fbpx
6+

Беседа с прот.Борисом Бобринским, председателем радиостанции «Голос Православия» о начале православного радиовещания, его истоках и основателях.

О.Суровегина: Здравствуйте, дорогие друзья, в эфире радиостанция «Град Петров». В студии Ольга Суровегина. Сегодня в нашей студии дорогой и долгожданный гость, протопресвитер Борис Бобринский. До недавнего времени о.Борис являлся деканом Свято-Сергиевского богословского института в Париже, знаменитого и всем известного учебного заведения. Отец Борис также является председателем хорошо известной нашим слушателям радиостанции «Голос Православия». Здравствуйте, отец Борис! Прот.Б.Бобринский: Здравствуйте, дорогая Оля! О.Суровегина: Мне бы хотелось, чтобы Вы несколько слов сказали о том, как возникла сама идея создания этой радиостанции и как она развивалась в первые годы своей деятельности. Прот.Б.Бобринский: Сама идея «Голоса Православия» родилась в конце 70-х годов по почину и вдохновению замечательных людей – это чета Елены Петровны и Евгения Евгеньевича Поздеевых. Они были русские из второй эмиграции, жившие в Германии. Они очень болели именно духовной судьбой русского народа и русской Церкви. Мы с ними очень подружились в эти годы, и у нас появилась общая идея создать в радиоэфире такую апостольскую миссию свидетельства и обучения основам Церкви, основам христианства, основам Православной Церкви для русского народа, который был в эти годы, так сказать, осиротевшим: не было возможности обучаться никаким церковным основам, не было издания книг. Это были тяжелые годы – 70-е годы, когда и Библию не разрешалось провозить, и духовных книг нельзя было найти, и дети росли без всяких познаний о духовности, о Церкви, о вере. Благодаря некоторым нашим швейцарским друзьям, особенно отцу Евгению Фоссу (мы называем его отцом, хотя он был швейцарский пастор), мы достали средства для создания студии. Это была чрезвычайно скромная студия, наша аппаратура была примитивна, сравнить нельзя с тем, что я теперь тут нахожу на радио «Град Петров», это просто небо и земля. Но все-таки у нас была, так сказать, предыстория, и предыстория славная, потому что теми силами, теми возможностями, которыми мы обладали, мы стали создавать программы, вещать в эфире и получили очень скоро поддержку, во-первых, богословского института Святого Сергия в Париже, а именно отца Алексия Князева, нашего тогдашнего ректора и очень вдохновенного проповедника; имели также поддержку от протоиерея Александра Шмемана из Свято-Владимирской Семинарии в Нью-Йорке, и, конечно, нельзя не упомянуть покойного теперь митрополита Сурожского Антония (Блюма), который также разрешал нам транслировать по радио его беседы. Таким образом мы смогли довольно скоро создать некоторый «капитал», резерв записей, в частности, проповедей, бесед, и, с другой стороны, стали создавать целый ряд записей некоторых основных книг о Православии – так, книгу протопресвитера Александра Шмемана «Исторический путь Православия», книгу епископа Кассиана (Безобразова) «Христос и первое христианское поколение» и многое-многое другое. Потом мы решили также обращать внимание на историю русского Православия за последнее семидесятилетие – свидетели веры, подвижники веры, исповедники, мученики времен гонений на Церковь в России 20-го века. Сделали цикл передач о Соборе в Москве 1917-18 года. Особое внимание мы обращали на историю святых. Потом стали постепенно развивать детские катехизаторские программы Закона Божьего для детей – и это тоже имело немалое значение. Потом были передачи с объяснениями богослужения, праздников и так далее. Так что постепенно у нас создался большой запас программ для вещания. Мы вещали на коротких волнах сначала из Африки, потом из Португалии – тогда других путей вещания не было. Мы получали немало писем, и нас очень поощряли, нас поддерживали и просили продолжать нашу деятельность. Для нас это было большим утешением, что голос Церкви, голос Православия как-то звучит, проходит через все стенки, все закрытые, замурованные границы, и таким образом можно было передавать людям истинные основы Православной веры – помимо всякой политики, всякой полемики с политикой Советского Союза, с политикой церковной, всякой полемики с конфессиями неправославными. Главная наша цель была – открытое, положительное, любовное, благодатное свидетельство о Православной Церкви, о православной жизни. Это был наш путь. Я хочу упомянуть, конечно, помощь целого ряда наших друзей; упомяну первого нашего секретаря Степана Татищева, который очень всем этим вдохновился, а после его кончины все это передалось нашему ныне здравствующему, уже пожилому секретарю Валентину Анатольевичу Корельскому. Этот человек близкий наш друг, человек, чрезвычайно, всей своей жизнью преданный нашему делу. Постепенно нам удалось также заинтересовать судьбой существования «Голоса Православия», который не обладал никакими собственными фондами, ряд людей – православных и инославных, католиков, протестантов из разных стран – и мы стали создавать такие местные национальные общества «Друзей «Голоса Православия» во Франции, в Бельгии, в Великобритании, в Швеции, в Америке, в Швейцарии. Таким образом, нам постепенно удавалось построить целый бюджет, благодаря которому продолжалась наша работа в студии, продолжалось и вещание в течение более двух десятилетий. О.Суровегина: Спасибо, отец Борис. Вот когда Вы говорите: «мы создавали, мы задумали», Вы имеете в виду какой-то редакционный совет? Прот.Б.Бобринский: Конечно, был редакционный совет, в котором участвовали многие – Михаил Сологуб, Лопухины – я сейчас не очень помню все фамилии, но был целый ряд людей-помощников, которые постоянно участвовали в этой работе. Сами Поздеевы, конечно, этим жили. Это была очень живая группа, которая собиралась регулярно, еженедельно. Мы создавали планы, проекты, целые программы… О.Суровегина: Но, насколько я понимаю, главными организаторами, инициаторами и теми, кто задавал общее направление, были все-таки Поздеевы. Прот.Б.Бобринский: Главным образом Поздеевы. Но я должен назвать вместе с ними и отца Евгения Фосса. Он еще здравствует, но уже отошел от дел по состоянию здоровья. Он был в то время генеральным секретарем швейцарского гуманитарного общества «Вера во втором мире». И благодаря помощи отца Евгения нам удалось начать это дело, создать первоначальный фонд, и потом уже дело продолжалось из года в год также и благодаря их помощи. Сам отец Евгений жил в России, у него мать была русская, и он очень близок, по существу близок был Православию. Он не был таким «заядлым» протестантом, наоборот, он был открыт и всей душой болел за духовную судьбу русского народа и судьбу Русской Церкви, и поэтому для него естественно было обращаться к верующим своей Церкви и говорить, что сейчас Русская Церковь постепенно-постепенно встает, так сказать, из собственного пепла, и нужно ей помочь. И эта помощь со стороны инославных была совершенно бескорыстная, незаинтересованная. Можно в параллель этому дать и историю богословского института Святого Сергия в Париже, который с самого своего основания, с 1925-х годов, жил, можно сказать, почти целиком на помощь инославных. Иногда нас в этом упрекали, хотя никаких компромиссов с нашей стороны не было ни в богословском институте, ни в «Голосе Православия». Мы чувствовали себя – и надо это сказать в благоданость нашим инославным помощникам – чувствовали себя совершенно свободными и способными говорить о Православии, но не в полемическом, а в любовном, открытом духе. Свидетельство о Православии перед инославными – это длинная история, начиная с 19-го века и продолжая 20-м веком, в особенности это проявилось тогда, когда был создан богословский институт. Надо было собирать средства, и я сам – это, правда, уже вне темы «Голоса Православия» – ездил с церковным хором Сергиевского подворья по протестантским странам, пели в протестантских церквях, говорили о православном богослужении, говорили о православных святых, о Божией Матери, что часто протестантам было совершенно чуждо. Но благодаря церковному пению, красоте Православия, православного духа, православного богослужения и пения, я думаю, для ищущих правды, ищущих истины, ищущих красоты, ищущих смысла жизни все это имело немалое значение. И то же можно сказать о вещании «Голоса Православия». Мы, по крайней мере, знаем об этом из некоторых писем, которые мы тогда получали. О.Суровегина: Отец Борис, я читала письмо пастора Евгения Фосса о начале «Голоса Православия» и прочла там следующее: он пишет, что для того, чтобы придать особый авторитет новой радиостанции «Голос Православия», его создатели обратились за благословением к Церквям трех юрисдикций. Какие это были юрисдикции, я хотела у Вас уточнить? Прот.Б.Бобринский: Мы сами принадлежали к Константинопольской юрисдикции – это значит, части Русской Церкви, которая, к сожалению, в 30-х годах по политическим всем известным и всем понятным причинам, откололась от Московской Патриархии, и до сегодняшнего дня считается Русской Православной Церковью, но под омофором Вселенского Патриарха. Затем в Америке мы тоже имели очень большую поддержку, и духовную, и материальную, от Американской Русской Православной Церкви, получившей в 70-х годах статус автокефалии. Затем мы имели личные отношения с владыкой Сурожским Антонием в Великобритании, мы имели личные отношения, например, с отцом Виктором Потаповым в Вашингтоне и так далее. Конечно, официальной поддержки мы не имели со стороны Московской Патриархии как таковой, но, с одной стороны, через митрополита Сурожского Антония, а с другой стороны, через митрополита Филарета, которого я встретил в Женеве на одном всеправославном собрании, мы получили благословение на нашу работу. Увидев меня, он сказал: «А, вот «Голос Православия» идет!» И он меня на эту деятельность благословил. И я всегда радуюсь тому, что когда мы находимся в Петербурге, первая наша забота и задача – выявить наше почитание и благодарность той поддержке и тому вниманию, который нам дарует Его Высокопреосвященство, митрополит Владимир. Это, действительно, конкретный пример реальной поддержки, которую он дарует через «Голос Православия» и «Граду Петрову». О.Суровегина: Спасибо, отец Борис. Многие замечательные люди стояли у истоков православного вещания, и мне бы хотелось обратить внимание хотя бы на некоторых из них. Известно, что в любом деле большую роль играет казначей, и казначеем «Голоса Православия» с первых дней был Степан Николаевич Татищев. Может быть, Вы что-то скажете об этом человеке с такой звучной фамилией? Прот.Б.Бобринский: Степан Николаевич сначала долго был в России, при французском посольстве в Москве. Затем он оказался персоной нон грата в России в трудные советские времена. Ему пришлось покинуть Россию. В те годы мы с ним лично очень подружились, и без всякого труда нам удалось увлечь его делом «Голоса Православия». Должен сказать, что в эти первые годы он играл очень немалую роль – поддержкой, вдохновением, участием, заботой, поиском редств и так далее. Я думаю, что он с конца 80-х годов ушел, и его заменил Валентин Анатольевич Корельский. О.Суровегина: Отец Борис, я хотела бы еще раз вернуться к истокам и вспомнить о чете Поздеевых. В прошлом году я была в Мурмелоне. Там была круглая дата знаменитого сражения Первой мировой войны. Мне было интересно посмотреть ту церковь и тот скит, где жил и молился отец Иов, который, как мне стало известно, был духовником Елены Петровны и Евгения Евгеньевича. Вы знакомы были с отцом Иовом? Прот.Б.Бобринский: С отцом Иовом я был лично очень хорошо знаком. Еще будучи молодым студентом, когда меня привлекало монашество, я проводил некоторое время в скиту Всех русских Святых в Мурмелоне, это около Реймса. Там есть очень известное военное кладбище с отделением русских воинов, погибших за Родину, за Францию, за Россию в годы Первой мировой войны. Этот скит замечательный, он до сих пор существует. Он образовался, вероятно, в 35-м, или, по крайней мере, в 30-х годах. Тогда там было несколько монахов, самым молодым из них был отец Иов, другие имена я сейчас не припомню. Они приобрели там землю, устроили там пасеку, построили там деревянную церковь, которая до сих пор там действует. Отец Иов жил там очень строгой монашеской жизнью. Мы с ним вместе совершали все богослужения, ночные, дневные. Я был тогда студентом, для меня это было большое переживание и большая радость. Я сам тогда кончал богословский институт в Париже, еще не знал, каким будет мое собственное будущее. Отец Иов мне тогда был и навсегда остался очень близок. Отца Иова нужно упомянуть и в связи с русским монастырем Покрова Божией Матери в Бюсси, в Бургундии. Он был очень близок с монахинями Покровской обители, его память там очень значима. О.Суровегина: А та церковь, которая на кладбище в Мурмелоне, она была раньше построена? Еще до отца Иова? Прот.Б.Бобринский: Я думаю, что в те же годы. В те годы воинские союзы после Первой мировой войны считали важным как-то особенно освятить это место, где лежат воины Первой мировой войны, и тогда естественным было всеобщее желание построить там храм. О.Суровегина: Отец Борис, а сам отец Иов, он из России? Прот.Б.Бобринский: Да, он русский, его фамилия Никитин. Он принял монашество уже в эмиграции, во Франции. О.Суровегина: Мне интересно о нем узнать, потому что, как мне кажется, такое сложное и серьезное дело, как организация церковной радиостанции, то, что взяли на себя Поздеевы, могли взять на себя только люди, очень по-настоящему церковно воспитанные. Потому так интересно и важно узнать об их духовнике. Прот.Б.Бобринский: Я даже не знал, что отец Иов был их духовником. Но это меня не удивляет. Во всяком случае, у самих Поздеевых была очень правильная духовная интуиция, которая говорила им о том, что то, что мы будем совершать, программы, которые мы будем вещать, должны быть совершенно свободны от всякого политического, полемического, конфессионального, агрессивного духа, и это стало для нас совершенно естественным и нужным; этим мы смогли привлечь многих сотрудников, и, я бы сказал, несомненно, что в настоящее время «Град Петров» унаследовал этому духу Поздеевых и отца Иова, которые являются как бы «праотцами» «Града Петрова». О.Суровегина: Мы стараемся, и именно поэтому мне так важно проследить всю славную «родословную» нашего радио. Когда я была в Мурмелоне, гуляла, смотрела на эти церкви, смотрела на эту природу – мне вообще показалось, что это кусочек России. Можно сказать, что здесь один из истоков «Голоса Православия» и его духа – так же, как его исток и в Сергиевском институте, так же, как его исток и в монастыре в Бюсси. Я бываю в этих местах и чувствую, что они дышат одним… Прот.Б.Бобринский: …одним духом, да-да. О.Суровегина: Для нас это очень важно и, конечно, очень хочется нам это сохранить, каким-то образом передать… Прот.Б.Бобринский: Надо надеяться, что сам «Голос Православия» во Франции, где он сейчас находится, где место его деятельности, сможет продолжать свое дело, хотя у нас сейчас стало меньше сотрудников, многих уже нет с нами, многие постарели. Та же судьба и у Сергиевского богословского института, который в свое время существовал только лишь на основании опыта, знания и жертвенности русских духовных лиц, преподавателей, профессоров, богословов, священников. В настоящее время происходит несколько иное развитие – в направлении поместной Церкви, местного Православия с включением в него большего количества православных иных национальностей. Это уже не русский дух, но это все-таки Православие, это Церковь. И «Голос Православия» не теряет своего первоначального направления. О.Суровегина: В 2009 году «Голос Православия» будет отмечать свое тридцатилетие. Если посмотреть на историю «Голоса Православия» в целом, чтобы Вы назвали самым главным его достижением, что самое главное было сделано за эти годы? Прот.Б.Бобринский: Я думаю, что это выявление сути Церкви, Церкви как благодатного вместилища, благодатного пространства, благодатной среды, в которой люди пробуждаются от какой-то летаргии, пробуждаются от сна, пробуждаются от безразличия, от материального благополучия. Вдруг они находят, что есть какая-то другая реальность, другая истина, другая нужда и потребность, и что мы можем совсем другим воздухом, другим духом дышать, что есть совсем другая у нас потребность, которая затрагивает нас в самых глубинах нашего существа, нашей жизни. И что есть какая-то внутренняя красота… Я сейчас особенно много думаю о красоте Православия, о той красоте, которую нужно открыть и передать другим. Мы сейчас не знаем, какая судьба будет у «Голоса Православия» через два года после тридцатилетнего нашего торжества, юбилея, но я всегда радуюсь тому, что унаследовал наши духовные ценности и духовные дары, если можно так сказать, наш «Град Петров». Так что мы надеемся, что и «Град Петров», а, может быть, и другие радиостанции, которые вещают в России о Православии, смогут также дышать тем же духом. О.Суровегина: Еще вот о чем хотелось бы сказать. Я сейчас пытаюсь составить такой сборник о «Голосе Православия», куда войдут и письма слушателей, и свидетельства и воспоминания тех, кто этот проект осуществлял. И вот когда Вы говорите о том, что главным достижением явилось то, что «Голос Православия» как-то открыл новый мир очень для многих, я хочу подчеркнуть здесь, что это не только для слушателей. Когда я читала присланные мне воспоминания людей, которые участвовали в «Голосе Православия», я поняла, что для них, в их жизни собственной «Голос Православия» сыграл такую же роль. Вот Александра Сергеевна Думенк написала: «Что дал мне «Голос Православия»? – Осмысление жизни». Прот.Б.Бобринский: И не она одна могла бы так сказать. И ведущая Варя Ягелло, и многие-многие, думаю, что, пожалуй, большинство сотрудников… О.Суровегина: И я тоже могу сказать, для меня «Голос Православия» просто какой-то поворот в жизни, такая важная точка, от которой началась жизнь другая… Дорогой отец Борис, очень о многом хотелось бы Вас расспросить, но я знаю, что с Вами будут записывать программы другие наши сотрудники. Хотелось бы, чтобы Вы на прощание что-то сказали нашим слушателям. Прот.Б.Бобринский: Я бы сказал, что «Голос Православия», православное вещание – это есть голос Божий, который через современную технику как-то раздается и проходит через все затворы, запоры, стены и доходит до сердец людей. А если доходит этот голос живой Духа Божия до сердец людей – то Дух животворит, плоть же не пользует нимало, как говорит Священное Писание, а Дух – животворит. И тогда, если Он животворит, Он воскрешает, восставляет, восстанавливает нас в нашем реальном состоянии, бытии, призвании детей Божиих. Это надо как-то самим почувствовать и сказать, что вот я, Господи, понял все то, что передается через эти волны, понял, Господи, что Ты здесь, что Ты близок, что Ты нас любишь и что Ты нас зовешь идти по пути Твоему, следом за Тобой, зовешь служить Тебе каждый в своем месте, каждый – как Господь ему дает. И пусть всем нам будет дано служить Господу любовью и верой. О.Суровегина: Спасибо, отец Борис, большое Вам спасибо! Дорогие друзья, я напоминаю, что сегодня в гостях был протопресвитер Борис Бобринский, председатель радиостанции «Голос Православия». Беседу вела Ольга Суровегина. Всего вам доброго!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru