6+

«Без почитания новомучеников нам не возродить ни свою душу, ни Россию…» О петербургском священномученике Петре Скипетрове рассказывает секретарь Комиссии по канонизации святых Санкт-Петербургской епархии Л.И.Соколова.

Петр Скипетров 1

М.Лобанова: Здравствуйте, дорогие радиослушатели! В студии радио «Град Петров» Марина Лобанова. Сегодня у нас в гостях секретарь Комиссии по канонизации святых Санкт-Петербургской епархии, Лидия Ивановна Соколова. Здравствуйте, Лидия Ивановна!

Л.И.Соколова: Здравствуйте!

М.Лобанова: Сегодня мы поговорим о петербургском новомученике отце Петре Скипетрове, память которого Церковь празднует 1 февраля по новому стилю. Жизненный путь отца Петра особенно интересен для нас, жителей Санкт-Петербурга, прихожан храмов Санкт-Петербургской епархии. Лидия Ивановна, расскажите, пожалуйста, о жизни отца Петра Скипетрова.

Л.И.Соколова: Отец Петр Скипетров является первым священномучеником нашего города. Он был причислен к лику святых в 2001 г. Хотелось бы вспомнить всю его жизнь, весь путь, который он прошел до своей мученической кончины. Родился отец Петр 4 июня 1863 г. в селе Станки Вязниковского уезда Владимирской губернии, в семье местного священника. Он окончил Духовное училище, а затем поступил во Владимирскую Духовную семинарию. Его брат Михаил Иванович Скипетров жил в это время в Петербурге и был чиновником довольно высокого ранга. Когда на IV курсе семинарии Петр приехал в Петербург, брат познакомил его с семьей Заозерских. Вскоре состоялось венчание Петра и Антонины Николаевны Заозерской, которая была дочерью иподьякона Исаакиевского собора. 18 февраля, через 10 дней после венчания, Петр был рукоположен в сан иподьякона и занял вакансию своего тестя. Таким образом, будучи еще студентом IV курса Владимирской семинарии, он стал клириком Санкт-Петербургской епархии.

М.Лобанова: Такая карьера будущего священномученика отца Петра, выходца из глубинки, была выдающейся для того времени, для конца XIX века?

Л.И.Соколова: Нет, это было обычно. Его брат, конечно, помог ему приехать в Петербург, устроиться здесь. Потом он стал преподавать Закон Божий. В Петербурге до революции существовал негласный церковный закон: все клирики обязательно преподавали Закон Божий. У него еще не было Академии, он только через 2 года после окончания семинарии поступил в Санкт-Петербургскую Духовную академию, которую впоследствии успешно закончил. Но еще до этого он преподавал. Во время обучения в академии у него уже была большая семья, вообще у Скипетровых потом было 13 детей. 14 сентября 1892 г. в праздник Воздвижения Креста Господня он был посвящен в сан священника. С 1892 г. по 1898 г. он служил в приюте принца Ольденбургского. В 1898 г. была построена церковь во имя иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радосте «с грошиками» на месте бывшего стеклянного завода, и по его прошению в этом же году его перевели сначала штатным священником, а затем настоятелем этой церкви, где он служил до своей мученической кончины.

М.Лобанова: Расскажите немного об этом храме. В чем была особенность прихода отца Петра Скипетрова?

Л.И.Соколова: Этот храм был известен чудотворной иконой. Когда сгорела часовня 23 июля 1888 г., в городе была явлена чудотворная икона Всех Скорбящих Радосте «с грошиками». В этот день в главку часовни, располагавшейся на территории селения бывшего стеклянного завода, ударила молния, начался пожар. Когда огонь утих, все сельчане, сбежавшиеся во время этого пожара, увидели, что именно икона Всех Скорбящих Радосте не только уцелела, но и дивно обновилась. Образ ее сиял так, как будто был только что написан. Кроме того, непонятным образом к поверхности иконы прикрепились мелкие монеты. Эти 11 монеток легли в своеобразный овал вокруг образа Божией Матери. К часовне потянулось огромное количество богомольцев, там непрестанно служились молебны. Служение отца Петра в этой церкви было очень тяжелым, молебны служились каждый день с 8 утра до 8 вечера, он был постоянно занят. Кроме того он преподавал, у него была огромная семья, поэтому служение отца Петра было истинным служением Богу. Все что мог, он отдавал людям и Богу.

М.Лобанова: Расскажите о супруге отца Петра. Кто его поддерживал все эти годы?

Л.И.Соколова: Она была дочерью иподьякона, к тому же она была родной сестрой жены Философа Орнатского.

М.Лобанова: Отец Философ Орнатский пострадает буквально через пару месяцев после отца Петра.

Л.И.Соколова: Это время, о котором мы говорим, было такое, когда нам были явлены священномученики. Каждое имя связано с теми кровавыми событиями 1918 г.

М.Лобанова: Из того, что Вы рассказываете об отце Петре, о его жизненном пути, мы видим, что жизнь его была безупречной, как Вы сказали, она была подлинным служением Христу. То есть и мученичество его было не случайно? Расскажите, что же происходило в то время, в 1917-1918 годах.

Л.И.Соколова: Отец Петр был канонизирован в 2001 г., и при обсуждении его канонизации никаких вопросов о его мученической кончине для Синодальной комиссии не стояло, потому что его гибель была явной. Но потребовалось время, чтобы собрать сведения о его жизни. Господь дает мученическую кончину как награду не каждому человеку, в этом есть определенная закономерность. Эти события 1 февраля 1918 г. являются подтверждением того, что он сделал свой выбор. Ведь он мог избежать мученической кончины. Для этого нам надо вернуться к событиям, происходившим в Лавре в феврале 1918 г., тогда становится понятным весь его путь и его мученичество. Но чтобы понять эти события, надо вспомнить о том, что 20 декабря 1917 г. Дзержинский получил указ «О создании ЧК», чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, а 19 января 1918 г. был издан декрет «Об отделении Церкви от государства». Это произошло, как мы видим, очень быстро, и многие люди еще не успели понять, что они живут уже в другом государстве. Юридически после переворота в этой стране православным христианам не было места. Поняли это, конечно, не все и не сразу. Сейчас нам видно, почему так вели себя эти красноармейцы, почему так вела себя Коллонтай, когда происходили эти события. Потому что они знали, что юридически за ними стоит государственная сила, и они имеют право так поступать. Коллонтай, комиссар призрения, издала указ «О ликвидации помещений Лавры», и 19 января по старому стилю в Александро-Невскую Лавру прибыл комиссар Иловайский, который сразу проследовал к митрополиту Вениамину и предъявил ему требование очистить митрополичьи покои. При этом он спросил будущего священномученика митрополита Вениамина, знает ли он, кто такой комиссар, и тут же пояснил ему, что комиссар – это то лицо, которое имеет право распоряжаться лаврским имуществом, имеет право выселить того, кого найдет нужным. В ответ на это митрополит заявил, что он может возражать ему, но только христианскими методами, и что он, будучи митрополитом, избранным на эту кафедру, считает своим долгом охранять лаврское имущество, которое принадлежит обществу православных людей, которые являются живыми членами Церкви. «А если, – сказал митрополит, – нужны какие-то помещения для благотворительности, то для этого не нужно предъявлять таких требований». На что Иловайский ему ответил, что если он не подчинится, то будет применена сила. Затем комиссар в сопровождении матросов и красноармейцев направился на собрание, проходившее в Лавре. В это время там находился наместник Лавры, тоже будущий священномученик, преосвященный Прокопий (он был расстрелян позже, в 1937 г., его икона уже написана и находится в Троицком соборе). Иловайский потребовал от епископа Прокопия сдать ему все лаврское имущество: вещи, капиталы и помещения. Епископ Прокопий категорически отказался выполнить это требование, тогда его объявили арестованным, отвели в келью и поставили караул. И в это время раздался колокольный звон в Лавре. Вообще в России было принято бить в набат, когда происходило какое-то событие. Прихожане Лавры знали, слышали, что красноармейцами готовится какое-то покушение на Церковь, шли какие-то разговоры, поэтому накануне они совещались о том, что делать, если будут закрывать православные церкви, и было принято решение. Какая-то женщина сказала: «Как что? Бить в набат». В России было принято, что когда раздавался колокольный звон, бросали работу, пустели заводы, все бежали в храм. Так оно и случилось. Прихожане сами стали звонить с колокольни во все колокола. Этот набат созывал православный народ в Лавру, и народ стал стекаться. Когда собралось много людей, Иловайский вышел к толпе и стал угрожать револьвером, рядом с ним стояли вооруженные матросы. Он потребовал освободить помещения Лавры. В толпе стали раздаваться крики: «Православные, спасайте церкви!», в адрес комиссара послышались угрозы, его окружили со всех сторон, затем толпа обезоружила матросов, сбила с ног комиссара, и дело, по всей вероятности, кончилось бы самосудом. Вокруг Иловайского постоянно была толпа народа, но рядом с ним оказались монахи, которые тихонечко вывели его через Тихвинское кладбище незаметными дорожками из Лавры.

М.Лобанова: Получается, они спасли комиссару жизнь?

Л.И.Соколова: Да. Остальные красноармейцы, побросав оружие, все разбежались, а толпа, состоявшая в основном из женщин, направилась в келью к епископу Прокопию и освободила его. Солдаты, охранявшие келью, испугались за свою жизнь и попросили монахов, чтобы они их тоже тихонечко вывели из Лавры. После этого преосвященный Прокопий и монахи стали служить молебен у мощей святого благоверного князя Александра Невского, и в это время в Лавре появился отец Петр Скипетров. Накануне этих событий отец Петр был вызван к митрополиту Вениамину к 15 часам по делам. Все события разворачивались около 12 часов дня. Он направлялся в кабинет к митрополиту. Шел он со стороны Обводного канала, пришел в Троицкий собор, увидел, что там служат молебен. Его встретил сын, который был студентом Санкт-Петербургской Духовной семинарии, и стал останавливать его, объясняя, что там беспорядки, стреляют. И здесь был выбор, он мог не пойти, было опасно, было страшно. Я нашла один документ в архиве Лавры, в котором один монах, бывший свидетелем этих страшных событий, описывает их. Он писал, что это было настолько страшно, что он испугался и уехал потом в деревню, и когда в деревне он увидел, что творили красноармейцы-большевики там, то понял, что это надолго и попросился вернуться в Лавру, написал письмо, чтобы братия его снова приняла.

М.Лобанова: Мы рассматриваем события буквально одного дня, 19 января по старому стилю 1918 г., практически сразу после декрета «Об отделении Церкви от государства». Этот декрет советской власти на слух современного человека звучит, вроде бы, безобидно. Что этим декретом подразумевала сделать с Церковью власть?

Л.И.Соколова: Последствия этого декрета мы потом увидели: отделение Церкви от государства, школы от Церкви, закрытие церквей и так далее. Это закон, который дал право большевикам закрывать церкви, убивать православных христиан. Давайте еще вернемся к событиям того дня. Когда отец Петр пришел в Лавру, туда вернулись красноармейцы, которых освободили монахи. Они получили помощь в виде двух пулеметов, привезли их на грузовиках и установили напротив Духовского корпуса. Раздались пулеметные выстрелы по колокольне.

М.Лобанова: То есть спасенный монахами комиссар Иловайский вместо того, чтобы возблагодарить Бога за то, что остался в живых, поехал за совсем другой помощью?

Л.И.Соколова: Привез 2 пулемета, и они продолжали свое дело. Начались выстрелы, и как раз в это время отец Петр был в Троицком соборе, и по тропиночке, по которой мы все ходим из Троицкого собора в митрополичий корпус, он пошел на прием к митрополиту. Там оставались матросы и красноармейцы с оружием после посещения митрополита Вениамина комиссаром Иловайским, и они никого не пускали. Женщины разговаривали с ними и пытались их увещевать. В это время отец Петр туда вошел.

М.Лобанова: События, о которых Вы рассказываете в связи с житием отца Петра Скипетрова, происходили в тех местах, где все мы, православные петербуржцы, довольно часто бываем. Мы можем пройти той самой дорогой, которой шел к месту своего мученического страдания первый петербуржский новомученик, и даже не вспомнить о нем, или же вспоминать его житие всякий раз, когда мы проходим дорогой от Свято-Троицкого Лаврского собора к главному входу митрополичьего корпуса. Многие наши радиослушатели хорошо представляют дверь митрополичьего корпуса. А что же произошло, когда отец Петр туда вошел?

 

Петр Скипетров 2

 

Л.И.Соколова: Видимо, здесь и произошел самый важный момент, и отец Петр сделал свой выбор. Сын его остановил, а он пошел. Более того, он подошел к этим солдатам и стал их увещевать, говорить о том, что нельзя издеваться над православными святынями, надо оставить в покое православный народ, надо перестать над всеми издеваться. И в это время раздался выстрел. Пуля раздробила ему нижнюю челюсть и застряла в горле. Он сразу упал, полилась кровь. Отца Петра увезли в больницу на Невском проспекте, где он скончался после 10 часов мучений.

М.Лобанова: Место страдания священномученика Петра Скипетрова известно?

Л.И.Соколова: Да, известно. Потом там появилась надпись: «Здесь был убит священник Петр Скипетров». Эта надпись была сделана на стене, а потом она исчезла.

М.Лобанова: А сегодня можно определить это место? Наверно, это недалеко от главного входа в митрополичий корпус?

Л.И.Соколова: Это прямо внизу, в коридоре, где икона Александра Невского, где ступеньки ведут по лестнице вверх, это то место, где бушевала толпа, где стоял отец Петр Скипетров, и откуда его увезли в больницу.

М.Лобанова: Эти события самого начала 1918 г. показывают, что и советская власть еще была не уверена в своих силах (мы видим, что комиссар еще бежит, спасается из Лавры и возвращается с пулеметами), еще не так много мучеников, и каждый из них очень яркий святой. Церковь проявляла себя еще с какой-то свободой. Надпись, фиксирующая место страданий священномученика Петра, о которой Вы говорите, наверно, тоже появилась в 1918 году? Как происходило почитание его памяти сразу после кончины?

Л.И.Соколова: Лукавство, коварство, которое потом будет прослеживаться на протяжении всей советской власти, начиналось тогда. Преосвященный Прокопий писал тогда: «Не могу не выразить удивления, что Смольный, в течение последних дней занявший вполне определенную позицию по отношению к нам, теперь старается переменить ее на противоположную позицию. Вчера вечером после событий, разыгравшихся в Лавре, Смольный заволновался, и управляющий делами Совета народных комиссаров Бонч-Бруевич обратился ко мне с просьбой успокоить богомольцев. Бонч-Бруевич заявил, что братия Лавры неправильно поняла декрет, что в данном случае Совет народных комиссаров имеет в виду распоряжение о том, что они хотели разместить в Лавре инвалидов. Теперь они (советская власть) публикуют официальные сообщения о событиях в Александро-Невской Лавре, в которых утверждают, что большинство монахов Лавры готово на всякую совместную работу с комиссарами призрения, и упорствует, дескать, только один преосвященный Прокопий, которые не сдает ни помещения, ни инвентарь».

М.Лобанова: Это действительно потрясающее лукавство. После того, что Вы сейчас сказали, многое становится понятным. Только что пролилась кровь святого человека, и после этого слова: «братия неправильно поняла». А что это за инвентарь? Ведь люди, которые пришли ликвидировать помещения Лавры, пришли отобрать церковную утварь?

Л.И.Соколова: Да. Больше того, в газетах было написано, что этих красноармейцев и Иловайского избили богомольцы, но ни словом не упоминалось о том, что в Лавре были расставлены пулеметы, что убит священник, и убит только за то, что осмелился говорить о поругании святыни. Уже в субботу 20 января, когда всколыхнулся весь православный народ и решили идти крестным ходом, издается декрет, запрещающий крестные ходы. А 21 января был устроен потрясающий крестный ход, какого город не видел до этого. И опять в прессе появились оправдательные строки о том, что крестные ходы не запрещались, а наоборот, были выставлены пикеты, чтобы был порядок. Поскольку они увидели, какой грандиозный был крестный ход от Лавры до Казанского собора.

М.Лобанова: Крестный ход возник именно вследствие мученической кончины петербуржского священника?

Л.И.Соколова: Да, и вследствие событий, происходивших в Лавре, потому что тогда же было принято решение о создании братства в защиту Александро-Невской Лавры.

М.Лобанова: То есть советская власть была даже несколько напугана такой широкой реакцией церковного народа на это событие и позволила священномученика Петра и отпевать, и даже хоронить его с крестным ходом?

Л.И.Соколова: Крестного хода с похоронами не было, но, конечно, они не ожидали такой реакции. Это все были такие пробные камни: как будут реагировать православные на те или другие события? Лавру отстояли, отстояли лаврские святыни, потом было создано братство, и это протянулось до 1932 г., когда Лавра была закрыта. А ведь хотели закрыть сразу в 1918 г. Что касается погребения отца Петра, здесь тоже не обошлось без лукавства властей. Похоронить его хотели около Скорбященской церкви, где он служил, но пришла такая бумага от депутатов этого района, в которой отмечалось, что хоронить покойного около храма нельзя, потому что рядом протекает Нева, и вследствие этого может произойти загрязнение воды. Об этом доложили митрополиту Вениамину, он решил весь порядок похорон оставить прежним, но дал указание похоронить умершего на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры. Там и похоронили отца Петра, а потом его могила, как вы, наверно, знаете, была потеряна.

М.Лобанова: А какова сейчас судьба могилы священномученика Петра и можем ли мы найти ее и поклониться, или это место уже утеряно для нас?

Л.И.Соколова: Могила отца Петра была срыта с землей. На Тихвинском кладбище происходили захоронения до 1932 г. Как известно, в 1929 г. в Лавре побывал Горький. В 1932 г. было принято решение о создании музея, который назывался «Музей надгробных памятников». На Тихвинском кладбище было погребено много известных монахов. Начальство музея приняло решение все эти могилы срыть с землей. А если были еще живы родственники, то им предлагали забрать захоронения. Супруга отца Петра Скипетрова долго колебалась, как ей поступить. Его сын, в это время уже покойный, при жизни был известным врачом и был погребен на Большеохтинском кладбище. Она хотела забрать прах отца Петра и перенести туда, но колебалась, как ей поступить. Ей приснился сон, в котором отец Петр сказал ей: «Мы никуда не поедем, останемся здесь», и она приняла решение оставить его прах на месте, забрала только ограду и перенесла к сыну. Все это срыли с землей, и могила его исчезла.

М.Лобанова: То есть по откровению матушка отца Петра решилась на то, чтобы стереть с поверхности земли знаки пребывания останков ее мужа?

Л.И.Соколова: Это было ее решение. Прошло время, и в 1994 г. сотрудники журнала «Санкт-Петербургские епархиальные ведомости» стали заниматься изучением этого вопроса, нашли внучку отца Петра, Галину Михайловну Скипетрову, и вместе с ней определили место, где был погребен отец Петр. Место было найдено, могила была восстановлена, на ней был установлен крест. Самое потрясающее, что этот крест был освящен 14(27) сентября 1994 г. в день праздника Крестовоздвижения, в тот самый день, когда он был рукоположен в сан священника. Сейчас на восстановленной могиле всегда горит лампадка. В 2000 г. появилась первая публикация об отце Петре в журнале «Санкт-Петербургский церковный вестник» №4. Это было первое исследование об отце Петре.

М.Лобанова: Получается, что на сегодняшний день могила священномученика Петра Скипетрова находится не на территории Лавры? Теперь это музей, который называется «Некрополь мастеров искусств», и чтобы пройти к могиле священномученика и поклониться его святым мощам, нужно купить билет в музей? Вы рассказали об этапах подготовки к канонизации, к церковному прославлению священномученика Петра, о том, как было найдено место его захоронения, как были найдена его внучка, была подготовлена история его жизни, собраны факты, была публикация, и в 2001 г. уже произошла канонизация. И вот теперь уже хочется помолиться отцу Петру и поклониться тому месту, где он покоится. Когда мы можем это сделать церковно?

Л.И.Соколова: Мало кому известно, что именно в Лавре, в Музее мастеров искусств на кладбище, которое вообще должно называться Тихвинское кладбище, погребен отец Петр Скипетров. Люди, которые посещают музей, не знают об этом, если их внимание не привлечет крест и лампадка. Мемориальной доски или других знаков никаких нет. Это очень печально.

М.Лобанова: А в день церковной памяти священномученика Петра Скипетрова совершается ли молебен на его могиле?

Л.И.Соколова: Молебен совершается, но все происходит частным образом: внучка, знакомые, близкие люди договариваются с директором музея, чтобы разрешили пройти, оговаривают час, чтобы пропустили туда без билетов. Вы можете присоединиться и послужить там молебен.

М.Лобанова: 1 февраля по новому стилю – день мученической кончины отца Петра Скипетрова. Буквально через несколько дней мы празднуем собор новомучеников, который связан с первым священномучеником-епископом, митрополитом Владимиром (Богоявленским), который пострадал на седьмой день после отца Петра. Священник Петр Скипетров был очень известен в городе, очень много делал, был настоятелем огромного известного прихода, 25 лет прослужил в сане иерея, и своей мученической кончиной он еще позволил нам иметь много подвижников в Лавре, потому что Лавру вполне могли бы закрыть, и там не мог бы подвизаться впоследствии и Серафим Вырицкий. Священномученнику Петру мы должны быть благодарны не только за его жизнь, за его труды по созиданию Церкви, которые он в нашем городе положил, за его мученическую кончину, но и за сохранение Лавры. Хотелось бы, чтобы почитание его было гораздо больше и шире.

Л.И.Соколова: Я думаю, что в наших силах не только рассказывать об отце Петре, но и выйти с инициативой, чтобы хотя бы около Тихвинского кладбища была памятная доска, напоминающая людям, которые приходят в музей, что здесь погребен священномученик, чтобы как-то привлекать внимание. Даже наши православные, молящиеся люди, которые каждый день ходят в Лавру, не знают, что там рядом лежит отец Петр Скипетров.

М.Лобанова: Свято-Троицкий собор Александро-Невской Лавры – один из немногих храмов нашего города, где появляются большие, значительные иконы новомучеников. Там есть икона священномученика Петра?

Л.И.Соколова: Икона написана и опубликована. В Лавре есть иконы тех, кто был связан с Лаврой, например, Прокопий Титов, Владимир Богоявленский, те, кто непосредственно служил или был рукоположен.

М.Лобанова: Ваш рассказ, мне кажется, призывает всех православных людей, проходя мимо Тихвинского кладбища, некрополя, как оно называется в наши дни, помолиться священномученику Петру. Может быть, и в нашей жизни это что-то изменит, и изменит то отношение к нашим новомученикам, которым мы страдаем. Почитание новомучеников у нас невелико.

Л.И.Соколова: Но без почитания новомучеников нам не возродить ни свою душу, ни Россию. Без прошлого нет настоящего. Известны слова Тютчева: «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего». Это всем известно, но пока этого нет. Хотя отрадно, что в феврале установлен праздник новомучеников и исповедников Российских, и мы всегда в этот день вспоминаем всех новомучеников.

М.Лобанова: Спасибо, Лидия Ивановна, за беседу. Напоминаю вам, дорогие друзья, что сегодня в студии радио «Град Петров» о священномученике Петре Скипетрове рассказывала Лидия Ивановна Соколова, секретарь комиссии по канонизации Санкт-Петербургской епархии. Передачу вела Марина Лобанова. Всего вам доброго, до свидания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо за память о моем прадеде,новомученике Петре Скипетрове. Очень хотелось бы, чтобы его также вспоминали и почитали и на его родной Владимирской земле. Еще раз , спасибо. Правнучатый племянник — А.И. Антонов

Наверх

Рейтинг@Mail.ru