fbpx
6+

«Арктика – не безмолвная. Она разноцветная»

Программа Екатерины Степановой

«Русский Север»

Информационное обозрение. Выпуск 120

Эфир 19 июня 2019 г., 10:45

 

Мурманская выставка «Строго на север» не только переводит проект компании «НорНикель» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха» за полярный круг, но и ведет дальше, в Арктику. Конечно, об Арктике так или иначе речь заходит постоянно, ее просто невозможно обойти, рассказывая о севере. Но настолько далеко, как на этой выставке, мы еще не продвигались в сторону Северного полюса по белоснежным льдам. Вот тут надо сделать оговорку – по белоснежным ли? Об этом рассказывает автор концепции выставки «Строго на север» и один из ее кураторов Ольга Александровна Евтюкова, директор Мурманского областного художественного музея.

 

 

«Человечество стремилось узнать еще другие дали, пойти еще дальше на север. И все пошли в Арктику. Не зря Мурманск называется воротами в Арктику. И у нас есть еще один раздел на выставке, который посвящен Арктике и произведениям художников, которые писали Арктику. Это и спасение папанинской экспедиции – это 40-е-50-е годы. Но у нас в Мурманске в 65-м году было создано Мурманское отделение Союза художников. Приезд сюда большого количества художников был связан с тем, что к тому времени правительство Мурманской области реализовало совершенно потрясающую программу – в каждом районном городе должна быть музыкальная школа и художественная школа. Для этих школ нужны были преподаватели. И вот для художественных школ приехали выпускники совершенно разных художественных ВУЗов – из Казани, из Курска, из Москвы, из тогда еще Ленинграда. Удивительно было то, что многие из них выросли как художники, вступили в Союз художников. И если сравнивать выставки художественные, предположим, Красноярска – это все одна школа, а у нас все разные. Совершенно разные приемы, почерки, все совершенно индивидуальное.

 

— Я удивилась, когда увидела картину, посвященную папанинцам. Обычно, когда об этом сюжете, то много пафоса, много героизма. А тут совершенно беспафосная, даже трагическая работа. Для того времени удивительно.

 

Вообще все экспедиции – не только Папанина, но и, вспомните, Нобиле тоже – они все, когда терпят крушение, это трагедия, потому что человек остается один на один, да даже если и с товарищем – это мало помогает, они остаются в холоде. И это, конечно, мужество людей, это стойкость духа. У Нобиле далеко не все остались живы. У папанинцев остались живы все. Поэтому эти картины они при всей трагичности ситуации показывают, что там, вдалеке, на горизонте корабль виден. И человек в надежде последний взмах делает, видя этот корабль, но он крошкой кажется, черной точкой среди льдов.

 

— Просто пафос часто нивелирует истинный смысл происходящего – в данном случае, что люди проявили силу духа и мужество. Да, вдалеке мы видим корабль, но все-таки человек-то изображен страдающий. Он измучен. Может быть, он последние силы вложил в этот взмах руки, в надежде, что его спасут. Почему-то об этом редко говорят в таких сюжетах.

 

Да, эта тема была важна в период 40-х-50-х годов. Но как-то странно, потом появились другие темы. И сейчас сюжетных картин очень мало. Даже на нашей выставке картины группы «Арктика», и это в основном пейзажи. Мы же записали их воспоминания, их можно послушать, и они все были потрясены этой красотой. Руководитель этой группы Арви Иванович Хуттунен, у него ощущение севера было, может быть, даже обостреннее, чем у всех остальных, он ингерманландец. И, может быть, даже на генетическом уровне север ему был очень важен. Он, когда создавал свои картины, как тогда считалось, в декоративной манере, и даже говорили, что он фантазирует – нет таких цветов. И он доказывает, что есть. В одной из картин он представляет обогатительную фабрику в совершенно фантастических цветах – сиреневых, синих. А закаты такие здесь есть. Наверно, его мироощущение влекло к пониманию, что он получит, как художник и как человек, получит удовлетворение – именно увидев Арктику.

 

— Немножко странно, что ему не верили, потому что вы только что рассказывали про аметистовый Корабль.

 

А вот чиновники может быть не видели всего этого и не верили. Но на самом деле, чтобы камни заиграли, их надо сначала обработать. В породе этого не очень видно, а весь этот блеск очевидный, это в сказках. Мы знаем сказки об уральских камнях. Ну, хорошо, Бажов написал. Но у нас-то есть саамские сказки, где камни тоже фигурируют.

 

Но возвращаясь к «Арктике». Арви Ивановичу удалось договориться с морским пароходством, художников взяли. Наверно отправились туда самые смелые, которые просто до дрожи хотели попасть. Пройти на корабле этот путь, это тоже большое приключение. Они пошли Северным морским путем, потом они приближались и к полюсу. И вы знаете, когда они привезли картины – зарисовки они уже там делали – но когда они привезли картины, это было, конечно, сенсацией. Потому что вот фотографии, вот картины и было доказано, что Арктика – не безмолвная. Она разноцветная, она цветущая. Посмотрите на «Полярный мак» Тамары Ивановны Зуевой – это такое откровение, где камни, снега, холод, и этот маленький мак, который тянется к свету. Кончено, это было откровение для многих. Они совершили такое же открытие, как и Коровин с Серовым и Борисовым.

 

— У вас даже карты на каждом этаже.

 

Да, показать разные пути нужно. Это для многих подсказка – сразу понимаешь пространство. Ну и кончено Северный морской путь, которым наши современники, художники группы «Арктика» прошли. И мы еще добавили информацию об архитектурных памятниках Варзуги, Ковды. В экспозиции у нас есть иконы из церкви села Ковда. Но они не были в иконостасе этой церкви. К сожалению, Свято-Никольская церковь претерпела все те страдания, как и многие другие церкви в советский период. Но ей повезло, что она не была разрушена, что большая часть утвари оказалась в музеях – в Русском музее, в Архангельском, Петрозаводском, странно, что не в Мурманском, но так уж сложилась ситуация. Хотя у нас есть идея собрать все иконы из этой церкви – я думаю, что этот проект дает нам такую возможность – мы соберем все иконы и покажем иконостас Свято-Никольской церкви и покажем к юбилею этого храма. А вот те, которые у нас, одна из версий, что это небольшого размера домашние иконы, и когда была опасность, что их просто заберут и сожгут, жители Ковды отнесли их в церковь и спрятали под пол алтаря. Эта церковь не была запрещена, она просто не работала, закрыта была. Иконостас оттуда вывезли. Когда ее реставрировали, то обнаружились все эти иконы. Они были переданы в наш музей, и теперь хранятся в нашем музее. И мы их показываем как часть поморской культуры. Это на первом этаже, где вся поморская культура представлена. Ну и мы показываем еще тканые полотенца. Полотенца – это вообще отдельная история, потому что в приданном обязательно должны быть полотенца, они дарились родственникам будущим, поэтому вышивались, ткались – это многоремизное ткачество, вышивка, набойка, вязание концов и крючком, плетение кружевных концов. Это все то, что еще очень много можно показывать, рассказывать и попробовать самим.

 

Ну и книги, которые принесли коляне. Там есть «О надзирательном чтении». Это какие-то рекомендации, что читать. Ну и мы еще на открытии показывали мастер-классы, которые у нас будут проводиться. Очень популярный курс это изготовление козуль. Традиция ведь развивалась и потом не только к Рождеству лепили, но и к рождению ребенка, и на свадьбу лепили, потому что в основе этих фигурок лежит благопожелание. Поэтому мастер-класс по изготовлению этих фигурок у нас очень популярен. Ну и еще попробуем ткачество, набойку, т.е. те самые утилитарные приемы ремесла, которые можно использовать и в современной жизни.

 

Ну и еще будет у нас такое явление, которое сейчас очень распространено по всему миру, это «повтори художника». И вот как ни странно, есть люди, которые даже не знают, что они талантливы. Мы это уже пробовали неоднократно. Человек садится, и сразу понятно, как он себя ощущает – он просит маленький листочек бумаги или просит большой лист. И есть настолько талантливые люди, что они действительно попадают в манеру этих художников. Это тоже будет. Потому что человек должен знать, что он талантлив, ему надо открыть самого себя.

 

На открытии мы пока не стали делать, но у нас еще будет такой вид программы как кроссворды, викторины, есть любители посидеть, подумать. То, что называется настольными играми. Такой способ освоения материала».

 

 

В самом начале нашей серии репортажей о мурманской выставке мы сразу обратили внимание на одну ее особенность – это параллельная программа, которая заработала одновременно с открытием выставки. И настолько эта программа оказалась насыщенной, что волей-неволей в нашей беседе речь заходит и о ней. Это демонстрирует, насколько эта параллельная программа естественно, органично вписалась в саму выставку. Но подробнее о том, что же в нее входит, мы расскажем в наших следующих выпусках.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru