6+

Сельские престольные праздники. Традиции и современность. Беседа с историком Алексеем Новожиловым

008810062

Ведущий: Здравствуйте дорогие братья и сестры! Сегодня мы хотим предложить вашему вниманию беседу с Алексеем Геннадиевичем Новожиловым – старшим преподавателем исторического факультета Университета. Темой нашей беседы будут престольные праздники в сельских районах. Каждая церковь, как мы с вами знаем, имеет свой престольный праздник, то есть каждый престол освящен во имя святого или двунадесятого праздника, и это очень торжественный радостный день для прихожан этой церкви. Все мы, так или иначе, участвуем в престольных праздниках в тех храмах, которые посещаем. Но сельские престольные праздники имеют свои особенности. Об этих особенностях мы с вами поговорим. Это часть нашей жизни, прошлой может быть в большей степени, часть нашей истории. Алексей Геннадиевич Новожилов подробно занимался исследованием, накоплением материала по этому вопросу. Алексей Геннадиевич, расскажите нам, пожалуйста, об особенностях престольных сельских праздников

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Помимо престольных храмовых праздников на селе справляются и другие престольные праздники. Первыми в этом ряду стоят предельные праздники – по пределам приходской церкви, и естественно, что эти праздники всегда отмечались крестьянами наравне с собственно храмовыми праздниками. Есть и другие формы престольных праздников. В частности часовенные праздники – по часовням, которые стоят в отдельных деревнях. Часовенные праздники отличаются по посвящению от храмовых и предельных праздников. Кроме того, необходимо сказать, что есть праздники, которые справляются не только по существующим храмам, пределам и часовням, но и праздники, которые справляются отдельными деревнями. В плане выбора здесь всегда превалирует либо воля пастыря конкретного прихода, либо – это епархиальный праздник. Вот, например, в Тихвинском уезде очень часто отдельным деревням предписывался праздник Тихвинской иконы Божией Матери, в отличие от храмового престола. Кроме того, в больших деревнях нередко престольными праздниками являлись даже уличные праздники. Если в одной деревне было несколько улиц, или улица и проулки, то каждая улица, каждый проулок, имел свой престольный праздник, который также предписывался либо на епархиальном, либо на приходском уровне

 

Ведущий: А интересно название улицы или проулка совпадало с престольным праздником, или оно было независимо от этого?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Вы знаете, это, в общем, ситуативная вещь, потому что, если часовня стояла в проулке, то, как правило, по часовне назывался проулок. Но если никаких культовых построек там не было то, как правило, называлось по имени, по фамилии основателя этой улицы, того, кто первый построился на этой улице.

 

Ведущий: Расскажите нам тогда подробнее о структуре самого праздника. Как они проходили, какие там были особенности, какие фрагменты можно выделить?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Можно сказать, что престольный праздник растягивался на несколько дней. Здесь можно сказать о том, как происходила подготовка к празднику. С одной стороны готовились к празднику сами священники, сам причт приходской церкви. Нередко священник обходил дома, особенно посещал те дома, где были иконы, посвященные данному празднику. Если, предположим, это был Никола вешний или зимний, то в те дома заходил, где были иконы святителя Николая.

 

Ведущий: Но эти иконы, наверное, были в каждом доме. Видимо это какие-то особые связанные с древностью? Практически же ведь в каждом доме была икона святителя Николая.

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Конечно, икона была в каждом доме. Речь идет о том, чтобы она была в центре красного угла. Большие, на доске написанные иконы святителя Николая. Конечно, икона святителя Николая была почти в каждом доме, но нередко это было просто лубочные производство. А речь идет о тех иконах, где была расписанная доска, нередко иконописцами из монастырей, или странствующими художниками.

 

Ведущий: Это посещение совершалось накануне праздника?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Да, за день, за два. Проводился молебен в этом доме. На этот молебен собирались, как минимум, соседи того человека, у которого проводился молебен. Проводилась подготовка и самими прихожанами. Улица, которая справляла, как правило, выметалась, вычищалась, готовилась к празднику. Хозяйки мыли дома, натирали полы, убирали участки. Убирали все сельскохозяйственные орудия из общественной части двора в хозяйственную часть. Приводили в праздничный порядок. Украшали сами иконы расшитыми полотенцами.

 

Ведущий: А как в день самого праздника, с чего начиналось? Наверное со Всенощной накануне?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Как правило, на Всенощную ходили только мужчины, потому что хозяйки продолжали готовиться к празднику. Более того, вообще деревенская православная крестьянская культура очень мужская. В том смысле, что женщина нередко была настолько завязана на хозяйственный цикл, на корову, что она приходила только на саму обедню, которая служилась в день праздника, а вот на Всенощную, как правило, ходили мужчины, которые были не то чтобы менее заняты, но они приходили потому что их труд требовал, может быть, большего напряжения сил, но не требовал постоянного присутствия. Пахота, косьба – не требует постоянного присутствия. Происходила обедня, и после обедни начинался в разных случаях либо Крестный ход, либо обход причта. Когда речь шла о двунадесятых праздниках, о приходских храмовых праздниках, то, как правило, происходил, конечно, Крестный ход. Если же речь шла о празднике какой-то конкретной деревни, то уже крестного хода не проводилось, а причт в сопровождении богоносцев с хоругвями шел в ту деревню, где проводил молебен либо в одном доме, либо несколько молебнов в нескольких домах.

 

Ведущий: А Крестный ход совершался вокруг храма или это были какие-то особые места освященные, связанные с этим храмовым праздником?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Тоже по-разному. Здесь тоже можно говорить о региональных особенностях. В отдельных местах проводился троекратный крестный ход вокруг храма. Богоносцы несли иконы, хоругви. В частности, в деревне Малы Печерского района Псковской области нами зафиксирован такой факт, что икону несли на специальной подставке 4 человека и под иконой должны были пройти все прихожане в течение этого троекратного обхода храма. Там же, кстати, и источник возле храма находился, и проводилось водосвятье прямо непосредственно около храма. Но нередко источник находился достаточно далеко от храма, и тогда для водосвятья священник и весь Крестный ход отправлялся на значительное расстояние. Зафиксированы и другие варианты Крестного хода, например, обход всего прихода. Выходили, просите за такое выражение, на периметр прихода и обходили по границе весь приход. Это могло быть несколько деревень. Нередко в приход входило до 15-20 деревень.

 

Ведущий: Это в течение дня совершалось?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Иногда Крестный ход растягивался на несколько дней. Он заканчивался, останавливались в деревне, как правило – в часовенной деревне. Хоругви и иконы ставились на хранение в часовню. Люди расходились. Естественно, всех участников Крестного хода местная деревня принимала. А после этого продолжался Крестный ход. Еще один вариант был, когда ходили по деревням, и в каждой деревне проводился обязательно один – два молебна в доме или в часовне, если была часовня. Особенно характерно это для Пасхального и Троицкого Крестного хода

 

Ведущий: Такие продолжительные праздники не влияли отрицательно на сельскохозяйственный цикл? Не было ли какого-то недовольства крестьян? Насколько охотно участвовали в этом?

 

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Конечно, летняя пора – это страда, но я должен сказать, что каждая деревня готовилась к своему престольному празднику, каждый крестьянин всегда подгадывал под престольный праздник своей деревни свой сельскохозяйственный цикл. Специально освобождали эти дни. Есть сведения, что в 19 веке иногда неделю справляли престольный праздник, пока весь приход обойдут, пока всюду пройдут празднования. Другое дело, что прихожане из других деревень, которые приходили на праздник, как правило, вырывались на один день, максимум – на два дня. Поэтому, естественно, для них это был сбой в сельскохозяйственном цикле, но здесь право выбора всегда оставалось за крестьянином: идти на праздник, или не идти на праздник. О богатых крестьянах, которых в советское время называли кулаками, говорили, что вот, он в другие деревни не ходит на престольные праздники, он все время работает. Но свой престольный праздник – это тоже замечательная вещь – как правило, богатые крестьяне, самые богатые, которые считались кулаками, зажиточными людьми, устраивали всеобщее угощение, но на свой престольный праздник. То есть, это все ситуативно. Нет – не мешали. Кроме того, есть летний цикл праздников, есть осенний цикл праздников. Все праздники после Покрова и до Рождества вообще никак не влияют на сельскохозяйственный цикл. Молотьба, помол муки не требуют сиюминутной работы. Можно сходить на праздник. Тут уже нет разницы 15 ноября делать помол или 25-го.

 

Ведущий: Ну а что следовало после Крестного хода? Заканчивался Крестный ход, пусть трехдневный, и дальше как развивались празднования?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: После этого устраивалось гуляние, причем нередко гуляние, если это трехдневный крестный ход, нередко гуляние устраивалось каждый день. Крестный ход доходил до определенной деревни, устраивалось гулянье, и утром Крестный ход вставал и шел дальше. Гулянье привязывалось к конкретной деревне. Гулять ходили в те деревни, которые считались праздничными в этот день. Причем если этих деревень было несколько, то делили по дням, иногда даже по пол дня делили.

 

Ведущий: Такого совпадения – гуляния в нескольких деревнях не было? Сначала все по чину делалось?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: В рамках одного прихода никогда не было. Могла складываться ситуация, что в соседних приходах справляли Илью. Нередко крестьянам из данного прихода ближе было сходить на гулянье в соседний приход, нежели в рамках собственного прихода. Здесь уж право выбора конкретного крестьянина. И на это право выбора влияла нередко система родственных связей. Естественно, нужно остановиться во время гуляния, где-то лечь спать, у кого-то поесть. Как правило, это ориентация на родственников. Если в соседнем приходе были родственники, то ехали к ним. Но, чаще всего, на большие кусты деревень распространялся только один праздник. Особенно это касается двунадесятых праздников, Николы и Егория. Эти праздники достаточно четко распределялись, видимо, с благословения епархиальных властей, и таким образом, чтобы каждый приход имел эти праздники достаточно компактно. Илья, разве что, – исключение. Илья и Флор и Лавр – очень любимые крестьянами.

 

Ведущий: Ну а можно теперь поподробнее рассказать о самом гулянии, о престольном гулянии. Что это такое, какие у вас есть сведения по этому поводу?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Дело в том, что сами гуляния устраивались в разных вариантах. Если гуляние шло в большом волостном центре (нередко это даже не деревня, а большое село), то в этом селе часто устраивалась ярмарка. Если первый день был посвящен строгому культовому освещению праздника, то на второй день открывалась ярмарка, и параллельно шла торговля различными сельскохозяйственными продуктами, утварью, тем, что производили сами крестьяне. Это случай связанный с крупными селами. Как правило, устраивали просто либо складчину. Если это был летний праздник, накрывали столы и в складчину устраивали стол крестьяне данной престольной деревни. В последнее время перед революцией и после революции чаще все-таки устраивали домашние празднования, когда несколько семей, или даже одна семья накрывала стол, но к этой семье в гости приезжали родственники из других деревень, нередко приглашали батюшку, дьякона и весь причт и, таким образом, организовывался собственно стол. При этом соблюдалась некая достаточно жесткая схема застолья. Начиналось все, особенно если приходил причт, с освящения стола, а затем пели тропари. Псалмы пелись обязательно. Собственно начало стола было связано с исполнением духовных песен. Этих духовных песен, к сожалению, на Руси очень забытых, в свое время Илпидифор Барсов собрал два тома. В 19 веке был такой собиратель, сам – из священного сословия. Это народные духовные песни, не церковные. Были и другие собиратели, достаточно много этих песен было собрано. Эти песни исполнялись. Нередко они исполнялись даже по писаному тексту. И сегодня мы, кстати, собираем эти тексты. Недавно, месяца два назад, был доклад по поводу собранных песен. До сих пор собираются эти песни. Как правило, сейчас они собираются в очень отдаленных районах Заволжья. После этого переходили к более разгульным, менее церковным песням, и в этот момент, как правило, молодежь уходила, покидала стол, выходила на улицу, где она гуляла, плясала. А собственно взрослое поколение оставалось за столом, продолжали пить и есть.

 

Ведущий: И здесь, можно сказать, забывалось церковное содержание и человек естественно, как принято на Руси – отдыхал.

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Да.

 

Ведущий: А что вы можете сказать о самой трапезе, из чего она состояла? Алкоголь в какой степени присутствовал за столом, как его принимали, в каких количествах, как это влияло на веселье?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Здесь можно сказать, что практически обязательным компонентом престольного праздника был алкоголь. Другое дело – какой это был алкоголь, потому что крестьянин и в дореформенное время, и в пореформенное, и в советское время, как правило, большим количеством денежных знаков не обладал, и покупной алкоголь всегда был чем-то особенным в русской деревне. Причем до сих пор это сохраняется. Покупной алкоголь – бутылка водки, бутылка вина – это в русской деревне экстраординарное событие. На северо-западе наиболее распространенным алкоголем является вареное пиво. Пиво, которое приготавливалось по особому рецепту из проросших зерен ржи, очень хмельное, очень тяжелое, очень плотное и, естественно, особой нужды в дополнительных алкогольных напитках не существовало. Иногда ставилась брага. Дрожжи сохранялись путем перебрасывания дрожжевого остатка из одной бочки в другую. Чаще всего это была опять же хлебная брага. Гнался и самогон. Но самым основным напитком, как правило, было пиво. Причем пиво – это такой эгалитарный напиток, потому что его пили и взрослые мужчины, и взрослые женщины. Пиво позволяли пить и подросткам, но, конечно, объемы разнились. Это напиток, который чаще всего использовался и крестьяне говорят, чаще всего пожилые крестьяне, пенсионеры, что вот раньше они пили пиво, и никто никогда не напивался. А сейчас они хлещут самогонку.

 

Ведущий: Может быть, тогда прием этих напитков алкогольных был сдержанный.

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Сдержанный. Как правило, никаких особых эксцессов именно алкогольных не было. Наоборот алкогольные эксцессы начались со времени, когда появилось продажные напитки.

 

Ведущий: И прекратились престольные праздники. А как молодежь проводила время? Вот они покинули общий стол…

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Молодежь гуляла в полном смысле слова, гуляла по деревне. Она ходила из одного конца деревни в другой по улице, которая считалась в данном случае праздничной. Играли на гармониках. Девушки с юношами ходили под ручку.

 

Ведущий: Это дозволялось в престольные праздники, а обычно не очень?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Некогда было просто. И на окраине деревни, как правило танцевали, плясали русского. Совсем маленьких не допускали, то есть тех, кто еще не достиг 14-15 лет. И наоборот те, кто женились тоже, как правило, уже не гуляли, а старались как-то быть со взрослыми, остаться со взрослыми. Нередко ведь сразу после свадьбы появлялся первенец, от которого мать не могла просто отойти, и, естественно, там не до гуляний было.

 

Ведущий: А если престольный праздник совпадал со временем поста, возникали какие-то особенности в проведении этого праздника? Еда и веселье как-то зависело от времени поста?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Конечно, если говорить о еде, то конечно же. Еда очень четко зависела, потому что в постное зимнее и весеннее время, как правило, на стол накрывали только квашенную капусту, варили уху и пекли пироги с рыбой. Очень ограниченный был стол. Если это было лето или осень, естественно на рыбалку времени не хватало, тогда просто с огорода овощи раскладывали. Могли сделать тушеные овощи, свежие овощи. А если говорить об алкоголе, то алкоголь всегда присутствовал. В общем-то ограничений таких особых на прием алкоголя в пост все-таки не было. Надо признать, что праздник был всегда праздником в этом смысле. Если говорить о скоромном столе, то, конечно же, пища была обильная и разнообразная. Как правило, 4 перемены блюд делали. Сначала пироги, потом щи или супы какие-то крупяные, но мясные, и на третье “жаркое” так называлось (ударение на первом слоге) – птица жареная, баранина жареная, телятина, свинина. И еще четвертое было. Обязательно сдобу употребляли. И постоянно пили чай. Это особенное. Самовар должен был постоянно кипеть. Разливали чай и снова заливали самовар.

 

Ведущий: Алексей Григорьевич, принято считать, что в деревнях существовала альтернативная религиозная культура – разные колдуны, гадалки. Эти люди также участвовали в церковном празднике? И как их воспринимали в таких случаях, когда вся деревня гуляет? Неверующие, не церковные люди были ли в деревне, и каково их отношение к празднику, и отношение к ним во время престольного праздника?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Я начну с конца вашего вопроса, с неверующих. Я должен сказать, что отношение к неверующим, не церковным людям достаточно жестко связано с отношением вообще к чужакам. Местные, как правило, не являлись не церковными людьми по определению. Если кто-то из местных, вернувшись из армии, становился человеком не церковным, то к нему было отношение как к чужаку. К чужакам относились различные школьные учителя, директор совхоза, агротехник, зоотехник. Они жили особым миром. Понимаете, крестьяне не принимают так легко в свой коллектив, который сложился из поколения в поколение. Люди росли вместе. Поэтому отношение к ним достаточно жесткое. Вообще я бы не стал называть это злопамятностью, но крестьяне очень хорошо помнят, и до сих пор помнят, кто кого раскулачивал, кто кого в колхоз загонял, кто громил церкви – очень хорошо помнят. Буквально и сейчас могут сказать – вот эта семья. Эти люди как бы находились на периферии праздника. Праздник сам по себе. Если председатель колхоза в 1930-1950-е гг. был из местных, не присланный 25-ти тысячник, он как раз всегда сам справлял с ними. Даже будучи членом ВКПб, он при этом оставался членом этого коллектива и подходил под благословение.

 

Ведущий: Даже так? При этом он оставался членом ВКПб?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Да, оставался.

 

Ведущий: Из-за интересов государства. Ну а вот люди, скажем, другой религиозной направленности – колдуны. Всегда в деревне был какой-то известный человек.

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Вы знаете, вопрос архисложный. У нас есть какая-то такая формальная типология белый, черный колдун – это, мне кажется, очень формалистический подход. Дело в том, что хорошего, и что плохого данный колдун сделал конкретному деревенскому социуму. Если данный колдун только помогал социуму, например, в поисках потерянной скотины, бегут к колдуну. Не к батюшке. Бегут к колдуну, если скотина потерялась.

 

Ведущий: А молебен в церкви отслужить – это как?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Конечно, религиозные люди, для которых это принципиально, они – конечно. Но, как правило, надо признать, крестьянин побежит в первую очередь к колдуну. Пастух обход берет у колдуна, чтобы стадо не разбегалось.

 

Ведущий: Какое-то магическое действие совершается.

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: И если это белый колдун, то есть он делал только добро этой деревне, то он вполне равноправный член этого сообщества, вполне со всеми существует. Но если отношение к колдуну негативное, если считают, что он делает плохо для данной деревни, то, конечно, он тоже выпадает из сообщества. Здесь вот такие различия. Что же касается вопроса об атеистах и вопроса о том, как относились члены ВКПб, то у меня есть очень хороший знакомый (я обещал не говорить фамилию этого человека), крестьянин, член ВКПб, он вступил в партию во время штурма Кенигсберга. Он был трактористом, механизатором, и он был одновременно в деревне по сути дела церковным старостой.

 

Ведущий: Это тоже допускалось?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Нет, он, конечно, не афишировал это перед совхозным начальством, но просто партия – это один план жизни для него был – механизатор, член партбюро совхоза, человек, награжденный орденами за участие в Великой отечественной войне. И совсем другой – это его церковное служение. Ну, может быть, не служение, а церковная жизнь.

 

Ведущий: Его не мучила двойственность?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Нет, они не видели двойственности. Это была целостная жизнь, абсолютно целостная жизнь.

 

Ведущий: Алексей Геннадиевич. Вот наш регион северо-западный достаточно разнообразный в национальном отношении. Были ли какие-то отличия в проведении престольных праздников в эстонских православных приходах и русских православных приходах? Существуют ли какие-нибудь конфессиональные различия в проведении престольных праздников?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Дело в том, что православные эстонцы делятся очень четко по этническому признаку на две группы. Собственно эстонцы православные, это, как правило, люди высокостатусные – это горожане, дворяне, даже не эстонцы, а немцы у нас, потомки немцев, которые перешли из лютеранства в православие. Это собственно эстонцы. Но есть еще одна очень интересная группа. Речь идет о так называемых сету, или, как их называли – полуверцы. Это население православное, проживающее около Печерского монастыря. Это бывший Печерский уезд, а ныне Печерский район Псковской области. Это группа, которая говорит на особом языке. Я вам должен сказать, что даже в конце 19 – в начале 20 века была попытка сделать отдельную службу не на эстонском языке, а на языке сету. Но буржуазное эстонское правительство, крайне националистическое, уничтожило по сути дела саму возможность ведения службы на языке сету. Как вы, наверное, знаете, буржуазное эстонское правительство перешло под длань Константинопольского патриарха, и под этот переход возможность служения на языке сету была уничтожена. Сейчас в сетуских районах служат на эстонском языке. Хотя язык сету очень отличается. Эстонцы не понимают языка сету, а сету заставляют учить эстонский язык. Советское правительство здесь пошло полностью по пути эстонского буржуазного правительства. Тут никаких различий не было. Ну, конечно, что касается службы, то здесь различий не было. Другое дело эстонцы-лютеране, которые приезжали на территорию северо-запада, а после отмены крепостного права в Эстляндии, Лифляндии и Курляндии здесь и латыши, и эстонцы приезжали. Они, конечно же, очень четко отделяли себя от русских, и, как правило, здесь никакого взаимодействия и взаимного справления не было.

 

Ведущий: Ну а сам праздник у лютеран в сельских районах отличался от православного и чем?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Вы знаете, структура общая. Структура практически не отличалась, потому что у них была месса, потом собственно какие-то возможно были крестные ходы, возможно, их не было. После чего, собственно начиналось народное гуляние. Пожалуй, отличие было у нас конкретно на северо-западе. Вообще на Руси принято в Иванов день, на Рождество Иоанна Предтечи, прыгать через костры, но на северо-западе такой традиции не сохранилось. А вот эстонцы-лютеране поддерживали жжение костров на день Рождества Иоанна Предтечи, но, конечно, по их календарю, по календарю лютеранскому и католическому.

 

Ведущий: А какое объяснение этому обычаю? Оно должно быть, наверное, христианское какое-то.

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Вы меня поставили в тупик. Не могу вам сказать.

 

Ведущий: Алексей Геннадиевич, скажите, пожалуйста, как проходят современные престольные праздники, если они существуют, и каково было отношение государства, властей к престольным праздникам? Наверное, с ними боролись как-то? Какие у вас сведения по этому поводу?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Дело в том, что современные престольные праздники, к сожалению, очень редки. Как правило, престолы привязываются уже исключительно к храмам. Таких классических деревенских престольных праздников, которые существовали еще в 1930-е, в 1920-е гг. уже не существует. Надо сказать, что поначалу советское правительство относилось достаточно терпимо к престольным праздникам. Более того, руководство колхозов совершенно спокойно относилось к тому, что в данном колхозе проходит престольный праздник и как правило объявлялись двух- трехдневные выходные. У меня нет сведений относительно того, как на это реагировало областное, районное руководство, но, как правило, колхозное начальство относилось совершенно спокойно. Более того, колхозное начальство отпускало на престольные праздники в соседние деревни, но тут уже с условием, что нужно было отработать пропущенный день, либо в ночное время, либо в какие-то советские праздники, когда люди отрабатывали в выходные дни, которые были редки, но все-таки иногда случались. В этом смысле, конечно, поначалу было отношение совершенно спокойное.

 

Ведущий: После закрытия церкви престольные праздники продолжались?

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Сохранялись. Пожалуй, подточила престольные праздники даже не борьба советской власти, потому что закрытие церкви отнюдь не означало отмены престольного праздника, а подкосил отток крестьян, отток молодежи из деревни, то, что уезжали в районные центры, в областные центры, в столицу уезжали. Вот это-то как раз и подкосило, собственно, престольные праздники. Молодежи не стало, не стало гуляний. Поначалу справляли престольные праздники уже исключительно по домам, то есть уже редуцировалось все. И собственно сама Литургия исчезла, исчезли Крестные ходы, но в итоге с оттоком населения исчезло и гуляние. Сегодня в основном крестьяне-пенсионеры помнят о том, что это престольный праздник, накрывают стол, моют дом. Если есть возможность пригласить священника, то приглашают священника, проводится в одном из домов молебен, но не всегда сейчас есть возможность, особенно на востоке Ленинградской области, пригласить священника, потому что нередко священник один или два-три на район. И, конечно же, каждая деревня не в состоянии обеспечить приезд священника. Конечно же, сохраняются сегодня в крупных селах и престольные праздники, собирается молодежь. Особенно популярны престольные праздники, которые проходят летом, в июле, в сезон отпусков. Приезжает молодежь из городов: из Ленинграда, в Печерском районе – из Таллинна, из Тарту, из Пскова, из Ленинграда; в Ленинградской области – из Ленинграда, из Тихвина, из Пикалево, из Бокситогорска, то есть собирается народ.

 

Ведущий: Спасибо Алексей Геннадиевич за интересную беседу. Надеюсь, что мы вас еще услышим на нашем радио и позвольте пожелать вам успехов в изучении нашей истории.

 

Алексей Геннадиевич Новожилов: Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru