух государств – России и Белоруссии. Здесь историки, географы, филологи, литературоведы, писатели, краеведы, библиографы и т.д., и т.д. Это говорит о том, что идея овладела массами. И то, что получилось, а получилось двадцать шесть разделов, объединенных в пять огромных глав плюс еще приложение – это Энциклопедия романа «Два капитана». Да, я не автор, я составитель. Это было очень интересно, искать людей, искать партнеров, искать тех, кто будет рассказывать, придумывать, иллюстрировать и т.д. Ну и, конечно, издательство РОССПЭН, одно из лучших политических издательств, откликнувшееся на эту идею с большим энтузиазмом, правильно предложило издать не только «Энциклопедию», но и переиздать сам роман, разрешение на что было, естественно, получено у наследников. Это понадобилось потому, что все главы «Энциклопедии» ориентированы на ссылки из конкретных сюжетов или конкретных персоналий, упоминаемых в романе. Значит, нам нужен был единый макет, чтобы читатель не бегал по десяткам изданий разных лет, а имел перед глазами то, что нужно. Поэтому вы видите двухтомник.

 

Для меня как для историка этот роман всегда был связан с историей советского мифа, правда в котором была, но очень немного. Это то, как рождался привлекательный советский миф, и мне обязательно хотелось о нем поговорить. И благодаря авторам стало понятно: что миф, а что правда, что происходило за сценой романа. Это никак не упрощает ситуацию, никак не снижает обаяния романа. Это лучшее, что было в советском времени, именно лучшее, но далеко не единственное, и, может быть, даже не главное. Мне хотелось, чтобы книга была полноценно-объективной именно с этой амбивалентной, выражаясь научно, точки зрения. По-моему, это получилось.

 

Надо сказать, что Каверин был один из немногих, очень немногих представителей творческой интеллигенции советского времени, который ни разу не предал ни чести, ни своего имени, что было очень трудно. Вокруг него творилось, как вы понимаете, ровно то же самое. «Я была тогда с моим народом, там, где мой народ, к несчастью был», – написала другая, но – про то же самое время. Каверин все это время пережил.

 

«Бороться и искать, найти и не сдаваться» – Каверин из тех, кто не сдался. Это тоже есть в нашей Энциклопедии, и это, безусловно, есть в романе».

 

 

О работе над своей частью Энциклопедии рассказывал почти каждый из присутствовавших авторов, но у нас нет возможности включить все выступления. Если рассказывать о каждой теме, затронутой в Энциклопедии, пришлось бы делать по целому отдельному циклу на главу, а то и на статью. Например, о прообразах главных героев, об экспедиции капитана Татаринова, о путешествиях и путешественниках, об авиации, о войне в Испании, о каждом городе, в котором проходят события романа, а это и Псков, и Москва, и Ленинград и его блокада, Ярославль, Полярный, Норильск, Пермь (Молотов).

 

Но все же об одном городе мы немного поговорим. Нет, это не будет Ленинград того времени. Все-таки в нашем городе при всех разрушениях и изменениях в целом не произошло такой катастрофической потери облика, как, например, в Москве. Мы привыкли с некоторой иронией воспринимать столицу, ее облик, но мы забываем, что от нее прочти ничего исторического не осталось. К сожалению. Может быть, такая же участь ожидала бы и наш город, если бы большевики не перенесли столицу в Москву.

 

 

Рассказывает профессор МГУ, д.и.н., ученый секретарь Российской исторической библиотеки Андрей Владимирович Сазанов, он подготовил для Энциклопедии статью «Москва Сани Григорьева: занимательная топография»:

 

«Сразу хочу сказать, что когда мне предложили быть одним из авторов, отношение у меня было сложное. Потому что, с одной стороны, роман вышел очень давно, а сейчас уже менталитет другой, особенно у молодых, с которыми я работаю. И у меня возник вопрос, а как все это будет воспринято. Для начала в такой ситуации я решил почитать его сам. Вот открыл и зачитался. Настолько четкие, хорошие, короткие фразы, великолепная стилистика. В общем, я убедился, что роман современен.

 

И второй момент, над которым я думал: в каком виде это издавать? Потому что, например, по опыту нашей Исторической библиотеки могу сказать, что всякие там репринты и факсимиле уже сейчас не смотрятся. Обязательно нужно предисловие, обязательно нужны комментарии. И здесь очень хорошую форму нашла Юлия Кантор с идеей Энциклопедии. Поэтому я считаю, что это принципиально новое издание, которое позволяет по-новому посмотреть и на героев романа, и на быт, и на те реалии, которые были.

 

Ну а теперь коротко о Москве, в каком виде она там предстает. На вклейках представлены фотографии Москвы 30-х годов и цитаты из романа. Например, приют-распределитель:  «Он привел меня в просторный светлый зал на шестом этаже огромного здания у Никитских ворот. Это был распределитель Наробраза, в котором я провел три памятных дня…». Дело в том, что здесь контаминация двух мест. На самом деле речь идет о большом шестиэтажном доме, который известен тем, что это дом Кандинского в Москве на Зубовской площади. Далее – Охотный ряд: «Охотный ряд в то время был низкий, длинный, деревянный и раскрашенный». Очень точная характеристика того времени. Сейчас он каменный, но вот эта характеристика, судя по описаниям того времени, очень точная. Гоголевский бульвар вещь известная. Речь идет о том классическом памятнике Гоголю, который когда-то там стоял именно при начале бульвара. Сейчас он стоит слева, поскольку известно, что когда в свое время товарищ Сталин проезжал по этому месту, он спросил: «А почему здесь сидит писатель, словно что-то штопает?». Сказал вождь народов – и все, убрали его. Вместо этого новый (скульптора Томского) поставили, такой правильный, жизнеутверждающий. Вообще, Москве не везло страшно. Чуть что – «каток». Каток по архитектуре.

 

И бытовые зарисовки. Трамваи, например. Сначала трамваи были бесплатными, потом стали платными. Наконец, знаменитый эпизод – по Крымскому мосту идут пленные, так называемая операция «Большой вальс» 44-го года, после операции «Багратион».

 

Вот так, совершенно неожиданно для себя, мне пришлось окунуться в повседневную жизнь Москвы и ее реалии этого времени. И если бы не роман Каверина, то, конечно, такой цельной картины бы не было».

 

 

В энциклопедии есть цветные вклейки, на которых можно найти фотографии всех городов, где разворачиваются события романа, с указанием адресов – как тех, что указаны в тексте или известны по времени написания, так и современных. Фотографии на вклейке – и архивные, и современные. Большая часть фотографий посвящена Ленинграду-Петербургу, но в современном виде (большая часть зданий и видов Петербурга сохранилась). В том числе и дом, где когда-то жил сам Каверин – это угол Большого проспекта Петроградской стороны и Ропшинской улицы. Правда, дом находится в плачевном состоянии.

 

 

В качестве почетного гостя на представление Энциклопедии романа «Два капитана» присутствовал Я.А.Гордин, главный редактор журнала «Звезда», постоянный автор рубрики «Уроки истории» на радио «Град Петров». Дело в том, что семья Якова Аркадьевича и семья Зильберов (настоящая фамилия писателя) долгое время жили во Пскове. Отец Каверина был когда-то капельмейстером квартировавшего во Пскове 96-го Омского пехотного полка. Старшие братья Каверина учились вместе с дядями Якова Аркадьевича, и он очень хорошо знал Вениамина Александровича Каверина.

Яков Аркадьевич отметил, что, несмотря на время, в которое был написан роман, и окружающую обстановку, нельзя не обнаружить в романе намеки на то, что происходило вокруг. Например, всем известное теперь стихотворение Осипа Мандельштама о Сталине, которое тогда, конечно, мало кто читал, но Каверин, очевидно, читал: «Его толстые пальцы, как черви жирны». Так вот, в одном из описаний Николая Антоновича Татаринова, одного из главных, так сказать, злодеев романа, есть такая фраза: «Он слушал их, шевеля толстыми пальцами, напоминавшими мне каких-то волосатых гусениц, кажется, капустниц». Яков Аркадьевич считает, что это отсылка к строчке из Мандельштама.

 

Или другой пример. В тексте часто повторяется, что Катя Татаринова волнуется за Саню – волнуется, что письма задерживаются, волнуется, вернется ли он вечером и т.д. Яков Аркадьевич считает, что такого рода волнения и беспокойства испытывали в те годы многие жены, а это как раз и есть атмосфера времени, иначе не очень понятно, из-за чего она беспокоится, ведь явно не о том, что Саня вдруг где-то заблудится в Москве.

 

Также Яков Аркадьевич отметил, что роман «Два капитана» написан по законам средневекового рыцарского романа – положительные герои положительны, отрицательные – настоящие злодеи, герой всю свою жизнь служит высокой идее и даме сердца. Честность, благородство, сила духа, любовь, стойкость – все это мы находим в образе главного героя.

 

Надо отметить, что стойкостью отличался и сам автор романа. И об этом хорошо бы вспоминать, когда нам хочется оправдаться словами «время было такое». В это самое «такое время» Каверин, например, был чуть ли не единственным крупным писателем старшего поколения, который отказался участвовать в травле Бориса Пастернака и открыто объявил о разрыве с К. Фединым, который выступил против публикации «Ракового корпуса» А.И.Солженицына.

 

Мы вернемся к роману «Два капитана», к его героям и их прототипам, а также к Энциклопедии романа в наших следующих выпусках.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru