6+

Алексей Бабий Красноярский Мемориал

Гость программы «Встреча» председатель Красноярского общества «Мемориал»
Алексей Андреевич Бабий

21 и 28 июля 2012 г., 21:00

Красноярский край расположен как раз посередине Российской Федерации. На территории Красноярского края могли бы разместиться три Франции, даже больше: 3 с половиной Франции. А разместилась половина всех концентрационных лагерей в Советском Союзе.

В середине XX века население Красноярского края составляло 2 миллиона человек, из них половина – репрессированные. Уникальность края не только в том, что в его пределах располагались несколько крупных и множество мелких лагерей ГУЛАГа, что тюрем и лагерей было больше, чем населенных пунктов такой же численности населения. А еще и в том, что когда в других районах население вследствие репрессий убывало, тут оно за счет этих же репрессий увеличивалось. Собственно в Красноярском крае было репрессировано около 55 тысяч человек, а прибыло сюда в качестве спецпоселенцев и политических заключенных более 945 тысяч.

В программе «Встреча» председатель Красноярского общества «Мемориал» Алексей Андреевич Бабий рассказывает, почему сложно сохранить память о репрессиях в условиях края, где каждый второй – репрессированный, почему руководство почти всегда прохладно относится к инициативам по сохранению памяти о страданиях людей в XX веке, и что лучшие помощники в деятельности Красноярского «Мемориала» – дети.

«Этот год правительство нашей страны объявило годом истории. Возьмем две даты этого года: 200 лет войне 1812 года и 75 лет Большому террору. Давайте поспорим, что первый юбилей будет отпразднован с большой помпой, а о втором даже не вспомнят», – говорит гость программы.

Алексей Андреевич Бабий рассказывает: «Меня пригласили на школьные мероприятия по случаю 9 мая, школьники написали сочинения о живом еще ветеране, сочинения получились пафосные, школьники их зачитывают и одно похоже на другое, но слушать это невозможно. Здесь же сидит приглашенный этот самый ветеран, который с 65-го года приходит в школу рассказывать про войну. Я не выдержал и спрашиваю ребят: «А вот вы спросили его, где он шинель свою сушил, когда в окопе сидел? Там ведь сыро, дожди, грунтовые воды… А они всё ползком… Костер разводить нельзя – снаряд прилетит. Так как он шинель свою сушил? Или вот как они в окопе эти самые грунтовые воды вычерпывали? Или они все время по воде ходили?» И тогда этот ветеран, который в эту школу приходил на 9 мая еще тогда, когда завуч в октябрятах была, встал и начал рассказывать. И рассказывать то, чего от него никто никогда здесь не слышал. А почему не слышал? Потому что его об этом не спрашивали. Или дали женщине срок, попадает она в лагерь, как она голову мыла, как волосы расчесывала (расчески отбирали)? Понять, что тогда происходило, дети могут только через вот такие повседневные вещи. А потом они уже этого не забудут».

Сайт Красноярского общества «Мемориал» http://www.memorial.krsk.ru/

 

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru