fbpx
6+

Белозёрки – от Полозори, Татьяновка – от крестьянки Ивановой

Программа «Возвращение в Петербург»

Гость: топонимист Андрей Борисович Рыжков

Тема: продолжение топонимических новостей первых месяцев 2019 года

Эфир 22 апреля 2019 г.

АУДИО + ТЕКСТ

 

 

Андрей Рыжков продолжает рассказ о городских названиях, официально присвоенных  в 2019 году. Как всегда, видное место в этом списке принадлежит городским скверам, частично затронутым в нашей прошлой передаче. Какие еще зеленые объекты были наименованы Правительством Санкт-Петербурга за первые три месяца текущего года?

 

В историческом районе Лигово присвоено два названия: Егоровский и Раевский скверы. Егоровский сквер расположился у пересечения проспекта Ветеранов и улицы Добровольцев, на месте старого лиговского кладбища. Рядом находилась деревня Егоровка, получившая название по имени семейного врача графов Шуваловых, владевших усадьбой в этих местах. Был в старом Лигове и Егоровский переулок. Раевский сквер находится чуть восточнее, в его названии отразилась исчезнувшая Раевская улица, называвшаяся по фамилии одного из основателей дачного поселка у станции Лигово.

 

 

Тема городов-побратимов Санкт-Петербурга нашла отражение еще в одном названии сквера, связанном с греческим городом Салоники.

В новой истории Салоники и Россию связала Первая мировая война: на Салоникском фронте в рядах союзных войск сражалась русская бригада, многие ее бойцы покоятся на салоникском мемориальном кладбище.

Надо сказать, что имя этого города уже присутствует на карте Петербурга – с 1993 года у нас есть Солунская улица, в старинной русской традиции его наименования (Солунь). С православной русской культурой его связывают многие ниточки: это и уроженцы Солуни Кирилл и Мефодий, и святой Димитрий Солунский. Именно рядом с его храмом в Коломягах и проходит Солунская улица.

Однако наличия существующей улицы оказалось недостаточно для проявления «топонимического уважения» к побратиму, и Комитет по внешним связям городского правительства потребовал от Топонимической комиссии найти еще какую-нибудь возможность помещения Салоник на карту города. Таким образом и появился Солунский сквер, он, как и улица, находится в Коломягах, но с другой стороны от храма св. Димитрия.

 

 

В части же персонального увековечивания скверы в 2019 году явно отстают от улиц. Присвоено только одно название такого рода: сквер Желобовского в Кронштадте. Сквер назван в честь первого протопресвитера военного и морского духовенства Александра Алексеевича Желобовского (1834-1910). Он был инициатором строительства многих военных храмов в России, принимал активное участие в закладке и строительстве Морского собора. Как раз неподалеку от собора и располагается отныне сквер его имени.

 

Власьевка

 

В Невском районе продолжается практика возрождения утраченных названий улиц на месте безымянных проездов. К Бертовскому переулку, возвращенному в прошлом году, теперь добавился Власьевский переулок. В отличие от Бертовского он находится не в точности на своем бывшем месте, а отходит от улицы Грибакиных по территории Троицкого поля.

Историческая Власьевская улица, которую иногда называли и переулком, проходила в другом конце современной улицы Грибакиных – у ее пересечения с нынешней улицей Бабушкина. Именно там по инициативе начальника Обуховского завода Геннадия Александровича Власьева (1844-1912) в 1905-1906 годах были построены 28 домов для заводских рабочих, получившие в народе название Власьевка. Эти дома простояли до начала 1970-х годов, а адресовались они, кроме Власьевской, еще и по Варваринской улице. Происхождение последнего названия не столь очевидно. Составители Большой Топонимической энциклопедии решили, что оно могло быть дано по имени первой супруги Г.А. Власьева, но обуховские краеведы придерживаются другой точки зрения. Они указывают, что к моменту постройки рабочей колонии Власьев уже состоял в браке с другой женщиной, и связывают Варваринскую улицу с именем его дочери, которую тоже звали Варвара. Интересно, что помимо своей основной и достаточно плодотворной деятельности на посту начальника Обуховского завода, Г.А. Власьев был известен в среде русских знатоков генеалогии, высоко оценивших его труд «Потомство Рюрика», и состоял членом Русского генеалогического общества, а также почетным членом Историко-генеалогического общества в Москве.

 

 

Все новые названия, присвоенные в Пушкинском районе, связаны с местными историческими ориентирами. Безымянная площадь на южной окраине Пушкина, на Павловском шоссе, от которой отходит переулок Белозёрки, теперь стала Белозёрской площадью. Оба названия происходят от исторической деревни Белозёрка, имя которой не связано ни с каким Белым озером, а является переозвученным старинным названием Полозорь, встречавшемся еще в новгородских писцовых книгах XV века. В XVIII веке эта деревня упоминалась и как Татьяновка, по имени местной крестьянки Татьяны Ивановой, к которой иногда заезжала императрица Екатерина II по дороге из Царского Села выпить свежего молока.

 

 

Другая безымяннная площадь на въезде в современный Пушкин получила официальное название площадь Египетские Ворота по всем известному творению архитектора А.А. Менеласа. А безымянный мост через реку Славянку по дороге из Тярлева в Ям-Ижору теперь называется Липицкий мост, по находившейся на изгибе дороги деревне Липицы.

 

 

Нечасто в официальных присвоениях названий фигурируют исторические районы Петербурга. Они не имеют отношения к официальному районному или муниципальному делению (хотя местные депутаты, ценящие исторические корни, используют их названия в своих муниципальных округах). Названия исторических районов используются в официальных адресах, когда надо отличить дублирующие названия улиц (например, Казанская улица, Малая Охта), а также для обозначения изолированных территорий городской застройки (Сергиево, Дудергоф). Поскольку происхождение их названий «по определению» – это исторически сложившиеся названия местностей, Топонимическая комиссия весьма редко рекомендует присваивать историческим районам «волевые» названия «с чистого листа». И в данном случае мы имеем дело с возрождением старинного названия, которое в наше время ассоциируется с… соседним районом.

 

История началась в тот момент, когда топонимический активист Дмитрий Ратников обратил внимание на странное название трамвайной остановки на Выборгском шоссе у Шуваловского кладбища: «Парголово». В наше время не всякий вспомнит, что историческое Парголово начиналось именно у Суздальских озер, а тот район, который мы теперь знаем как поселок Парголово, назывался 2-м и 3-м Парголовом. С одной стороны, безусловно, приятно, что петербургские трамвайщики хранят традиционные названия остановок с довоенных времен, а с другой стороны, надо признаться, что сейчас такое название остановки выглядит дезориентирующим. Это как если бы на перекрестке Гражданского и Северного проспектов обнаружилась остановка «Ручьи», по исчезнувшей деревне, передавшей свое название совхозным полям на восточной границе города. Все-таки названия остановок – вещь сугубо утилитарная. И если местным жителям, которые и с закрытыми глазами знают, где им нужно выходить, они не особенно нужны для ориентирования, то приезжих такая навигация может и запутать. Руководствуясь такими мотивами, Дмитрий Ратников попросил транспортников поменять название остановки на «Шуваловское кладбище», что и было сделано.

 

Но тут поднялась настоящая волна возмущения как раз со стороны местных жителей, которые восприняли переименование остановки как искоренение последнего остатка памяти об историческом Парголове. Дмитрий не растерялся и направил в Топонимическую комиссию предложение об официальном возрождении названия 1-е Парголово как исторического района. Комиссия согласилась, что его территорию вполне можно «вырезать» из исторического района Шувалово, а теперь подписано и официальное постановление на этот счет. Так что сейчас в списке исторических районов Петербурга – полный «парголовский комплект»: от 1-го до 3-го.

 

Творцом официальных топонимических новостей не всегда выступает Правительство Санкт-Петербурга. Дело в том, что названия петербургских муниципальных образований находятся в полном ведении соответствующих муниципальных советов, которые не обязаны согласовывать свои решения на этот счет ни с кем, в том числе и с Топонимической комиссией. В прошлом году всех удивили народные избранники, заседавшие в муниципальном округе Парнас, которые решили изменить его название на Сергиевское. А недавно их коллеги из муниципального округа Чёрная речка порешили переименовать свое МО в Ланское. Даже Законодательное собрание Санкт-Петербурга не может перечить муниципалам в этом отношении, и в результате в Закон о территориальном устройстве Санкт-Петербурга уже внесены соответствующие изменения.

 

Так что тем, кому не по душе муниципальный округ под названием Урицк, можно посоветовать выбрать таких депутатов, которые приняли бы решение о его переименовании в Лигово.

 

Дорогие петербуржцы, в данном вопросе все в ваших руках!

 

То же, кстати, можно сказать и о возвращении названий Царского Села и Ораниенбаума, которые нынче также являются внутригородскими муниципальными образованиями Санкт-Петербурга.

 

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru