fbpx
6+

Блокадная эвакуация

Программа Марины Лобановой

«Встреча»

Гость: Юлия Зораховна Кантор, д.и.н.

Тема: книга «Побратимы. Регионам, принявшим эвакуированных ленинградцев, посвящается» («К 75–летию со дня полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады»)

Эфир: 4 и 11 мая 2019 г.

АУДИО

Часть 1

Часть 2

 

В первой части беседы о проекте исторического исследования, впервые за 75 послевоенных, послеблокадных лет рассказывающего историю эвакуации из блокадного Ленинграда на материалах 30 регионов, принимавших блокадников, говорится о концепции книги «Побратимы. Регионам, принявшим эвакуированных ленинградцев, посвящается» («К 75–летию со дня полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады»).

Юлия Кантор:

«Я просила написать, в частности, о медицинских аспектах, то есть о медицинском обеспечении тех, кто приезжал, и проблемах, связанных с этим. Потому что эвакуация на восток была из разных регионов, но в таком состоянии, в каком приезжали ленинградцы, не приезжал никто. Эвакуированные из Москвы или, скажем, из Харькова, находились в гораздо лучшем состоянии физическом, чем изможденные ленинградцы. Была ли к этому готова медицина? Далее – как проходило размещение приехавших? Где они находили работу? Не только в городах, это могли быть деревни – казахские, уральские… Что происходило с детьми, в частности, оставшимися без родителей? Как происходило взаимодействие человеческое прибывших и принявших? Какие были сложности? Я прекрасно знала, что они были, но как выходили из этого положения? Как складывались судьбы в дальнейшем? … Касательно сбора информации, я просила захватывать максимально широкие пласты: официальные документы, эгодокументы, устная история. И еще один важный момент – посмотреть насколько живы и живы ли связи между Ленинградом-Петербургом и этими регионами и как они реализуются – на официальном уровне и на человеческом».

 

Во второй части беседы говорится об истории реэвакуации. А также о реакции на вышедшую книгу и в научно-исторической среде, и в целом в обществе, затронутом войной. И это не только российское пространство. Не все регионы, принимавшие блокадников, остались в составе Российской федерации, но во всех, даже оказавшихся «заграницей», жива память о блокадниках. Более того, уже состоялась презентация этого научного проекта в Германии, для немецких историков.

 

Юлия Кантор:

«В Ленинграде не было после войны переписи населения, и мы не знаем, сколько в Ленинграде осталось людей после блокады, и мы не знаем, сколько вернулось…»

Петербургско-лениградская диаспора появлялась и оставалась во многих регионах, принимавших блокадников во время эвакуации из осажденного Ленинграда.

Презентация книги прошла в Петербурге. Затем – в Берлине.

 

д.и.н. Ю. Кантор. Фото: Екатерина Степанова, радио "Град Петров"

 

Юлия Кантор:

«Тема ленинградской блокады – это не только часть истории России, это часть истории Германии. … И мы провели не только презентацию нашей книги в Берлине, в музее «Берлин-Карлсхорст», в здании, где был подписан Акт о капитуляции, но и также первый за 75 лет российско-германский коллоквиум на тему Ленинградской блокады. … Что касается коллоквиума, то было паритетно: пять плюс пять, пять российских историков и пять немецких… И было очевидно, и это подтвердилось, что в Германии совсем другой подход к теме блокады: в Германии принято изучать блокаду с точки зрения военных действий, военного противостояния. Кстати, в этом смысле это очень похоже на советский подход, наш. Да, там они говорят про преступления Вермахта, там тоже тема жертв среди мирного населения присутствует, но там очень мало про повседневность… Конечно, про 125 грамм известно. И «Блокадная книга» была, конечно, переведена на немецкий. Но и всё… Человеческое измерение изучается мало, и не из-за цензуры какой-то, а просто из-за такого стереотипного подхода…»

 

Полностью слушайте в АУДИО.

Наверх

Рейтинг@Mail.ru