fbpx
6+

«Ампуломёт – очень интересный экземпляр»

Программа Екатерины Степановой

«Русский Север»

Информационное обозрение. Выпуск 140

Эфир 6 ноября 2019 г., 10.45

 

Сегодня мы заканчиваем экскурсию по выставке «Студеное море – северные рубежи: история обороны Русского Севера», которую для нас проводит ее куратор, заведующий отделом военной истории Архангельского краеведческого музея Игорь Михайлович Гостев.

 

«Рассказывать здесь о каждой витрине практически невозможно. В центре зала у нас представлены крупные экспонаты, вооружение представлено от стандартного – пулемет «Максим», или пулемет Дегтярёва пехотный, или противотанковое ружье Дегтярёва – о них можно говорить сколько угодно времени, и все равно будет о чем сказать, но есть и две совершенно уникальные вещи, которые простояли на вооружении очень недолго. Это ротный миномет РМ-40 калибра 50 мм. Он показал совершеннейшую неэффективность в окопной войне и был снят с вооружения. Но он остался на вооружении партизанских и диверсионных отрядов, потому что он был очень легкий. И именно к нему выпускались мины здесь у нас в Архангельске на спецзаводе НКВД «Конвейер». Или 125-мм ампуломёт. Это наша советская версия зажигательного оружия. Это практически метатель сосудов с зажигательной смесью. Очень интересный экземпляр. И тоже недолго простоял на вооружении. Официально он снят в 42-43-м году, но фактически прослужил в армии до 45-го года. В армии от него не отказывались. Даже когда уже не хватало боеприпасов, использовали обычные бутылки с зажигательной смесью, а также их использовали для того, чтобы забрасывать листовки в стан врага.

 

А вот в конце этой нашей центральной тяжелой экспозиции мы видим с вами тяжелые предметы. Один из них – 250-кг фугасная авиабомба. Это основные авиабомбы, которые сбрасывались на Архангельск, не считая зажигалок. На деревянные строения сбрасывались зажигалки, на промышленные центры, порт, электростанции и прочее сбрасывали именно 250-кг фугаски. Эта фугаска не взорвалась. Она была разряжена и подарена нашему музею.

 

С другой стороны мы видим немецкий опять же контейнер, предназначенный для сброса на землю самых разных предметов. В частности, в этом контейнере сбрасывали снабжение и оборудование для немецких диверсионных отрядов, которые действовали на территории области. Кроме этого их использовали и для сброса листовок, и для сброса зажигательных бомб.

 

Ну и завершает нашу маленькую коллекцию корабельная большая глубинная бомба ББ-1, благодаря которой наш флот достаточно успешно боролся с немецким подводным флотом здесь на Севере.

 

Еще мы можем увидеть санки-волокуши. Это одна из версий. Они строились практически на всех заводах, где было развито лесное производство. Нужны они были для того, чтобы доставлять грузы в пределах зоны боевых действий. Их могли волочь собаки, их могли волочь люди, их могли волочь автомобили, танки, тракторы. В нашей версии эти сани были выпущены заводом «Красная кузница», тем самым заводом, который выпускал бронированные аэросани. Эти волокуши могли цепляться к аэросаням, и на них комфортно перемещалась со скоростью аэросаней пехота, которая не вместилась в аэросани. В сторону фронта это перемещение десанта, а в сторону от фронта это уже перемещение раненых, прежде всего.

 

Из других экспонатов этого зала наверно нужно упомянуть модель подводного атомного ракетного крейсера проекта «Антей» – это подводная лодка из той же серии, из которой «Курск». Это последняя лодка Холодной войны. Кроме Великой Отечественной войны мы рассматриваем как продолжение политики, направленной против нашей страны – это Холодная война, о которой нельзя не говорить и о которой нельзя забывать.

 

Эта Холодная война тоже странная война. С одной стороны, это война, на которой страна перенесла тяжелейшие экономические потери в гонке вооружений. Да, американцы очень многое вышибли из экономики нашей страны благодаря гонке вооружений. А, с другой стороны, благодаря тому, что очень много вкладывалось в оборонную промышленность, очень многое удалось разработать и внедрить в жизнь, из того, что, наверно, при мирной политике с той и с другой стороны мы бы, может быть, сейчас не имели – не писали бы звук на столь совершенной радиоаппаратуре, не пользовались бы мобильными телефонами и интернетом. Это все тоже продукты Холодной войны.

 

— Архангельск во время войн сильно страдал? Именно от боевых действий?

 

На самом деле, не так много он страдал. Да, действительно выгорали целые деревянные кварталы. Но с точки зрения архитектуры Архангельск больше всего страдал от волюнтаризма политиков. Первая, самая главная это политика большевиков по разрушению храмов. Мало того, что по разрушению храмов, но и так называемое уничтожение монархических реликвий. А второе – это хрущевская политика 60-х годов снова по уничтожению всего, что связано с православной культурой, и даже не столько храмов, сколько всего остального. И третье, и самое больное, наверно, это когда тот же Н.С.Хрущев заставил снести старый деревянный исторический центр Архангельска, и он был застроен совершенно разномастно, в том числе и хрущевками, что лишило наш город собственного лица, лица исторического. Это очень больно. И сейчас, к сожалению, начало 2000-х годов, когда началось бурное строительство после годов застоя и после 90-х, сейчас это строительство зачастую точечное, которое ведется в том числе в зоне исторической застройки. Очень многое делает Архангельск похожим на многие другие провинциальные областные центры. Мы все с лужковскими башенками, мы все с одними и теми же торговыми центрами, мы все с одними и теми же товарами, которые продаются на каждом углу, и зачастую себя спрашиваешь «где я нахожусь» и – а что в этом городе производят, кроме как перепродают товары из одного магазина в другой?».

 

 

К сожалению, да, в советское время многие русские города потеряли свои лица, свою индивидуальность, и после падения советского строя все худшее досталось нам в наследство – и эта внешняя безликость только усугубляется бессистемным современным строительством.

 

Но, несмотря на все невзгоды и попытки обезличить город, все-таки в Архангельске есть что-то очень притягательное, какая-то магия исторического места в нем, безусловно, присутствует. И мы обязательно посвятим истории Архангельска несколько программ в рубрике «Радиоэкскурсии».

 

Рассказ о проекте компании «НорНикель» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха» мы продолжим в следующем выпуске.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru